Теракт в Берлине: найден удобный подозреваемый, расследование продолжается

  • Теракт в Берлине: найден удобный подозреваемый, расследование продолжается

Когда доверия нет, нельзя принимать на веру то, что тебе говорят, особенно когда понятны мотивы, зачем это делают

Немецкие спецслужбы, захватившие по "горячим следам" прибывшего в Германию в начале этого года пакистанца, но быстро отпустившие его, "исправились" и нашли нового подозреваемого в теракте на берлинском рождественском базаре. Опыт, однако, показывает, что когда в расследование террористических акций вмешивается большая политика, правдивыми являются самые первые сообщения о ходе расследования, когда следствие еще не находится под давлением и ловит настоящего преступника.  

А что же было делать немецким сыщикам, если федеральный канцлер Ангела Меркель на всю страну и весь мир заявляет: "Я знаю, что нам всем будет особенно сложно перенести информацию, если она подтвердится, что человек, который совершил это преступление, просил в Германии защиты и убежища"? 

А 23-летний пакистанец - просил. Он прибыл в Европу по пресловутому "Балканскому маршруту", который Меркель долгое время не позволяла закрыть, "пригласив" обездоленных всего мира сниматься с мест и переселяться в Германию. Он само олицетворение того, что за "беженцы" наводнили страну и живое напоминание о предостережениях оппозиции, что нельзя пускать в ФРГ так много непонятных людей непонятно откуда, в основном без документов, в отношении которых совершенно не известно, что у них на уме. Поэтому если это он убийца по меньшей мере 12 немцев, поляка и израильтянки на рождественском базаре в Берлине, значит, получается, политическую ответственность за это несет федеральный канцлер, и сейчас отказывающаяся под предлогом святости либеральных догм и "принципов "открытого общества" закрыть границы страны перед нелегальной миграцией со всего мира.  

Фото:David Mirzoeff/Zuma/TASS

Тунисец вместо пакистанца 

Такой естественный вывод из берлинской трагедии требовал другого подозреваемого. Наиболее желательным кандидатом на эту роль был бы, конечно, какой-нибудь выходец из России, которых немало в Германии, однако это было бы слишком откровенно, хотя, кто знает, может быть, "следствие" к этому еще придет. А пока немцам предъявили фигуру нового подозреваемого, в целом "безопасного" для политических перспектив Меркель. 

Давайте познакомимся. Это – молодой, но уже немало совершивший нехорошего в своей жизни тунисец Анис Амри. Отправляясь давить на фуре посетителей берлинского рождественского базара, он, по примеру арабов, которым приписываются теракты 11 сентября в Нью-Йорке и Вашингтоне, взял с собой паспорт и "забыл" его в грузовике, как и свои "пальчики". Он попал в Германию не по пресловутому "Балканскому маршруту", а через Италию - из-за нераспорядительности итальянских и тунисских властей, отсидев четыре года в итальянской тюрьме и уклонившись от отсидки в тунисской тюрьме – за вооруженный грабеж. Этот склонный к насилию тип вообще не должен был оказаться в Германии. Его должны были выслать из Италии на родину – в Тунис. В 2011 году, когда Амри было 18 лет, он участвовал в поджоге центра временного приема мигрантов на острове Лампедуза. Итальянские власти внесли личные данные тунисца, вытолканного с родины организованной Вашингтоном "Арабской весной", в единую информационную систему Шенгена, согласно газете "Коррьере дела сера". Предполагаемый террорист попадал также в сферу внимания и американских спецслужб. По данным газеты "Нью-Йорк таймс", он мог быть связан с исламистами и - по крайне мере однажды - использовал мессенджер Telegram, чтобы выйти на связь с запрещенным в России ИГИЛ. В США ему не продали бы билет на самолет - он был в "черном списке". 

Анис Амри

Немецкие власти создают себе алиби 

В этой ситуации немецкие власти, по данным СМИ ФРГ, ссылающихся на источники в правоохранительных органах, проявили максимум бдительности. Когда по вине итальянцев и тунисцев Амри все же попал в Германию, ее спецслужбы установили за ним слежку, которая велась с марта по сентябрь текущего года, и была прекращена, когда она не выявила ничего подозрительного. Тем не менее запрос Амри о предоставлении "убежища" в Германии был отклонен, а суд в Равенсбурге вообще приговорил тунисца к депортации летом 2016 года. 

Тунисца объявили в розыск не только в Германии, но и во всех странах Шенгенской зоны, сообщил министр внутренних ФРГ Томас де Мезьер. За информацию о местонахождении "берлинского террориста" объявлена награда в 100 тысяч евро. Его якобы видели и пытались поймать в Дюссельдорфе, и сейчас ловят по всей стране.

"Привлекаем к розыскам общественность. Мы просим вашей помощи. Поиск Аниса Амри в связи с терактом на рождественской ярмарке на площади Брайтшайдплац в Берлине 19 декабря 2016 года. Вознаграждение до 100 тысяч евро", - сообщили в Генпрокуратуре ФРГ, которая предупреждает, что 23-летний тунисец может быть вооружен и очень опасен. 

Иными словами, немецкие власти в этой истории практически безупречны. Меркель - совершенно ни при чем. Единственный упрек, который можно ей предъявить, что ФРГ не закрыла свои границы перед нашествием "нелегалов", как того требуют "националисты" и "фашисты". А также то, что их депортация не организована более надежным образом. 

Дом в тунисском городе Уэсласьа, где жил подозреваемый в совершении теракта в Берлине Анис Амри. Фото: Riadh Dridi/АР/TASS

Но разве можно предъявлять Меркель эти упреки? Она же демократ, само воплощение либеральных ценностей. Она радеет за "открытое общество" и "права человека" во всем мире и, как глава всех благородных и гуманных немцев и вообще людей Запада (коль скоро Дональд Трамп не тянет на эту роль) считает, что Европа, несмотря ни на что, не вправе отказывать в "убежище", не изменяя своим "принципам". 

Однако, в этих "демократических" рамках немецкие власти сделали все возможное, чтобы преступление в Берлине не состоялось, но ведь 100-процентной гарантии, что теракты всегда удастся предотвращать, дать не может никто. Даже Меркель. Вот к такой мысли подводят мейнстримные СМИ граждан ФРГ, возмущенных и разгневанных случившимся. 

"Правильные" опросы 

Ну а чтобы еще больше успокоить народ, послушные властям газеты публикуют опросы, очень похожие по задумке на те, которые публиковались в США перед президентскими выборами, и почти все единодушно показывали, что Хиллари Клинтон победит на них с большим преимуществом Дональда Трампа. Их цель была убедить американцев в том, что за Трампа голосовать бесполезно, раз большинство все равно проголосует против него. Цель немецких опросов заключается в другом: показать, что ничего страшного не произошло, претензий к Меркель – нет, поскольку немцы по-прежнему якобы ощущают, что живут в безопасной стране. 

Так, согласно данным социологического опроса института исследования общественного мнения Forsa, проведенного по заказу телеканала RTL, несмотря на кровавый теракт в Берлине, 80% бюргеров чувствуют себя в безопасности. И всего 10% опрошенных из-за страха перед возможными терактами решили не посещать рождественские базары, футбольные матчи и другие массовые мероприятия. При этом 46% респондентов не готовы отказаться от традиционного образа жизни, а в мироощущении 43% вообще ничего не изменилось. Усиление мер безопасности поддерживают 47% немцев, а свыше половины считают, что существующих - вполне достаточно. 

В общем, все хорошо, прекрасная маркиза… 

Что это значит? Что происходит, если кто-то не выучивает преподанный ему урок? Ничего хорошего: вначале – неприятности, а потом – новая попытка справиться с тем, что ранее не удалось. Значит, все будет повторяться снова и снова, пока немцы не скажут – хватит. 

Однако, как нам кажется, данный опрос вовсе не показатель того, что немецкий народ правильных выводов из сложившейся ситуации еще не сделал. Если бы действительно 80% немцев на следующий день после теракта в Берлине ощущали себя в безопасности, партия Меркель ХДС не проигрывала бы с треском одни региональные выборы за другими, в том числе асистемной "Альтернативе для Германии" (АдГ), ведь экономических поводов для недовольства христианскими демократами у немцев пока нет. Народ отвергает их прежде всего из-за ущербной миграционной политики. 

Фото:David Mirzoeff/Zuma/TASS

Еще те "беженцы" 

Поскольку все больше немцев понимают, что в ФРГ едут не "беженцы". Если люди где-то все потеряли, и бегут, спасая свою жизнь, откуда у них столько сил добежать до другого конца света, столько денег, чтобы оплатить дорогу, такие дорогие и замысловатые гаджеты, которых нет и у многих европейцев, почему они так хорошо одеты? Настоящие беженцы способны пройти, в чем есть, пару десятков километров, у них мало денег, они рады паре бутылок чистой воды и одеялу. Поэтому с иголочки одетые, прекрасно осведомленные о маршрутах и неведомых у них на родине "правах" "беженцы", которые орут на немецких чиновников: "Give me my money!" - и в случае малейших проблем обзывают их "нацистами" (даже явно не понимая, что это на самом деле значит, но зная, что это должно подействовать) - это не беженцы, а участники социального джихада в Европу. И ведут они себя в Европе совершенно не как "просители убежища". 

Два конкурирующих проекта 

В событиях в Германии и других европейских странах нашли отражение два уникальных проекта, которые осуществляются одновременно. Один из них задуман европейской и даже шире - западной глобалистской элитой, ведь "беженцев" приглашали в ФРГ не только Меркель, но и прежде всего англо-американские "блогеры", финансируемые Соросом и Ко "неправительственные организации". 

В этих кругах, взирающих на многообразный и в основном совершенно не похожий на западный мир из собственного либерального футляра, хотят использовать миграционное цунами для того, чтобы оно смыло старые европейские идентичности, традиции, в том числе саму демократию (ведь в какой-то момент ей придется начать себя защищать), избавило верхи от социальных обязательств перед своими народами, а их – от привилегий, добытых в жестоких классовых битвах в минувшую эпоху. Они рассчитывают, что после "оптимизации" расходов (сокращения зарплат, пенсий и т.д.) из этого коктейля получится лишенная корней, исторических традиций масса, которую можно будет держать в узде финансово-полицейскими методами, проповедуя при этом что угодно и продолжая ставить над ней новые социальные эксперименты в постмодернистском стиле. 

Фото: Melita Antonio/Zuma/TASS

Возможно, еще одним мотивом является стремление использовать мигрантов на рынке труда, потому что "современные европейские ценности" не способствуют рождению детей, европейские страны стареют, численность коренного населения сокращается. Однако такие соображения могут играть лишь второстепенную роль: опыт Германии, Франции и других государств показывает, что приехавшие, в своей массе, совершенно не желают трудиться, выбирая социальный паразитизм. Из прибывших в ФРГ в 2015-2016 годах почти 1,5 миллиона нелегальных мигрантов работу нашли, по данным статистки, всего несколько сотен человек. 

Это же рай! Зачем работать на низкооплачиваемых работах (другие нелегальным мигрантам по целому ряду причин просто не светят), если пособия по безработице, социальные выплаты на детей позволяют иметь больше денег и уйму свободного времени? Ведь можно "подработать" и продажей наркотиков или заведя себе несколько жен. Для властей европейских стран они будут матерями-одиночками, зато их пособиями на детей будет распоряжаться муж. Так, один обосновавшийся в ФРГ сирийский дезертир, известная в этой стране медийная личность, получает за четырех жен и 23 ребенка 30 тысяч евро в месяц! Он постоянно заявляет, что вернется в Сирию, когда там покончат с "тираном" Башаром Асадом. Вы в это верите?  

Так мы и перешли к другому - осуществляющемуся параллельно с глобалистским - проекту, который можно назвать исламистским. Те, кого хотят использовать в своих целях, вовсе не намерены служить орудием западных либеральных элит и ставят перед собой собственные задачи. Они бегут из перенаселенных городов Азии и Африки, стран с неразвитой экономикой, где при существующем уровне рождаемости значительная часть молодых мужчин и женщин просто никому не нужны и не могут найти своего места. Они рассматривают Европу с ее социальными программами, "толерантностью", неспособностью отстаивать свои ценности и богатством как тучную ниву, которую нужно использовать в своих интересах и постепенно приспособить под свои нужды. Те, кто достаточно успешно пытаются управлять этим конкретным проектом и мечтают о халифате на полпланете, прекрасно осознают, что при таких колоссальных миграционных потоках мусульмане в ведущих западноевропейских странах через 30 лет будут составлять большинство населения, и они смогут навязать всем остальным свои обычаи, нравы и традиции…   

Что из этого выйдет и как происходит "радикализация"? 

Что получится из столкновения обоих проектов, проснутся ли коренные европейцы перед разверзающейся перед ними бездной, мы скоро увидим. Но пока происходит следующее. Приехавшие проедают социальные фонды, увеличивают численность населения, чуждого европейским традициям, замыкаются в основном в своей среде – благодаря спутниковому телевидению из стран происхождения, мечетям и молельным домам, специфическим социальным сетям. Причем имеет место любопытный феномен: если старшее поколение мигрантов продолжает ощущать себя пакистанцами, тунисцами и т.д., то их дети в инокультурном окружении ощущают себя чаще всего уже просто мусульманами, причем не адептами живого, традиционного ислама, а его отвлеченной и примитивной схемы салафитско-ваххабитского толка. В них постепенно проникают и некоторые европейские обычаи и традиции, и почти всегда не самые лучшие, что делает их чуждыми и для тех стран, из которых в Европу приехали их отцы и деды.

Но также и для коренных жителей европейских стран, которые чаще всего продолжают видеть в них чуждых себе мигрантов. Эти люди из сидящих на социальных пособиях семей проводят время в компьютерных играх, молитвах, посещают мечети, где нередко вещают "проповедники ненависти". Да и живут они зачастую уже в настоящих гетто, куда боится заглядывать полиция. Как правило, они неважно учатся в школе, говорят с акцентом на европейских языках и не могут рассчитывать на хорошую работу по причине отсутствия должного образования, низкой квалификации, да и (будем честными до конца) в некоторых случаях - расовых предрассудков. У них есть еда, одежда, им зачастую не надо работать, а, значит, есть много свободного времени, мало денег и масса неудовлетворенных амбиций, а также ощущение, что вокруг - чуждый, враждебный мир, достойный того, чтобы объявить ему войну. 

Так происходит "радикализация" вчерашних мигрантов и их беспочвенных детей, которые начинают ненавидеть окружающих, скачивать из интернета инструкции по изготовлению взрывных устройств, отправляются в качестве "джихадистов" повоевать на Ближний Восток, а потом, получив там новую дозу ненависти, обратно "домой". И такие превращения происходят сейчас в Европе с сотнями тысяч людей с миграционным прошлым.

И каждый год в этот котел, где уже бурлит такая жгучая ненависть, добавляются сотни и сотни тысяч новых мигрантов. В этих условиях, чем бы ни кончилась эта драма, можно не сомневаться, что трагедии, подобные берлинской, будут происходить в Европе в ближайшие годы повсеместно. И скрывать их причины властям будет все сложнее, как и предотвращать их. Либеральная догма – "Европа дает убежище"  – требует, увы, жертвоприношений, одно из которых и состоялось на берлинском рождественском базаре.

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту

Загрузка...

Оставить комментарий

Ракеты России: неотразимый меч и необоримый щит Чиновники против героев Русского Мира
Новости партнёров
Загрузка...