сегодня: 21/09
Святой дня
Рождество Пресвятой Богородицы

Турция повернулась спиной к Западу

Турция повернулась спиной к Западу

На турецком референдуме народ одобрил поправки к конституции, которые окончательно закроют Турции путь в Европу

Судьбоносный референдум в Турции по внесению поправок в конституцию, превращающих страну в президентскую республику, а власть самого президента делающих почти абсолютной, завершился победой правительства и сторонников президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Он может теперь оставаться у власти до 2031 года и иметь полномочия, близкие к султанским.

Одновременно это означает, что Турция лишилась каких-либо европейских перспектив, которые ее народу, как выясняется, не очень-то были и нужны, и не имеет иной альтернативы, кроме разворота на Восток, как в плане внутренней политики, так и внешней. Турецкое руководство уже поздравило само себя с победой и начало получать поздравления из-за рубежа от своих ближайших союзников. У Эрдогана получилось…

Как народ проголосовал на референдуме

По предварительным неофициальным результатам подсчета 99 процентов бюллетеней, за поправки к конституции высказалось 51,3 процента граждан, или 24,9 миллиона человек, против - 23,6 миллиона. Явка была очень высокой и составила 86 процентов.

Согласно последним данным Центризбиркома Турции, сторонники Эрдогана и его курса получили на 1,25 миллиона голосов больше, чем их противники. Для 80-миллионной Турции это совсем немного. По словам главы ЦИК Сади Гювена, "окончательные итоги будут озвучены самое позднее через 11-12 дней" - "процедура подсчета голосов почти завершена, и остается еще обработать около 600 тысяч бюллетеней". Общей картины это, однако, уже не поменяет.

Эрдоган и его режим празднуют победу

Еще до объявления ЦИК турецкий президент Эрдоган и премьер Бинали Йылдырым заявили о победе.

"Сегодня было принято исторически важное решение по вопросу системы руководства страной, о которой спорили последние 20 лет", - заявил президент Турции. Он подчеркнул, что путь к этому голосованию "был тяжелым, но страна справилась и начинает реализацию самой важной реформы системы руководства". По его словам, "нация защитила свое будущее, и все должны уважать это решение турецкого народа".

Оппозиция протестует

Оппозиция, естественно, с такой постановкой вопроса не согласна. По мнению лидера основной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) Кемаля Кылычдароглу, референдум подтвердил отсутствие консенсуса в турецком обществе.

"Минимум 50 процентов населения Турции говорит нет поправкам в конституцию, так что итоги этого голосования не могут быть вариантом общественного консенсуса", - сказал он на пресс-конференции. Кылычдароглу подчеркнул, что "референдум проходил в нечестных и неравных условиях". Он назвал результаты голосования крайне спорными, дающими "повод усомниться в его легитимности". Оппозиционеры требуют также частичного пересчета голосов и заявляют о вбросах, подозревая власти в том, что те записали в свой актив лишний миллион голосов.

референдумФото: Burhan Ozbilici/AP/TASS

Эрдоган задействовал административный ресурс

Но даже если это и преувеличение, понятно, что Эрдоган полностью использовал административный ресурс и, конечно, патриотические лозунги. В его пропагандистской кампании всячески обыгрывалось слово "да" (по-турецки - evet), которое сопрягалось и рифмовалось с такими сходно звучавшими понятиями, как "государство" (devlet) и "народ" (millet). Народу внушался и такой лозунг: "Ататюрк проголосовал бы за" - хотя, конечно, это совершенно не очевидно.

Перед референдумом был продлен мораторий на повышение цен на электроэнергию, ряд категорий предпринимателей получили налоговые льготы, чиновники - премии, даже бабушки стали получать приличные пособия за выращивание внуков. Правящая партия имела за собой СМИ, доступ к которым оппозиции был серьезно ограничен. По телевидению был показан даже пропагандистский фильм о жизненном пути Эрдогана, в котором тот боролся с коррупцией, страдал от снобизма элиты, демонстрировал бесстрашие перед угрозами террористов, опираясь на поддержку народа. Кроме того, референдум проходит в условиях режима чрезвычайного положения, и некоторые видные оппозиционные деятели и активисты сидели в тюрьмах и не имели возможности вести пропаганду и агитацию.

О чем на самом деле стоял вопрос?

Поскольку юридические хитросплетения предлагавшихся поправок к конституции массы своим умом, естественно, постичь не могли, вопрос перед ними фактически стоял следующий: стоит ли отдавать безоговорочно Турцию в руки Эрдогана?

В свете того, что по итогам последних выборов правящая Партия справедливости и развития (ПСР) и ее союзники получили свыше 60 процентов голосов избирателей, а на референдуме да сказали чуть более 50 процентов (оппозиция считает, что менее 50 процентов), то можно констатировать, что эту идею не поддержала даже часть сторонников Эрдогана.

Как голосовали турки территориально?

Очень многое говорит в этом плане карта голосования: Эрдогана безоговорочно поддержала сельская глубинка и жители маленьких и средних городов, кроме районов компактного проживания курдов на юго-востоке страны. Против голосовали жители европейской части Турции, все эгейское и средиземноморское побережье, живущее во многом за счет международного туризма, а также районы вокруг столицы - Анкары. Иными словами, наиболее развитые и богатые районы, города-мегаполисы. Можно также сказать, что турки-османы, которые во многом европейского происхождения и не столь религиозны, голосовали против консервативных турок-сельджуков. Более светская, ориентированная на Европу или национализм кемалистского толка, часть Турции оказалась по другую сторону баррикад с турками-традиционалистами, менее образованными, преданными своим традициям и исламу.

По поводу чего раскололась Турция?

референдум в ТурцииФото: Lefteris Pitarakis/AP/TASS

Турки разошлись во мнениях относительного того, что будут означать и каковы будут последствия поистине султанских полномочий турецкого президента, хорошо это или плохо, хотя фактически на референдуме шла речь о том, чтобы узаконить и расширить имеющиеся де-факто у Эрдогана полномочия.

Его сторонники считают правильным, если у Эрдогана появится возможность распускать парламент, объявлять чрезвычайное положение, назначать и увольнять министров и судей, указы, представлять бюджет. Если Эрдоган сможет претендовать на два президентских срока подряд и каждый из них увеличится с четырех лет до пяти. Они также считают правильным "подрезать крылья" армии, которая со времен основателя современной Турции Кемаля Ататюрка фактически управляла страной через своих представителей, опираясь на светскую элиту, так как в новой системе власти лица, имеющие отношение к вооруженным силам, будут лишены права баллотироваться. Кроме того, сам президент возглавит армию, получит право назначать начальника Генштаба.

Простой народ, стоящий в основном горой за Эрдогана, считает правильным упразднение должности премьер-министра и переход в президентские руки исполнительной власти и что президент сможет оставаться партийным вождем. Что ему станет легче вводить и продлевать чрезвычайное положение. Что его вето можно будет преодолеть только абсолютным большинством голосов в парламенте, что, по сути, нереально. И их также, безусловно, радует, что кумира простого народа станет практически невозможно отстранить от занимаемой должности. Для этого нужно будет получить две трети голосов депутатов парламента. Ну а если же их все же удастся получить, то… все равно ничего не выйдет. Потому что для этого будет необходим также вердикт Конституционного суда, 12 из 15 судей которого назначит сам Эрдоган.

Кроме того, поправки в конституцию гарантируют неприкосновенность президента, что немаловажно для Эрдогана, которого вместе с его семьей оппозиция обвиняет в коррупции. Народу до верхушечной коррупции, которая просто превосходит своими размерами его воображение, дела нет, для него важно, что Эрдоган и его команда реально заботятся при этом о нуждах простых людей. Тогда как светская кемалистская элита демонстрировала по отношению к народному и религиозному турецкому большинству снобизм и преследовала в основном свои интересы.

Однако практически все вышеперечисленное не устраивает сторонников светской, ориентированной на Европу и Запад Турции. Они справедливо полагают, что путь в Европу для Турции теперь будет окончательно закрыт. Что не только европейцы, но и американцы, которые тоже сомневаются "в качестве турецкой демократии", отвернутся теперь от Анкары, кроме взаимодействия в оборонной сфере. Они опасаются, что западный бизнес не будет, как ранее, делать щедрые инвестиции в "диктатуру", потеряв доверие к турецкой судебной системе. Ну и, естественно, турецкие "западники" опасаются усиления исламизации и полного краха кемализма, превращения некогда светской Турции в страну чисто исламского типа.

Будущее уже началось

И определенные основания для этого у них есть. Одной из первых реакций Эрдогана на успех референдума было заявление о том, что он "первым делом" обсудит с главой правительства Бинали Йылдырымом и председателем оппозиционной Партии националистического движения (ПНД) Девлетом Бахчели вопрос о возвращении… смертной казни.

"Сегодня те, кто грозил нам палкой, получили ответ у урн для голосования. Нам предстоит еще многое сделать, и первым делом я обсужу с господином премьер-министром и господином Бахчели тему смертной казни", - сказал он. Эрдоган пообещал "проведение нового референдума по этой теме".

Укрепил ли Эрдоган свою власть?

Трудно сказать, укрепил ли свою власть победой на референдуме Эрдоган или нет, ведь он и так фактически обладал всей полнотой власти и имеет "ручного" премьера. Помимо очевидного раскола страны он получил также ситуацию, в которой ему теперь придется отвечать за все. Ему лично, и вину за то, если что-то пойдет не так, свалить будет не на кого. Пока экономика развивается хорошо (а с этим уже есть проблемы) и страна богатеет, новые полномочия для него большой плюс. Однако если ситуация в этой сфере изменится, все будет иначе.

Тем не менее для многих турок, имперцев и государственников исторически новая система более понятна и близка. И Эрдогану придется делать все, чтобы соответствовать своей новой роли. Для простого народа это неплохо.

Куда пойдет Турция?

Во внешнеполитическом смысле перемены в Турции означают, что страна разворачивается на Восток и получает - из-за невозможности двигаться в западном направлении, потому что "султанская" Турция совершенно неприемлема для ЕС, - серьезные перспективы в плане евразийской интеграции. И это надо приветствовать.

Непредсказуемость и импульсивность нынешнего турецкого лидера, заручившегося какой-никакой поддержкой народа, во внешней политике также, вероятно, усилятся. И тут возможны для всех определенные проблемы. Это касается и турецкой политики в Сирии, и на других направлениях, в том числе в отношениях с Россией, которую в целом не могут не радовать предстоящие перемены в Турции.

Долговечность произведенных Эрдоганом перемен вызывает, правда, вопросы. Политик его калибра появится в Турции не скоро, а эта система сделана под него. В этом ее потенциальная слабость.

 

Читайте также материалы по теме:

Референдум в Турции: Станет ли президентская власть абсолютной?

Эксперт: Эрдоган добьется безраздельной власти

Эрдоган пообещал призвать Европу к ответу

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх