«Люди, события, факты» - вы делаете те новости, которые происходят вокруг нас. А мы о них говорим. Это рубрика о самых актуальных событиях. Интересные сюжеты и горячие репортажи, нескучные интервью и яркие мнения.
События внутренней, внешней и международной политики, политические интриги и тайны, невидимые рычаги принятия публичных решений, закулисье переговоров, аналитика по произошедшим событиям и прогнозы на ближайшее будущее и перспективные тенденции, публичные лица мировой политики и их "серые кардиналы", заговоры против России и разоблачения отечественной "пятой колонны" – всё это и многое вы найдёте в материалах отдела политики Царьграда.
Идеологический отдел Царьграда – это фабрика русских смыслов. Мы не раскрываем подковёрные интриги, не "изобретаем велосипеды" и не "открываем Америку". Мы возвращаем утраченные смыслы очевидным вещам. Россия – великая православная держава с тысячелетней историей. Русская Церковь – основа нашей государственности и культуры. Москва – Третий Рим. Русский – тот, кто искренне любит Россию, её историю и культуру. Семья – союз мужчины и женщины. И их дети. Желательно, много детей. Народосбережение – ключевая задача государства. Задача, которую невозможно решить без внятной идеологии.
Расследования Царьграда – плод совместной работы группы аналитиков и экспертов. Мы вскрываем механизм работы олигархических корпораций, анатомию подготовки цветных революций, структуру преступных этнических группировок. Мы обнажаем неприглядные факты и показываем опасные тенденции, не даём покоя прокуратуре и следственным органам, губернаторам и "авторитетам". Мы защищаем Россию не просто словом, а свидетельствами и документами.
Экономический отдел телеканала «Царьград» является единственным среди всех крупных СМИ, который отвергает либерально-монетаристские принципы. Мы являемся противниками встраивания России в глобалисткую систему мироустройства, выступаем за экономический суверенитет и независимость нашего государства.
Зачем нам не русский Крым?
Премьера фильма Алексея Пиманова "Крым" в Москве. Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС
Политика Крым Про Политику

Зачем нам не русский "Крым"?

На фильм "Крым" надо обязательно сходить, чтобы посмотреть как бюрократическая трусость, чиновничья политкорректность и официозное желание всем угодить выхолащивают рассказ о важнейшем событии нашей эпохи до звенящей пустоты, которая в наших обстоятельствах равна идеологической диверсии

Фильм «Крым» очень красив по картинке, в нем качественные драки и боевые сцены, невероятно глупый, до чувства стыда за сценаристов, сюжет и исключительно вредная идеология.

Сюжет простой – девушка, свидомая украинка, снимающая кино о том, как древние укры выкопали Черное море и навалили крымские горы, и парень – бывший морпех из Севастополя, сын офицера украинской армии, знакомятся на Мангупе, у них вспыхивает любовь. Но тут начинается Майдан – девушка всеми фибрами души за собратьев майдановцев, парень скорее за «Беркут», но большую часть фильма он гоняется за девушкой, а его бьют, бьют, бьют, так что возникает вопрос – он точно морпехом был, а не военным скрипачом. В конечном счете девицу захватывают в заложники, чтобы герой провел к отцу майданных террористов, и они смогли захватить расчет ПВО и запустить ракету в российский самолет, но тут приходит наш спецназ и всех спасает.

Мораль, видимо, проста – незачем хорошему парню связываться с гарными киевскими дивчинами, пьющими водку с салом и скандирующими «Слава Украине! И Свобода!».

Лучшие сцены в этом фильме – боевые. Зачистка флотским спецназом бандеровцев-террористов, зачем-то укрывшихся на балаклавской базе подводных лодок, и взятие тем же спецназом объектов ПВО. Очень красочно показаны виды Крыма и Севастополя, прямо сердце замирает. Но вот только они рассчитаны на того, кто в Крыму не бывал.

Начинается всё с того, что героиня сидит на мангупской скале в таком месте, где это смертельно опасно для жизни – попросту снесет ветром. Потом герои гонят на уазике со скоростью, которая на мангупской дороге попросту исключена, если хочешь остаться в живых. Колонна российской военной техники идет мимо Форосской церкви на Байдарский перевал. Зачем по горному серпантину перегонять войска с ЮБК в Севастополь, где и так российских войск завались.

Но всё это было бы простительно, если бы фильм исполнял главную задачу – донести художественными средствами идеологию воссоединения, выраженную в словах Владимира Путина о том, что Крым вернулся в родную гавань. Но, увы, идеологически - это полный провал.

Фильм Алексея Пиманова был поддержан Министерством обороны, Министерством культуры, Фондом кино, аппаратом полпреда, правительствами Крыма и Севастополя, и должен был воспеть воссоединение Крыма с Россией. Однако создатели сразу же столкнулись с тем, что им практически ничего нельзя…

Нельзя употреблять слово «русские». Ни одного раза это слово не прозвучало. Ну нет такой национальности ни в Крыму, ни в России.

Нельзя рассказывать о том, что два десятилетия к ряду русские в Севастополе и Крыму вели ожесточенную борьбу за русский язык и мечтали о воссоединении с Россией, а свое пребывание в составе Украины считали нелегитимным.

Нельзя показывать Чалого, Поклонскую, Аксенова и прочих героев Русской Весны, так как из начальства кому-то не нравится Чалый, кому-то Поклонская, а кто-то хочет видеть героем только себя.

Нельзя показывать массовый митинг на площади Нахимова, куда, взяв российские триколоры, вышел почти весь город, – российских флагов в фильме вообще почти нет.

Даже георгиевскую ленточку – и ту близко показывать нельзя, могут обидеться наши украинские партнеры.

Нельзя обижать крымских татар, напоминая об ожесточенных столкновениях на площади перед верховным советом Крыма, которые прекратились только после того как пришли вежливые люди.

Даже вежливость вежливых людей показывать нельзя. Ни единой сцены того, как наших солдат окружают радостные крымчане, дарят цветы, фотографируются. Никакого намека на «спасибо, что я больше не кит».

Кстати, даже украинский язык обижать нельзя, поэтому мова звучит в кадре только один раз. А все герои, включая майдановцев-провокаторов, изъясняются на чистейшем мхатовском наречии.

В результате всех этих умолчаний, изъятий и самоцензуры получился фильм о том, как «российская оккупация Крыма» спасла его жителей от войны хороших украинцев из Симферополя с плохими украинцами с Майдана.

Насчет «оккупации» вы не ослышались. Нет никаких признаков того, что российские войска действуют как освободители, нет никаких выражений радости при их встрече. Вообще, из действия фильма «Крым» совершенно невозможно понять, что русскую армию в Крыму ждали и на неё надеялись. Когда герой видит входящие в Севастополь русские БМП, он не кричит «Наши!», он кричит: «Это свои!». Он не радуется тому, что Крым вернулся в родную гавань, он доволен тем, что теперь не придут майдановцы и не будут его в очередной раз бить.

Единственный серьезный идеологический спор, который происходит между главными героем и героиней сводится к тому, что она полагает, что на Майдане ребята погибли за свободу, а в ответ герой начинает ностальгировать по тому, как всё хорошо было до Майдана, так сказать, при Януковиче.

Поскольку с «нашей» стороны раковой опухолью разрастается идейная пустота, то на этом фоне украинские майдановцы начинают выглядеть почти убедительно. Порой закрадывается сомнение – а не любуются ли создатели фильма ими? Красиво играет пианист в Балаклаве, которому затем прострелит голову снайпер. Главная героиня, несмотря на майдан головного мозга, – смелая, находчивая, влюбленная и готовая ради любви на подвиги. Она кричит свои идеологические кричалки за Украину, а герою нечего ей ответить, потому что создатели фильма заклеили ему рот скотчем из позорных умолчаний. Украинские персонажи - и злодеи, и не очень - имеют свои цели и убеждения. У русских героев мотивация сводится к блеянию «лишь бы не было войны». И «Крым» превращается тем самым в натуральную агитку за Майдан.

Главная политическая идея фильма – это, пожалуй, внушить мысль о том, что российским и украинским военным неправильно стрелять друг друга, что войны могут хотеть только провокаторы.

Мысль, конечно, справедливая, но запоздалая на три года – после бесчисленных преступлений в Донбассе (на то, что произойдет там в фильме, нет и полнамека) понятно, что при любом развитии событий значительная часть украинских военных, на руках которых кровь донецких и горловских детей, будет стрелять в кого угодно, хоть в неньку мамку. Другие давно уже со службы ушли.

А главное – зачем этот фильм о необходимости капитуляции украинской армии показывать в российских кинотеатрах? Зачем нашего зрителя загонять на премьеру фильма, в котором вместо мысли «Крым наш» довольно последовательно проводится  мысль, что Крым ничей и что лучше всего ему было до Майдана?

По счастью, еще есть люди, которые помнят уникальную атмосферу Русской Весны (потом чиновники её из своей фирменной трусости переименовали в «крымскую»). Помнят, как в Керчи сдирали украинские флаги перед администрацией. Как вся площадь Нахимова была в бело-сине-красных флагах, как люди собирались в народное ополчение и готовы были драться не за что-нибудь, а за право быть вместе с Россией. Военная операция вежливых людей и последующий референдум не были бы, конечно, возможны, если бы не этот массовый страстный порыв русских людей к своей родине – России. И представлять вместо этого дело так, что российская армия едва ли не взяла подержать полуостров, пока дерутся две группы украинцев, – это идеологический и пропагандистский провал, особенно недопустимый в фильме, который и так назовут «российской пропагандой». Пропаганда и впрямь получилась. Но отнюдь не российская.

«Основано на реальных событиях» зазывает нас трейлер. И это правда. Не имеющий никакого отношения к историческим фактам, фильм «Крым» основан на одном реальном событии – попытке части российских элит заставить нас забыть, как оно всё было на самом деле.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Жертвоприношения подземного короля: Олигархи готовили к смерти шахтёров "Листвяжной" Революция от ВТБ: Голодные рабочие пошли на Смольный Никас Сафронов: "Ельцин так сильно пил, что я от стыда представлялся за границей финном"