Тезисы о феминизме и отношениях полов, не прошедшие цензуру «Дождя»

  • Тезисы о феминизме и отношениях полов, не прошедшие цензуру «Дождя»

Царьград публикует расшифровку разговора между ведущим телеканала Андреем Афанасьевым и блогером Ариной Холиной в студии «Дождя»

На прошлой неделе ведущий Царьграда Андрей Афанасьев принял участие в программе «Женщины сверху» на телеканале «Дождь». Темой стала раздутая в социальных медиа и СМИ истерика вокруг взаимоотношений некоторых российских женщин и иностранных болельщиков. В качестве оппонента в студию пришла знаменитая секс-энтузиастка и блогер Арина Холина, отличающаяся ярко выраженной феминистской позицией и положительным отношением к промискуитету. 

Запись длилась без малого полчаса, однако в финальную версию редакторы «Дождя» взяли лишь четыре минуты. Сложно наверняка определить мотивы журналистов, однако не хотелось бы, чтобы важные слова, сказанные по этому поводу, не нашли свою аудиторию. Именно поэтому Царьград публикует вырезанные части разговора Андрея Афанасьева и Арины Холиной в программе Анны Монгайт «Женщины сверху».

https://tvrain.ru/teleshow/zhenschiny_sverhu/obsuzhdenie-467179/

О причинах агрессии

Андрей Афанасьев: Мужчины, которые обзывают женщин, отправляющихся на Никольскую, неприятными словами и изрыгают в их адрес проклятия и угрозы, делают так, потому что они наконец-то осознали свою слабость и полное понимание того, что нынешний мужчина — это существо глубоко униженное. И они это на себе в полной мере прочувствовали, поэтому это вызывает такую реакцию.

Анна Монгайт: Кем унижены?

А.А.: Унижены обществом, унижены самой системой. Вы очень часто говорите про то, что довлеет патриархат, патриархальное общество, а его уже очень давно нет. И все те симптомы, все те явления, которые мы с вами обсуждаем, являются ярким тому подтверждением. И, кстати, та справедливая критика наших женщин в отношении мужчин — что они рохли, нытики, лежат целыми днями на диване, — как раз подтверждает мой тезис, что патриархата нет. Потому что настоящие патриархальные взаимоотношения, а не те, которые формулируются в учебниках феминизма третьей волны, — это те, при которых у мужчины в принципе нет возможности умыть руки и сказать: «Это не моя ответственность, это ты сама реши». Мужчина в патриархальном обществе, в патриархальной системе несет ответственность за все.

А.М.: Как вы относитесь к женщинам, которые в поисках любви отправляются знакомиться с заезжими фанатами?

Болельщики на Никольской. Фото: www.globallookpress.com

А.А.: Скорее с сочувствием, с состраданием. Потому что, с одной стороны, я понимаю, что, наверное, они пытаются в этом найти какую-то отдушину. Опять же, тут надо понимать, если они идут для быстрого интима, так сказать, фаст-секса, то, конечно, я не могу это поддержать и не могу относиться к этому как к чему-то хорошему в силу своих религиозных и моральных убеждений. А если они ищут в этих людях мужа, защитника, то почему бы и нет? Но сам по себе формат таких взаимоотношений и контекст, в которых они происходят, не располагают к чему-то серьезному.

О «заграничном муже»

А.М.: Раньше казалось, что появление иностранцев в России — это некоторый повод вскочить в социальный лифт, который вынесет тебя за границу, в более благополучную экономику, новую жизнь. Как вы считаете, является ли сегодня для девушек, которые очаровывают многочисленных иностранных болельщиков, приехавших в Россию, поводом для знакомств, для развития отношений желание куда-то вырваться — в другую экономику, в другое благополучие?

А.А.: Очень сложно сказать обо всех сразу, ведь люди очень разные. Во-первых, я бы все-таки не считал, что это какое-то массовое, повальное явление, что все кругом только и делают, что занимаются сексом на улицах с иностранцами. По большому счету, если статистически подходить, это 30 роликов, которые гуляют по социальным сетям, и 50 фотографий. Ну даже если 100, 200, 300, ну, 500 человек...

Русский ответ: Кто виноват, что наши женщины спят с иностранцами

А.М.: Вы считаете, что ситуация преувеличена?

А.А.: Ситуация преувеличена за счет СМИ, за счет медиа, за счет нас с вами, коллеги. Но раз уж мы это обсуждаем, значит, тема есть. Значит, это беспокоит общество. Тем более что мы видим, какой отклик это получает в соцсетях. Более того, среди тех, кто выдает себя за любителей, очень много, скажем так, профессионалов. Очень многие женщины, представительницы древнейшей профессии, съехались в Москву на заработки.

А.М.: В том числе и они.

А.А.: Проститутки приехали в Москву на заработки. И под видом простых девушек, как это обычно бывает, очаровывают иностранцев. А потом, думаю, выставляют им счет. А иностранцы, уже наученные западным матриархальным обществом, отдадут последнее, лишь бы их не обвинили в чем-нибудь не том. Потому что у них уже сплошные фобии на эту тему. Это одна группа. Другая группа, я думаю, что это действительно девушки из провинции, у которых есть определенные мифы и определенные стереотипы о Западе: как хорошо там живется, сейчас меня увезет какой-нибудь дон Педро в свою страну замечательную, и я там буду королевой.

Те, кто бывал и особенно жил в Европе или еще где-то, прекрасно понимает, что так будет далеко не всегда. Может быть, у кого-то и получится, но в целом скорее нет. Я это могу сказать как человек, достаточно долгое время живший в Испании. И, наконец, есть те, кто ищет каких-то минутных мимолетных связей, такие женщины тоже были всегда, и от этого никуда не денешься. Но, опять же, я бы не преувеличивал масштаб происходящего бедствия. Есть, но Бог им судья.

О том, что Россия — самая феминистская страна в мире

А.М.: Давайте посмотрим правде в глаза, на современное, в том числе российское, общество. Когда мужчина расположен к знакомству и быстро знакомится, даже не приходит в голову это обсуждать. А когда это происходит с женщиной — все... Женщина! Как она посмела вести себя так?

А.А.: Это же постсоветский контекст. Вы посмотрите, на каких фильмах...

А.М.: Советское общество было патриархальным?

А.А.: Нет, оно было чистой воды матриархальным, очень прогрессивным. Самое матриархальное общество, самое прогрессивное...

Арина Холина: В каком смысле?

А.А.: В какой стране аборты легализовали в первый раз? В Советском Союзе, в РСФСР. При дедушке Ленине. Когда еще женщины в Европе были собственностью. А у нас уже детей в себе убивали.

А.М.: Сталин потом запретил.

А.А.: А потом опять разрешил Хрущев. Поэтому общество матриархальное. И прогресс раскрутился у нас в стране так, что дай дорогу. Нам все все время говорят, что Россия — отсталая страна. А мы весь мир в прогрессе, в приближении к концу света обогнали очень серьезно, и людям есть на что посмотреть, к чему могут привести процессы, которые сейчас в Европе, в США только набирают силу. К чему могут они привести? Мы уже через это прошли.

Насчет Советского Союза: обратите внимание, какие образы, ролевые модели мужчин культивировались массовой советской культурой, начиная с Хрущева, в 60-70-е. «Самая обаятельная и привлекательная». Кого играл Абдулов? Какого-то там рохлю. Просто за счет того, что он высокий и воняет не соляркой — он уже красавец, все на него вешаются. А он вообще из себя ничего не представляет, стоит там что-то чертит. «Ирония судьбы, или С легким паром!». Инфантильный алкаш, просто свалился...

А.М.: Алкашом он не был...

А.А.: Ну хорошо, пьяница, любитель выпить. Сваливается на голову женщине. И вот она радуется. Но это же ужасно. Это не мужчина, понимаете, это просто какой-то мох.

СССР — патриархальное или матриархальное общество?

А.Х.: СССР был таким суперматриархальным обществом, и вы транслируете при этом, я уверена, что это все из предыстории растет, в абсолютно суперпатриархальную историю, что отец ушел от матери, мать, бедняжка, на двух работах...

А.А.: Если отец ушел от матери, он — свинья, и его нужно выпороть. С точки зрения патриархата.

А.Х.: Женщина у вас — какая-то жертва, которая не может ни заработать толком...

А.А.: Нормальная женщина в современном мире может заработать. Но ребенку лучше все-таки, на мой взгляд, расти в полноценной семье, где есть отец и мать. Я родился в 1989 году. И у меня в классе из 30 человек, наверное, у 25 родители были разведены, они жили в неполных семьях. Это пришлось на 90-е. Вот мы сейчас пожинаем плоды и этого тоже.

А.Х.: Что, они стали проститутками?

А.А.: Понимаете, я не хочу давать этому какую-то моральную оценку. Вы меня все время выводите на что-то. Я считаю, что неправильно говорить «я вырежу тебе матку» или еще что-то. Я, наоборот, жалею. Но просто хочу дискурс перевести на более глубокий уровень, разобраться в причинах. А причины как раз в том, где отец этой девочки. Он же где-то сидит и пьет пиво. Я бы не девочку осуждал, в глаза ей смотрел и говорил, что «ты позоришь русскую кровь». Я бы с отцом поговорил. И с отцом я бы поговорил по-мужски и абсолютно по-другому.

А.Х.: Он бы вам сказал: «Мужик, знаешь, дорогой мой, не лезь. У меня прекрасная, офигенная дочь, я очень горжусь ее поведением, я ее любил, обожал...»

Фото: www.globallookpress.com

А.А.: Ну пусть видео посмотрит — с бразильцами, с мексиканцами. Какой отец так скажет?

А.Х.: Мой.

А.А.: То есть вы запишете домашнее порно и покажете своему отцу?

А.Х.: Мы не говорим о порно. Видео были, всякие обнимашки...

А.А.: Нет, не обнимашки. Там были даже видео уличного секса и абсолютно ужасные видео из клубов.

А.Х.: Процесс я не видела.

А.А.: Зайдите в группу «ВКонтакте», раз уж мы это все обсуждаем. Там приятного мало.

А.Х.: Мой папа бы сказал: «Это мое дело». Он бы не стал смотреть со мной секс, поэтому я бы с ним не стала смотреть секс. Но он бы...

А.А.: Подождите. Даже вы, Арина, такой секс-энтузиаст и секс-пропагандист, говорите, что с папой...

А.Х.: Я же не пропагандист секса со своими родителями.

А.А.: Мы говорили про то, чтобы взять девочку, видео, показать ее отцу.

А.М.: Несет ли отец ответственность за свободное поведение дочери?

А.А.: За моральное воспитание.

А.Х.: Я рада, что мой папа нес, конечно, ответственность за всю мою жизнь и что он воспитал меня... Немножко у нас трудный спор, потому что...

А.А.: Мы из разных миров.

А.Х.: Я так поняла, что вы — человек религиозный.

А.А.: Конечно. А вы — не религиозный? У вас Звезда Давида на цепочке.

А.Х.: Я не религиозный, я секулярный человек абсолютно. Но вы достаточно ответственно подходите к своей религиозности. Я — безответственно. Если бы вы были просто обычным светским человеком, с такой точки зрения было бы проще разговаривать.

Митинг феминисток. Фото: www.globallookpress.com

О нынешнем российском обществе

А.М.: Действительно ли российские мужчины — это корень проблемы?

А.Х.: Не мужчины. Я считаю, что и женщины тоже. Потому что женщины лицемерят и, с одной стороны, ведут себя очень феминистично, но при этом делают вид, что просто-таки мечтают стать домохозяйками. То есть у них постоянное противоречие, и у мужчины точно такое же противоречие. Мы живем в этом парадоксе. И, действительно, надо менять ситуацию всеми возможными способами, чтобы люди были в гармонии.

А.А.: Это, безусловно, так, нужно быть в гармонии. А гармония возможна только, когда все на своем месте. Когда есть определенная система... Потому что есть порядок и есть хаос.

А.М.: Сейчас хаос или порядок?

А.А.: Конечно, сейчас хаос. Я бы даже сказал — свинство. Причем даже не относительно к чемпионату мира, а просто мы никак не выберемся, мы никак не поймем, не вспомним, не осознаем, кто мы, вообще, зачем, почему? То ли мы Святая Русь, то ли мы постсоветская демократия, то ли у нас Крестный ход, то ли у нас аборты за государственный счет. В общем, на самом деле, у нас всех полная шизофрения. Мы находимся в этом контексте. И такие скандалы, разговоры позволяют каждому человеку на каком-то внутреннем, очень глубоком интуитивном духовном и душевном уровне понять: а как я на самом деле считаю?

Считаю ли я правильным, если кто-то переспал с девушкой, она забеременела, а он убежал? Кто он после этого: мужик, мужчина или так себе, плесень какая-то? У нас таких очень много. У нас сколько миллионов алиментщиков по стране. Я бы их вообще в правах поражал. Просто отбирал бы права, отбирал загранпаспорта. И люди, которые оставили женщину со своими детьми, со своей кровью и куда-то там убежали и живут там другой жизнью, а они сами барахтаются, вот таких людей... Это я не как феминист, это я как патриархальный человек с телеканала «Царьград» говорю.

Я бы таких, если бы они не возвращались, подвергал физическому наказанию. Поэтому это все — как раз следствие эрозии патриархата. Эрозии того, что мужчины то ли не хотят, то ли не могут, то ли их не научили, что такое — быть мужчиной. Они в глубине души знают, что ведут себя как ничтожества. Потому что ничтожеством они, конечно, не являются. Просто они находятся в таком состоянии.

Нужно просыпаться. Я тоже об этом сказал в материале, который привлек ваше внимание. Я сказал: мужики, пора просыпаться. У нас ведь не так много осталось времени, еще 10-20 лет — и все просто развалится. А виноваты будем мы. И будет очень-очень смешно потом говорить: ну, это не я. Каждый, кто ушел от жены, каждый, кто развалил свою семью, каждый, кто не старается для своих близких, для детей, для жены — вот он в этом и виноват, во всем, что происходит. Отцы этих девочек... виноваты отцы. Вот они сидят, пиво пьют... Не знаю, смотрят их отцы телеканал «Дождь» или нет, но виноваты в этом они.

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту

Царская семья. Последние дни. 14 июля 1918 года Спецслужбы США пытаются сорвать встречу Трампа с Путиным