Паскаль Наджади

эксперт в области бизнеса и права, Najadi & Partners AG

Дело MH17 на Западе: Похищение — это «доставка свидетелей», предвзятость — это норма

В конце июня украинские спецслужбы выкрали Владимира Цемаха, бывшего командира ПВО донецкого города Снежное

Международная юстиция переносит бессловесно ещё одно издевательство над собой. Якобы во имя «выяснения истины» относительно катастрофы малайзийского лайнера международное сообщество закрывает глаза на похищение человека. В ночь с 27 на 28 июня Владимир Цемах, бывший командир ПВО донецкого города Снежное, подвергся нападению украинских агентов, ему была сделана усыпляющая инъекция психотропного препарата, а потом он был под видом обездвиженного инвалида переправлен через линию фронта на контролируемую украинскими войсками территорию. О похищении сообщила дочь Цемаха, которой из Киева позвонил адвокат похищенного и прислал фотографии, на которых видны следы побоев и инъекции. Дочь, как это сделал бы любой на её месте, указывает на снимающие вину с её отца факты: он не военный, работает учителем физкультуры в техникуме в том же городе Снежное, в роковой день, 17 июля 2014 года, не находился на позициях и т. д.

Власти ДНР сообщили, что таким же образом исчезли ещё четыре человека, имена которых не разглашаются. Омбудсмен ДНР Дарья Морозова направила письма о случившемся в ООН, ПАСЕ и Комитет Красного Креста, но реакцию этих организаций нетрудно предсказать. Молчание или отписка в духе «идёт доставка подозреваемых в массовом убийстве». Например, лондонская «Таймс» назвала произошедшее всего лишь рутинной операцией украинской «группы захвата».

Голландская прокуратура — заказчик похищения?

Кто виноват в этом новом жестоком беззаконии? Виновата в нём прежде всего голландская прокуратура, которая незадолго до того предъявила обвинения в убийстве в связи с трагедией погибшего летом 2014 года рейса MH17 («Эм-эйч-17»). Результатом этой вызывающей недоумение акции стало ещё большее затуманивание обстоятельств, которые привели к этой трагедии, носившей поистине международный масштаб.

Самолёт, летевший по маршруту из Амстердама в Куала-Лумпур через зону боевых действий на Украине, стал жертвой взорвавшейся рядом с ним в небе ракеты. Все 298 человек на борту погибли.

Вопрос о том, кто несёт ответственность за явно имевшее место нападение на лайнер, остаётся предметом жарких дебатов. И сегодня, похоже, при поиске правды политика оказывается выше соображений юстиции, а значит, и справедливости. Похищение Цемаха — следствие первых обвинений, уже предъявленных по этому делу голландской прокуратурой.

Сначала обвинения, потом обоснования

С самого начала, ещё до того, как была собрана хоть какая-то база свидетельств, появились два подхода к выяснению того, что произошло в небе тем страшным летним днём 2014 года. Со стороны США и НАТО немедленно пошли предположения о вине России. Ещё не прошло и суток с момента катастрофы, а тогдашний президент США Барак Обама уже выступил с заявлением, проникнутым предположениями о вине России. Чуть позже, когда российский президент отверг эти подозрения, уже имея на руках ряд фактов, российская позиция была объявлена необъективной и направленной на отрицание очевидного. А британские газеты в ближайшее утро вышли с заголовками типа «Путинская ракета убила моего сына».

Очевидно, со стороны Запада здесь не было проявлено никакой последовательности в поиске истины. И в США, и в ЕС порядок действий был следующий: сначала последовали слабо обоснованные обвинения, а уж потом пошёл поиск обоснования для этих заранее сделанных выводов.

И вот теперь голландский прокурор Фред Вестербеке озвучил теорию, которой придерживаются обвинители. Он предъявил обвинения четырём людям — трём российским гражданам и одному украинскому. Они все обвиняются по статье об убийстве и по ряду других статей.

Предполагается, что рейс MH17 был сбит старой советской ракетной системой «Бук», действующей по схеме «земля-воздух». Вестербеке не утверждает, что обвинённые им люди нажали на «спусковой крючок» этой ракетной системы. Вместо этого он настаивает, что эти четверо ответственны за то, что использованное для уничтожения самолёта оружие оказалось именно там, откуда оно было запущено.

И здесь оказывается обойдена вниманием одна важная проблема. Остаются сомнения по вопросу о том, кто же был владельцем смертоносного оружия в тот момент. Россия предоставила доказательства того, что эта самая ракета оказалась в распоряжении украинских военных ещё до того, как был распущен Советский Союз.

А чья была ракета?

У меня так и не возникло ясности, под чьим контролем была ракета в момент, когда был сбит рейс MH17. Поэтому я лично запросил помощи Эльмара Гемуллы. Г-н Гемулла — известный немецкий юрист, считающийся одним из ведущих экспертов по авиационному праву. Он приобрёл известность как успешный представитель интересов граждан ФРГ, пострадавших при крушении самолёта «Конкорд» в июле 2000 года при неудачной попытке взлёта из парижского аэропорта. Теперь он занялся катастрофой рейса MH17.

То, что рассказал мне Гемулла, было одновременно шокирующе и очень логично. По его собственным словам, он запросил снимки высокого разрешения с места вероятного запуска ракеты. Снимки были сделаны с частного спутника. Во-первых, авторы этих снимков чётко локализовали их на территории, контролируемой Киевом. Во-вторых, на снимках видно большое количество мусора, включая пустые бутылки из-под алкогольных напитков. Эта деталь позволяет предположить, что украинская команда, управлявшая этой ракетой ПВО, могла произвести пуск в состоянии интоксикации. Конечно, это всего лишь предположение, версия — ни у господина Гемуллы, ни у меня нет надёжных доказательств. Но и та версия, на которую поставили свою репутацию США и ЕС, тоже является спекуляцией.

Откровенно говоря, основная «западная» версия того, как сбившая «Боинг» ракета ПВО была передвинута на стартовую позицию и запущена, просто неправдоподобна. Согласно этой версии, ракетный комплекс был вывезен из России и встал на стартовую позицию на приграничных территориях Восточной Украины. А потом самолёт международных авиалиний был выведен украинской службой контроля полётов аккурат на ту самую часть воздушного пространства, которая была расположена над территорией, где шли активные боевые действия. Возникает странное взаимодействие между российскими ПВО и украинскими авиадиспетчерами, результатом которого и стала гибель самолёта. Разве это не фантастика?

Кто вывел самолёт в гибельную точку?

Но именно на этом сценарии Вестербеке и основывает своё обвинение в отношении первых четверых названных лиц: ясно же, что не они запускали ракету, остаётся один повод объявить их виновными — они, мол, были причиной того, что ракета оказалась на выгодном для пуска месте. А значит, они виновны в убийстве. Чтобы подвергнуть аргументы Вестербеке беспристрастному анализу, давайте отложим на минутку в сторону сомнения в правдоподобности сценария Вестербеке. Предположим, что названные Вестербеке четыре человека способствовали доставке ракеты на место её запуска. Ну а как насчёт людей, которые способствовали «доставке» самолёта в точку, где его удалось сбить? Разве по той же логике их не следует обвинить в убийстве? Но никого из украинских чиновников, авиадиспетчеров и т. д. Вестербеке и его сотрудники в убийстве не обвинили. Значит, Вестербеке уже применяет двойные стандарты.

По мнению юриста Гемуллы, первое преступление было совершено украинскими властями. Они начали это преступление с того, что применили авиацию против городов, где проживало в громадном большинстве своём гражданское население, в том числе потому, что считали это население заражённым «сепаратистскими» настроениями. Продолжение преступления состояло в том, что крупному международному лайнеру, шедшему рейсом MH17, украинские власти позволили оказаться в той части воздушного пространства, из которой незадолго до этого наносились авиационные удары по Донецку — городу с более чем миллионным населением. Несколько украинских военных самолётов, ведших огонь по городу, были сбиты не очень далеко от этого же сегмента воздушного пространства в течение нескольких предыдущих дней.

О чём они думали?

Так о чём думали украинские авиационные власти, когда посылали огромный «Боинг» в тот же сектор воздушного пространства? Не был ли малайзийский лайнер просто подставлен, то есть заведён в такое место и в такие дни, когда катастрофа становилась неизбежной?

Даже представитель самой пострадавшей стороны, малайзийский премьер-министр Махатхир Мохамад высказался против явной политизации трагедии. Политизации, исходящей в первую очередь от голландской стороны, которая, по сути, воспроизводит лоббируемую блоком НАТО и его главным членом, США, версию трагедии — ту самую, которую изложил господин Вестербеке. Доктор Махатхир сказал: «С самого начала это расследование стало вопросом политики». По его мнению, следствие с первых шагов было настроено на то, чтобы рассматривать Россию как единственного виновника, и это вызвало вопросы у малайзийцев, которые из-за гибели близких хотели бы увидеть полное и беспристрастное расследование. «Нам очень трудно принять то, что мы сейчас получаем от следствия», — отметил малайзийский премьер.

Есть основания считать, что предположения Вестербеке просто не учитывают весь объём уже известных фактов. Я видел доклад, который голландская Служба национальной полиции приготовила по теме крушения MH17. Доклад более объективен, чем работа господина Вестербеке. В нём есть лишь предположение, оно так и звучит: «Можно предполагать, что и оружие, и запустившая ракету команда прибыли из Российской Федерации». Но может ли быть одно лишь предположение рациональным основанием для того, чтобы ясно и недвусмысленно обвинить несколько человек в массовом убийстве? И почему Россия, несмотря на активно предоставлявшиеся с её стороны важные для расследования факты, была исключена из процесса расследования? Ведь именно у России на руках были все вещественные доказательства, связанные с производством и использованием того типа ракеты, который в конце концов и был выбран для уничтожения международного лайнера. Почему все исследования, проведённые Россией относительно возможностей и особенностей ракет «Бук», так и не были использованы?

Пропагандистский контекст

А если мы посмотрим на политический контекст проводившегося с 2014 по 2019 год расследования, то у нас будет ещё больше причин для сомнений относительно мотивов, движущих голландской стороной. Расследование катастрофы MH17, а затем и выдвижение обвинений против четверых русских — всё это проводилось посреди мощнейшей пропагандистской кампании со стороны США и других стран НАТО, нацеленной на то, чтобы представить Россию в компрометирующей её роли. Мол, это исключительно Россия виновата в охватившем Украину политическом хаосе. Особенно это очевидно было для начала расследования в 2014 году, когда все украинские масс-медиа были нацелены на предоставление «свидетельств» российской военной поддержки «сепаратистам». Эта кампания включала критически описанные в книге «Украина под прицелом» американского медиаисследователя Уильяма Данкерли фото российских танков (впоследствии они оказались фальшивками, взятыми из другого места и другого временного периода), а также целую истерику относительно конвоя с гуманитарной помощью, который Россия с благословения православных священников в 2014 году отправила реально лишившемуся украинской воды, электричества, еды и банковских переводов Донбассу.

Тогдашний президент США Обама поторопился выступить с антироссийской версией событий вокруг MH17. А теперь, когда обвинения в массовом убийстве изложены, какова позиция НАТО? Появляются прямо-таки торжествующие заявления. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявил следующее: «Я приветствую заявление Совместной следственной группы (ССГ) и надеюсь, что все четверо подозреваемых будут подвергнуты уголовному преследованию за преступления, совершенные в связи с уничтожением рейса MH17 "Малайзийских авиалиний" в июле 2014 года. Это важная веха на пути к раскрытию полной правды. Цель — раскрыть всю правду и добиться стопроцентной гарантии того, что справедливость будет достигнута в отношении виновных в гибели 298 человек из 17 стран».

Между тем события вокруг MH17 — это слишком важная и богатая последствиями тема для того, чтобы подходить к ней с только что описанной позиции генсека НАТО — позиции однобокой и попросту предвзятой. Возлагать всю вину на Российскую Федерацию — это просто нонсенс с учётом всех изложенных выше фактов. Предполагать, что Россия сама задумала и осуществила такое преступление... Да ни одно правительство в мире в здравом уме не стало бы отдавать приказ или покрывать действия, которые могли привести к катастрофе такого масштаба. Очевидно, что крушение MH17 стало следствием ошибки, причём ошибки, совершённой, скорее всего, с украинской стороны на уровне, намного более низком, чем уровень тогдашнего президента Порошенко или даже высокопоставленных украинских генералов. Но в любом случае абсолютно несправедливо сразу же, без учёта всех имеющихся фактов, возлагать вину на Российскую Федерацию. Это особенно несправедливо в свете того, что российские аргументы на стадии расследования просто игнорировались, включая проведённые нашими гражданами по международным правилам следственные эксперименты с ракетой «Бук». Почти наверняка такое же предвзятое отношение сохранится и во время судебного процесса, начало которого назначено на март 2020 года. По моему мнению, это просто несправедливо.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.


Оставить комментарий

Новости партнёров
Загрузка...