Встреча на Эльбе: Дружба народов и вражда вождей

  • Встреча на Эльбе: Дружба народов и вражда вождей

«Дух Эльбы» ощущался и был искренним на низовом и среднем уровнях в течение нескольких лет с тех пор, как 25 апреля 1945 года советские и американские войска встретились в центре поверженной Германии. Но на уровне руководства его не было никогда

Страшная война в Европе подходила к концу. 13 апреля Красная армия, очистив от гитлеровцев Балканы и часть Центральной Европы вместе с Будапештом, заняла Вену. 16 апреля советские войска приступили к операции по взятию Берлина. 25 апреля, окружая столицу поверженного рейха, они вошли в контакт с американскими частями на Эльбе.

В этот день 74 года назад остатки вооружённых сил нацистской Германии были рассечены на две части, сопротивляться долго в этих условиях они не могли. Для американцев – после провала сильно напугавшего их контрудара немцев в Арденнах – 1945 год в Европе оказался большой прогулкой. В отличие от ожесточённых боёв 1944 года в Нормандии и за Ахен, первый захваченный союзниками немецкий город, – в заключительный год войны немцы на западе лишь имитировали сопротивление, ожесточённо сражаясь только на востоке. До Эльбы американцы доехали, можно сказать, с ветерком. Русские – прошли с тяжелейшими боями и потерями.

Встреча на войне двух союзных армий – это всегда не только радостное событие, но и риск: солдаты привыкли прокладывать себе путь огнём и видеть врагов в людях в чужой военной форме. Всегда можно было не разобраться и ошибиться. Это могло случиться не только в воздухе, где советские и американские истребители периодически вели бои, но и на земле. На Эльбе, однако, всё обошлось.

Первые ласточки

Первая встреча союзников, знавших от своих радистов, что они где-то рядом, состоялась, когда американский разведывательный патруль под командованием лейтенанта Коцебу пересёк Эльбу. На восточном берегу американцы встретили советских военных – сержантов Голобородько (какая современная в свете политических событий на Украине фамилия!) и Ольшанского, к которым вскоре присоединился подполковник Гордеев.

Советские и американские солдаты симпатизировали друг другу весной 1945 года. Фото: www.globallookpress.com

Скованность вскоре прошла, – вспоминал впоследствии Коцебу. – Мы улыбались друг другу и обменивались поздравлениями. Пока мы ожидали командира полка, русский фотограф попросил нас попозировать. Приехал подполковник Гордеев. Я отдал ему честь и сообщил, что являюсь командиром американского патруля, прибывшего для установления контакта с Красной армией. Гордеев ответил мне, и мы пожали друг другу руки. Затем мы обменялись речами. Мы говорили о том, как мы горды тем, что являемся участниками этой встречи и сколь велико её историческое значение для наших стран.

Можно представить, что это была поистине тёплая встреча, даже более тёплая, чем её описал американский офицер. Американцы восхищались подвигами Красной армии, оттянувшей на себя основную часть немецких войск, они очень хотели увидеть своими глазами и понять русских как людей. И ещё жаждали заполучить какие-нибудь сувениры.

Большое любопытство было и с другой стороны. В ходе войны, каждый день смотря в лицо смерти, советские воины научились никого и ничего не бояться, раскрепостились, освободились от коммунистического гипноза, ощутили свободу, ограниченную только разумной военной дисциплиной. Они поэтому искренне обнимались с американцами и поздравляли со скорым окончанием войны своих союзников, поставлявших Красной армии прекрасные грузовики, танки, самолёты, лекарства, продовольствие, в том числе знаменитую тушёнку, прозванную «вторым фронтом», столь выручавшую всех не раз. Многие восхищались Америкой, представление о которой создали просмотренные в перерыве между боями американские фильмы, где блистал в те годы в главных ролях популярный актёр Рональд Рейган.

Директива Жукова

Советское начальство, конечно, было не в восторге от такого настроения народа-победителя. Кроме того, оно лучше знало, что с союзниками следует держать ухо востро. Простые американские солдаты и офицеры – это одно дело, а их начальство – совсем другое. Поэтому в преддверии встречи на Эльбе командующий войсками 1-го Белорусского фронта маршал Георгий Жуков издал Директиву, как советские военнослужащие должны себя вести при встрече с американцами и британцами.

Приведём из неё некоторые характерные пассажи: «никаких сведений о наших планах и боевых задачах наших войск никому не сообщать», «инициативу в организации дружеских встреч на себя не брать», относиться к союзникам «приветливо».

От «дружеских» встреч рекомендовалось не отказываться, но о «всех такого рода приглашениях немедленно докладывать по команде и посылать своих представителей в каждом случае с разрешения старшего начальника не ниже командира корпуса». Жуков требовал «быть образцом дисциплинированности и порядка», «иметь опрятный вид». Это касалось всех – от простых солдат до генералов в зоне соприкосновения с войсками союзников. Полководец не случайно заострил внимание на этих моментах: советские военные не всегда вели себя культурно в Германии и очень часто имели весьма неопрятный вид, шокировавший даже побеждённых, которые просто не могли представить, что так могут выглядеть победители…

На мосту через Эльбу

Встречи советских и американских военных произошли в этот день в далёком 1945 году в нескольких местах. Но среди них была только одна официальная, когда на полуразрушенном мосту через Эльбу близ Торгау встретились и пожали друг другу руки командир взвода 58-й стрелковой дивизии 1-го Украинского фронта Александр Сильвашко и командир разведгруппы 69-й американской пехотной дивизии Уильям Робертсон. Сделанные при этом фотографии обошли все газеты мира. В Москве это событие отметили 24 залпами из 324 орудий, в Нью-Йорке ему посвятили торжества на Таймс-сквер.

Позднее Робертсон вспоминал: «Все жили ожиданием. Нам не терпелось увидеть русских. Что они сейчас делают? Какие они? Мы знали, что они дошли сюда от Москвы и Сталинграда и что они стойкие солдаты. Но всё-таки, что они за люди? Как себя ведут? Дружелюбны ли? Мы только знали, что они рядом, где-то чуть впереди. Мы понимали, что для нашей 69-й дивизии было бы большой честью стать первым подразделением Западного фронта, соединившимся с Восточным фронтом».

Командующий 1-м Белорусским фронтом маршал Жуков издал весьма разумную Директиву, как относиться к союзникам, но её игнорировали. Фото: www.globallookpress.com

Банкеты, банкеты…

После исторической встречи в Торгау маршал Иван Конев, нарушив Директиву Жукова, проявил инициативу, пригласив американских офицеров и генералов во главе с Омаром Брэдли на дружескую встречу в свой штаб на восточном берегу Эльбы. Вот что вспоминает об этом в своих мемуарах «Записки солдата» генерал армии Брэдли: «Русские банкеты на Эльбе начались со штабов дивизий, и, по мере того как этот обычай распространялся, штабы соединений и объединений пытались перещеголять друг друга в обилии закусок и напитков. Русская водка и бесконечные тосты за победу уже свалили с ног офицеров нескольких штабов…»

«В разрушенном городе Торгау на берегу Эльбы нас ждало несколько советских офицеров, которые должны были проводить нас к Коневу… На правом берегу Эльбы через дорогу были вывешены красные полотнища с приветственными лозунгами. Здание около дороги было украшено огромными портретами Рузвельта, Черчилля и Сталина… Русские солдаты в загрязнённом обмундировании с любопытством разглядывали американские машины, промчавшиеся мимо их биваков. На перекрёстках коренастые русские девушки в сапогах и юбках пропускали наши машины, подавая сигналы чётко отработанными движениями рук, напоминавшими сигналы английских военных полицейских, – вспоминает американский командующий. – Нам встретилась колонна советских войск, направлявшаяся к Эльбе. Командир колонны ехал в закрытой повозке и правил упряжкой через чёрную занавеску, подобную тем, какие я видел на повозках ещё мальчиком в Миссури. За ним тянулись подводы с солдатами и вооружением. То там, то здесь среди спящих солдат виднелась женская голова в платке».

Генерал армии США Омар Брэдли на банкетах с советским командованием больше всего боялся, что не сможет встать из-за стола. Фото: www.globallookpress.com

У Конева Брэдли ожидал самый шикарный банкет: «На столе в изобилии были свежая икра, телятина, говядина, огурцы, чёрный хлеб и масло. Центр стола был уставлен бутылками с вином. Графины с водкой стояли повсюду, и тосты начались сразу же, как только мы уселись за стол. Конев встал и поднял свой бокал. — "За Сталина, Черчилля и Рузвельта!" — провозгласил он тост, не зная ещё, что Трумэн сменил Рузвельта на посту президента США».

После обеда хор красноармейцев исполнил для Брэдли американский гимн. Не зная английского, артисты его выучили наизусть. Затем перед восхищённым приёмом Брэдли выступила «балетная труппа, танцевавшая под аккомпанемент дюжины балалаек». В завершение американец получил в подарок донского жеребца и «русский пистолет, рукоятка которого была украшена красивой резьбой». Генерал армии США отдарился новеньким джипом с карабином и ящиком с сигаретами, заметив на этот счёт: «Мне, вероятно, достанется от начальника контрольно-финансового управления, и в течение 20 лет после войны придётся расплачиваться за это. Но чёрт с ним. Не можем же мы явиться с пустыми руками».

А в это время наверху

Дружеские встречи и застолья на Эльбе – это был на человеческом уровне пик союзнических отношений между СССР и Западом, которых на государственном уровне уже фактически не существовало. Поскольку эти отношения возникли лишь на почве общей угрозы – дышавшей на ладан гитлеровской Германии.

Всё было очень просто: когда не станет общего врага, врагами станут союзники, если кто-то из них не подчинится другому. Ни Вашингтон, ни Лондон, ни Москва этого не желали. Британский премьер Уинстон Черчилль так описал в своих мемуарах сложившуюся весной 1945 года ситуацию:

Уничтожение военной мощи Германии повлекло за собой коренное изменение отношений между коммунистической Россией и западными демократиями. Они потеряли своего общего врага, война против которого была почти единственным звеном, связывавшим их союз. Отныне русский империализм и коммунистическая доктрина не видели и не ставили предела своему продвижению и стремлению к окончательному господству. 

Он «забыл» упомянуть, что к тому же самому стремились США и Британия, организовавшие, собственно, Вторую мировую войну ради достижения безоговорочного господства «англоговорящих стран» в мире.

Поэтому, когда советские, американские и британские солдаты обнимались, пили за дружбу и обменивались сувенирами, когда их офицеры и генералы наносили друг другу визиты и дарили подарки, Черчилль приказал Объединённому штабу планирования Военного кабинета представить соображения относительно операции «Немыслимое» – военной кампании против… СССР в Европе британских и американских войск, причём при участии 10-12 немецких дивизий. План был готов 22 мая, операцию планировалось начать 1 июля 1945 года. Учитывая сложность подготовки военной кампании, характер и объём самих документов, есть все основания предполагать, что задание премьер-министра было получено планировщиками в апреле 1945 года.

Когда солдаты, офицеры и генералы союзных армий поднимали тосты за победу, британский премьер Уинстон Черчилль приказал подготовить план нападения на СССР. Фото: www.globallookpress.com

Цель операции – «вытеснить» советские войска из Польши, за освобождение которой от немцев было заплачено жизнями 600 тысяч советских солдат, и отбросить Красную армию как можно дальше на восток. Этот план не был осуществлён только потому, что неизбежно приводил к затяжной, дорогостоящей и тотальной войне против СССР. К тому же англо-американцы имели в Европе 103 дивизии против советских сил, эквивалентных 264 союзническим дивизиям, 8798 своих военных самолётов против советских 11 742, обладая безусловным превосходством только на море. Воевать при таких условиях получалось себе дороже.

От своей агентуры в Англии Сталин узнал об этом плане: Москва ультимативно потребовала от британцев расформировать сдавшиеся немецкие дивизии и перегруппировала свои силы в Европе, чтобы их не застали врасплох. США, всё ещё нуждавшиеся в помощи России против Японии на Дальнем Востоке, решили отложить выяснение отношений с Москвой, уповая на ядерное оружие. Поэтому «дух Эльбы», о котором любят вспоминать в России, – это чисто эмоциональная категория, не имеющая никакого отношения к реальной политике.

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту


Ссылки по теме:

Почему пакт Сталина с Германией осуждают, а пакт с Японией – игнорируют?

Как Тузик грелку: Советские лётчики «порвали» американцев в небе Кореи и спасли Родину

70-летие НАТО: Торжества, больше похожие на поминки

Оставить комментарий

Великий Четверток. Православный календарь на 25 апреля Под пение птиц: Вован и Лексус разыграли президента Франции
Новости партнёров
Загрузка...
Загрузка...