Протоиерей Андрей Ткачёв

Священник, публицист, проповедник

"Будь прям и прост": Почему Господь равно ненавидит лесть и кровопролитие – отец Андрей Ткачёв

И снова мы открываем Псалтирь святого царя Давида и видим в этой Книге... себя! Мудрый псалмопевец пронзил своим взором толщину веков. Впрочем, грехи и страсти человеческие за прошедшие столетия изменились мало. Для современного мира страшнее лишь то, что в древности грехи скрывались и не вводились в норму. Подробнее же о том, какие грехи особенно ненавидит Сам Господь, – в сегодняшней части цикла бесед о Священном Писании известного православного пастыря и проповедника протоиерея Андрея Ткачёва.

Перед нами псалмы царя Давида. Если вы постоянно читаете утренние и вечерние молитвы, то, наверное, заметили, что иногда заязычиваете, замыливаете их. То есть язык уже привычно произносит известное наизусть. А душа участвует в этом уже не полностью. То есть вы не вчитываетесь, а как бы вычитываете. Эта проблема существует – может быть, у вас её нет, а может быть, есть.

Если есть, то я скажу вам так. У нас есть такая богослужебная книжка – "Часослов". И там есть чин Утрени. Есть в ней и Часы – первый, третий, шестой и девятый. И Первый час можно иногда читать вместо утренних молитв. Иногда Утреню, иногда Полнощницу, иногда Первый час. Чтобы немножко "разбавить" себе молитву. Чтобы вы были знакомы с книжкой под названием "Часослов" и читали не одно и то же постоянно – потому что так устанешь реально. По опыту – это помогает.

Первый псалом Первого часа – это псалом пятый. Утренний. "Заутра услыши глас мой, заутра предстану Ти, и узриши мя". С утра воспою Тебе, Господи. Царь Давид, вообще, имел желание молиться Богу в самых важных точках дневного цикла. В том числе – на рассвете. Просыпается солнце, поднимается – и человек просыпается, встаёт на молитву. А дальше, в полдень, молитва – самая тяжёлая. Потому что полуденный бес мучит человека: и уныние, и тоска, и печаль, и страх, и спать хочется. А есть молитва ближе к закату и ночью. Это и есть пять или семь мест, в которые, по ходу солнца, можно молиться Богу.

Пятый псалом говорит: с утра воспою Тебе, Господи. "Заутра предстану Ти и узриши мя". То есть рано предстану пред Тобою. Здесь есть откровение о том, кто такой Господь наш. В псалме говорится: Ты Бог, не любящий беззакония. Царь Давид был уверен в том, что Господь имеет полное отторжение от тех, кто любит всякий грех. Потому что сами грешники стараются всю жизнь всегда взять Бога себе "в соратники". Мол, Господь благоволит нам, ничего страшного. Давид же всю жизнь, во всех псалмах, говорит: Ты – Бог, не любящий беззаконие. Нечестивые не пребудут пред очами Твоими. Ты ненавидишь всех, делающих беззаконие.

Это такие свежие утренние мысли, мысли проснувшегося с утра человека. Он как бы возбуждён на делание правды Божией. И окружён нечестивыми. И нечестивые считают, что Бог-то их любит тоже. А что такого – ничего страшного. Мы все грешники. Давид же возбуждён на то, чтобы подчеркнуть, что Господь ненавидит всех делающих беззаконие. "Погубиши вся глаголющая лжу" – истребишь всех, говорящих ложь.

А дальше вообще целое откровение. "Мужа кровей и льстива гнушается Господь" – по-славянски. По-русски – "кровожадного и коварного гнушается Господь". Русский перевод, мне кажется, теряет красоту. А вот "муж кровей"... Это не кровожадный. "Муж кровей" – это проливающий кровь. По-разному проливающий, но проливающий. И "льстивый" по-русски – "коварный". Хотя "льстивый" и "коварный" – это разное. Льстивый – это именно льстец, который стелется мягко под тех, кто имеет власть. "Мужа кровей и льстива гнушается Господь" означает, что льстецы и кровопролитчики – одинаково мерзки перед Богом.

Ясно, когда один человек убивает кого-то, а другой просто льстит. Лебезит, заискивает. Думаешь: ну что у них общего? Однако они здесь поставлены вместе. И это очень интересная мысль. Лесть – страшная вещь. Внутренняя свобода человека проявляется, в частности, в том, что он ни перед кем не заискивает. Он уважает тех, кто выше его. Он ломит шапку, и склонится, и не согрешит, и не обидится. Но он не льстит никому. Он прям и прост. Как обычный простой Божий человек.

А дальше там целая молитва, которую читают священники при входе в храм. О том, что мы зайдём в храм и поклонимся Дому Твоему в страхе святом Твоём. И есть некая молитва на грешников. На тех, которые мешают жить, на тех, которые окружают и строят ковы. Осуди их, Боже, да падут они от замыслов своих, "по множеству нечестия изрини" их. Это утренний псалом. То есть с самого утра царь Давид встал на войну.

Но и мы с утра встаём, тоже поднимаемся на труды свои. И ведём духовную войну до самого вечера, и потом ночью успокоиться не можем. Если вам надоело утреннее молитвенное правило, навязло на устах у вас, и вы уже с трудом его произносите – меняйте. "Часослов" берите. Как бы человек ни помолился – лишь бы помолился. Ну, а сегодня мы взбодрили вас пятым псалмом царя Давида. Псалмом утренним.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.
Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Особо опасная богадельня: что не так с Институтом философии РАН "Сердцу тесно": Сколько можно любить суету и искать ложь – отец Андрей Ткачёв "Русских опустят до уровня гастарбайтеров": К чему может привести удалёнка – отец Андрей Ткачёв
Загрузка...