Дмитрий Юрьев

Политический обозреватель

"Деньги у нас есть, и мы будем за них держаться": Коронавыруси в России

В последние дни многие страдающие в самоизоляции авторы слов жалуются на информационный поток. Никуда, говорят, от коронавируса не деться. Как будто никаких других тем нет.

Позвольте возразить. Темы другие не просто есть. Они получили небывалую "подсветку". Они озарились таким светом правды, какой может сиять только в очень тяжёлые времена. Потому что – как стало вдруг понятно всем – коронавирус выявил другое страшное заболевание. Эпидемию, поразившую всех нас, весь наш народ, нашу общую Родину.

Коронавырусь.

Термин "вырусь", напомню, появился в национал-патриотических кругах как шутливое дополнение к ругательству "нерусь". Имеется в виду человек, русский по происхождению, но добровольно отказавшийся от своей русскости – как небезызвестный цареубийца Пётр Войков, например. Или чиновники московской мэрии, отказавшиеся убрать его имя с карты Москвы. Или как спикер Башкортостанского курултая Толкачёв, назвавший поправку об упоминании русских в Конституции "экзотической идеей".

По-моему, пришло время придать понятию "вырусь" расширительное толкование. И лишить всякой шутливости. Потому что добровольный отказ от русскости, выход из русских намного шире, чем прямая измена, присоединение к русофобии, выбор в пользу оккупантов или "местной" национал-бюрократии. Потому что – например, согласно декларации русской идентичности, принятой XVIII Всемирным Русским Народным Собором, – быть русским означает "признавать православное христианство основой национальной духовной культуры" и "ощущать солидарность с судьбой русского народа".

Вот и получается, что явление выруси на Руси приобретает совершенно грандиозный масштаб. И совершенно заслуженно может быть названо коронавырусью. Потому что прежде всего эта тяжёлая эпидемическая болезнь поражает сердца и души тех, что считает себя высшей кастой, элитой, "селебрити", "золотым миллионом". Тех, кто защищает принципы социального апартеида и считает совершенно правильным загонять умное, трудящееся, нравственное, активное и не сверхбогатое народное большинство в бантустаны социальной несправедливости, бесправия, поборов, беспредела и гонений за веру.

Элитарии всей страны соединились. Соединились против нас. Нахлобучили на себя воображаемые "короны". И объявили на всю страну: "Деньги у нас есть, и мы будем за них держаться". Коронавырусь.

Ни с чем не сравнимые сверхдоходы "тип-топ-менеджеров" государственных корпораций – это коронавырусь.

"Оптимизированная" до уничтожения больниц и ФАПов медицина, сохранившаяся только за счёт личной доблести недоуволенных менеджерами врачей, – это коронавырусь.

Нелепый и бесцельный "отбор пенсий у населения" – за счёт "бури и натиска", за счёт обмана президента и народа, – который не дал никакого результата, кроме резкого всплеска народного недовольства и падения доверия к президенту (а не к тем, кто ввёл его в заблуждение), – это коронавырусь.

Разрушенная "эффективными менеджерами" академическая наука, отданная на поток и разграбления чиновникам, барыгам и родственникам и знакомым друзей своего кошелька, – это коронавырусь.

Примат лояльности "зарубежным партнёрам" и своим собственным долларизованным финансовым интересам (никак не перебиваемый даже конституционными запретами), идеологическая лояльность оккупантам мирового глобализма – это коронавырусь.

Оболванивание русских людей "образовательными услугами", буквально выжигание из массового сознания классической литературы, истории, музыки и нравственности – и замена всего этого наследия великой русской судьбы массовым психозом созерцателей разврата ума и духа в хабальских "ток-шоу" – это коронавырусь.

Ну и каминг-ауты воинствующих безбожников (совсем недавно с шумом и грохотом позировавших в храмах и даже на Афоне), готовых под улюлюканье богоненавистников под радужными флагами закрыть храмы силами полиции, – это уже коронавыхристь.

Эпидемия, тем более пандемия – это очень страшно. Страшно сидеть перед мониторами и экранами и видеть бегущие цифры: ещё тысяча… ещё десять тысяч… Хроники коронавируса страшны. И будем сопротивляться – молитвой и постом, карантином и лечением, солидарностью и взаимопомощью.

Но давайте будем вести и другие хроники – коронавыруси. Сейчас они выходят на первый план. Сейчас – "в пустыни", как сказал Патриарх, – у нас есть время осознать "время, в котором стоим". И облечься в оружие света.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.


Ссылки по теме:

Переживший блокаду ветеран обратился к покупателям гречки и туалетной бумаги

Польша хочет оттяпать Калининградскую область с помощью коронавируса

Обсудить
Читать комментарии
Новости партнёров
Загрузка...
Загрузка...

Подписаться на уведомления, чтобы не пропустить важные события

Подписаться Напомнить позже
регистрация