Встреча Путина и Лукашенко: Снова не договорились

  • Встреча Путина и Лукашенко: Снова не договорились

Недавняя встреча президентов России и Белоруссии оставила нерешенными спорные вопросы по нефти, газу и налогам

Предновогодние встречи Владимира Путина с Александром Лукашенко стали традицией. Какую ни возьми, каждая из них претендует на историческую. Но по их итогам складывается ощущение, что легче Британию выдернуть из ЕС, чем углубить Союзное государство. 

Действительно, Brexit сегодня почти достиг своего финала. После многократных отказов новый состав парламента, где господствуют консерваторы, одобрил согласованную Борисом Джонсоном сделку с Евросоюзом. 31 января Лондон де-факто выходит из блока. То, что выход создаёт риск потери Шотландии, это уже другой вопрос. 

А что же с Союзным государством? 

В этом месяце в Сочи уже состоялся один безрезультатный саммит. Переговоры 8 декабря шли пять с половиной часов. В российской делегации были представлены вице-премьеры Антон Силуанов и Дмитрий Козак, министр энергетики Александр Новак, министр экономического развития РФ Максим Орешкин, его заместитель и бывший посол в Белоруссии Михаил Бабич. 

После этого лидеры отлучились на обед. И спустя полчаса снова продолжили переговоры с участием министров. Уставшие журналисты уже были в предвкушении если не сенсационных, то хотя бы каких-то заявлений на тему «углубленной интеграции». Но саммит кончился ничем. Лукашенко без заявлений покинул «Бочаров ручей». Члены белорусской делегации от комментариев тоже воздержались. Так что на растерзание журналистам был оставлен Антон Силуанов. Вице-премьер тогда сказал о «плодотворной работе» и «серьёзном прогрессе». О каком именно прогрессе шла речь, осталось неясным. 

В этом месяце в Сочи уже состоялся один безрезультатный саммит. Однако вице-премьер Антон Силуанов (на снимке в центре) сказал журналистам о «плодотворной работе» и «серьёзном прогрессе». Фото: Kremlin Pool / Globallookpress

Последняя встреча в пятницу, 20 декабря, прошла в Санкт-Петербурге, но примерно в том же ключе. Несколько дежурных фраз о важности Союза перед самими переговорами и никакого брифинга после них. На этот раз оправдываться к журналистам вышел Максим Орешкин. По его словам, удалось договориться о дорожных картах в сельском хозяйстве, связи, таможне и регулировании алкогольного рынка. По данным белорусской стороны, из 31 дорожной карты не решены восемь. 

У нас сейчас остались три группы вопросов, которые блокируют финальные договорённости,

— отметил глава Министерства экономического развития России. 

Спорные темы — нефть, газ и налоги. 

Ключевым моментом остается газ. Лукашенко не устаёт повторять, что белорусские компании должны получать газ по той же цене, что и российские. 

Мы не просим, как, некоторые говорят, дешёвый газ, дешёвую нефть. Мы готовы и по 200 долларов газ покупать. Главное, чтобы равные были условия. Если наши предприятия покупают за 200 долларов, значит, и конкурирующие предприятия [в России] должны иметь такую же цену,

— заявлял он в Сочи. 

Что ответил Путин, неизвестно. Но наверное, то же самое, что и сказал на большой пресс-конференции. Русские и белорусы — один народ, Москва продаёт Минску газ по цене в два раза ниже, чем Европе. В частности, он сказал, что «если мы будем дотировать всю белорусскую экономику, то есть такой первичный энергоноситель для всей страны, как газ, — то это вопрос очень странный. Получается, Россия должна дотировать другую страну так же, как самую дотируемую в стране область — Смоленскую. Это странновато». 

Иными словами, если Белоруссия хочет российские цены, нужно продвигать интеграцию с единым свободным рынком, своей валютой, антимонопольной политикой и наднациональными «контрольными и эмиссионными» органами. О части этих условий Путин сказал на пресс-конференции. 

Кроме стратегических, существуют тактические расхождения. В частности, негативные последствия налогового маневра в нефтесекторе России, из-за которого экономика Белоруссии в следующие пять лет потеряет 6 млрд долларов.

Фото: President of Russia / Globallookpress 

Лично для Лукашенко весьма чувствительный момент — суверенитет. Он готов торговаться по нефти и газу, но категорически не приемлет интеграцию, которая ставит под сомнения его полномочия. Отсюда эмоциональные и резкие заявления. 

Я не пацан, который отработал 3–4–5 лет президентом... И я не хочу перечеркнуть всё, что сделал вместе с вами, народом, создав суверенное независимое государство, чтобы его сейчас уложить в какой-то ящик с крестом наверху...

— заявлял Лукашенко в начале месяца. 

Когда речь идёт об интеграционном объединении, потеря части суверенитета — очевидный и необратимый процесс. Все вошедшие в ЕС страны делегировали часть полномочий Брюсселю. Но удастся ли Путину уговорить Лукашенко не бояться потери независимости, пока неясно. Ранее он и Дмитрий Медведев говорили, что в Союзном государстве часть суверенитета уступила и сама Россия. 


Ссылки по теме:

"Можем, да?" - "Можем!": Как Путин и Лукашенко отметили 20-летие договора, показал журналист

Обстановка в Белоруссии накаляется: В ожидании сенсации от Лукашенко активисты собирают майдан - СМИ

Нужно ли России и Белоруссии единое государство?

Обсудить
Читать комментарии
Философ русской мечты: Памяти Ивана Ильина Санкции против «Северного потока — 2»: США хотят сделать Россию заложником Украины
Новости партнёров
Загрузка...
Загрузка...

Подписаться на уведомления, чтобы не пропустить важные события

Подписаться Напомнить позже
регистрация