Суверенитет Южной Осетии. Они хотели остаться в единой стране

  • Суверенитет Южной Осетии. Они хотели остаться в единой стране

Двадцать семь лет назад в Цхинвале объявили о независимости от Грузии, но, по иронии судьбы, не с целью дробления некогда общей для всех народов территории, а для ее сохранения

«Что касается сепаратизма, то Грузия сама вышла из состава бывшего СССР путем сепаратизма и грузинские руководители являются первыми сепаратистами»

Борис Чочиев, осетинский политик 

Очень часто войны на постсоветском пространстве начинались по схожему сценарию, который можно описать простой схемой. Одна сторона жаждала развала страны и национального реванша, в чем ее поддерживал Запад, другая же понимала, что для того, чтобы сохранить себя, ей просто необходимо остаться в составе единого пространства, не важно какой формации, но формации империи, когда-то созданной многовековыми усилиями русских государей.

Ситуация в Южной Осетии не стала исключением. Единая русская цивилизация гарантировала и гарантирует осетинам сохранение собственной этнической общности, с древней нужно отметить историей. В то время как политика Тбилиси – ничего, кроме постепенной ассимиляции и национального уничтожения.

Земля для всех

Горячие споры о том, когда появились осетины на территории нынешней Южной Осетии не утихают и по сей день. Историки каждой стороны – осетинской и грузинской, приводят собственные, «единственно правильные и политически не ангажированные аргументы», которые, само собой обслуживают текущую геополитику, не более. Если же попытаться сохранять объективность, то, безусловно, приходишь к пониманию, что осетин на этой территории до 17 века практически не было, а вплоть до начала века 19-го, например, Цхинвал был населен исключительно грузинами, армянами и евреями. О чем это говорит? Какой из этого следует сделать вывод?

Да, нормальный, христианский вывод – на этом крошечной участке земли Милостью Всевышнего нашлось место для всех. И никто, живущий там поколениями, не может считаться пришлым. В то время, как более оседлые и изнеженные цивилизацией грузины покидали этот край по причине неурожаев, голода, постоянных горских набегов, более архаичная часть осетинов селилась на освобождавшихся территориях, и постепенно их становилось все больше, а за более чем два века этот народ стал считать эту землю тоже своей.

ОсетияЮжная Осетия. Фото: Владимир Веленгурин/Фотохроника ТАСС

Однако политики в Тбилиси, тем, кому национальный гонор жестко ударил в горячие головы, несколько раз пытались решить «осетинский вопрос», по сценарию, согласно которому в истории человечества такие национальные вопросы пытались «решить» не раз.

И первая такая попытка произошла как раз в годы краха русской империи. Обрадовавшись представившейся, благодаря общей кровавой смуте, возможности получить свой независимый государственный надел, забыв, как сами когда-то шли в подданство Москвы с целью защитить себя от агрессивных мусульманских соседей, грузины взмечтали о создании собственного мононационального государства. Правда, с рядом других народов на его территории, у которых на фоне этих планов появились свои собственные планы, прямо, надо сказать, противоположные.

Окончательное решение нерешаемого вопроса

Против унитарной Грузии в лихолетье гражданской войны, кровавым вихрем захлестнувшей территорию бывшей Российской империи, за какие-то три года осетины восставали три раза, то есть с периодичностью по одному вооруженному бунту в год. И всякий раз эти выступления шли под лозунгом... Нет, не создания собственного осетинского государства, а возвращения в большую Россию. Во-первых, потому, что «югоосетины» не хотели терять связей с «большой» Осетией, оставшейся в составе самого крупного осколка русской империи, там же, в свою очередь, понимали, что только Россия, неважно красная или белая, поможет им сохраниться и выжить в кольце исторически не очень комплементарно настроенных к аланам мусульманских народов.

Наиболее успешным получилось восстание 1920 года, когда повстанцам вместе с пришедшим к ним на помощь красным удалось разгромить грузинские подразделения под Джавой и Цхинвалом. Тбилиси на это отреагировал так, как и по сей день нередко реагируют хлебнувшие воздуха свободы младодемократии: карательной операцией, граничащей с геноцидом. Достаточно было почитать грузинскую прессу тех лет, призывавшую «уничтожить ядовитых змей и их детенышей», чтобы понять, с каким настроем шли восстановители порядка, уничтожившие за несколько июньских дней порядка пяти тысяч человек, из которых три тысячи – женщины и дети.

Вернуться в опустошенную землю после столь массового и кровавого погрома осетины отважились только после установления в Грузии советской власти – то есть через год. После чего красная Москва щедро выделила им собственную автономную область в составе грузинской республики.

За и против единой страны

Нужно ли говорить, что случившееся в 1920-ом наложило отпечаток на взаимоотношения между двумя народами, которые продолжили жить бок о бок, но с оглядкой на прошлое? На Кавказе редко что забывается, даже православными народами, которым Богом завещано прощать и не держать камня за пазухой, однако родовые и этнические особенности, порой оказываются сильнее Божественных Истин.

ОсетияГрузино-осетинский конфликт. Дети Цхинвали требуют мира. Фото: Веленгурин Владимир /Фотохроника ТАСС 

Посему, когда в 1989 году в одностороннем порядке по всей Грузии официальный статус получил только грузинский язык, в Цхинвале отреагировали, назвав это решение «антидемократическим и антиконституционным» и направили в адрес Совмина и Верховного Совет СССР запрос о возможности слияния Северной и Южной Осетий. Естественно в составе единой, не раздробленной еще границами советской державы. То, что после этого конфликт будет развиваться по нарастающей, уже тогда стало понятно и в Цхинвале, и в Тбилиси, и в Москве.

Далее Совет народных депутатов Юго-Осетинской автономной области провозглашает Юго-Осетинскую автономную социалистическую республику в составе, надо отметить, Грузинской ССР, однако Верховный Совет Грузии объявляет это решение региональных депутатов незаконным. И вскоре, закусив удила, исполнен «праведного гнева», лидер грузинских националистов Гамсахурдиа ведет несколько тысяч своих сторонников на «мятежный» Цхинвал. Где их встречают, и льется первая кровь... Грузинские националисты тогда были вынуждены отступить.

Ну, а дальше происходит то, что по общему сценарию происходило, кстати, не только на пространстве стремительно разваливающегося СССР, но и в Югославии. Подзуживаемый «мировым сообществом» Тбилиси в скором времени, наряду с Киевом и Кишиневом превратившейся в основного проводника «западных ценностей» на постсоветском пространстве, выходит из союзного договора. В Южной Осетии, напротив, заявляют о приверженности советскому законодательству на своей территории. А 20 сентября, видя, что грузинская сторона не готова ни на какие-либо уступки, XV сессия Совета Южно-Осетинской автономной области двадцатого созыва принимает Декларацию о суверенитете, провозгласив Южно-Осетинскую демократическую советскую республику, попросив Москву признать ее советской республикой в составе СССР.

ЦхинвалиЮжная Осетия. Цхинвал. Уничтожение трофейных грузинских знамен на военном параде, в честь Дня независимости Южной Осетии. Фото: Наталья Батраева/ТАСС

В Тбилиси же в ответ поступают, как и в хорватском Загребе по отношению к самопровозглашенной сербской республике, Кишиневе - в отношении русскоязычного Приднестровья, в Баку - по поводу восставшего Карабаха. Тбилиси упраздняют югоосетинское образование как таковое. Кстати, по сей день в официальных грузинских документах и выступлениях грузинских спикеров она значится не более как «Цхинвальский район».

В начале 1991 года новоявленный грузинский вождь Гамсахурдиа начинает против мятежного «района» вооруженную операцию... Войну Грузия ведет, как все младодемократии, перед которыми встал вопрос мешающего успешному нацбилдингу этноса – на уничтожение оппонента. С расстрелами колонн беженцев, с похищением мирных граждан, с обстрелами городов и сел во время массовых праздников, с экономической и энергетической блокадой, с многочисленным провокациями и нарушениями мирных соглашений. Подобным образом и в то время, и впоследствии, вели и продолжают вести вооруженные формирования Хорватии, Боснии и Герцеговины, Молдавии, Азербайджана, Украины. Словно кто-то «добрый» и ушлый подсказывал сценарий того, как это нужно делать.

Чем закончилась эта история – помнят все. И события 2008 года, когда накачанные натовскими советниками грузинские легионы были остановлены и обращены в бегство российской армией, еще свежи в памяти. Но, на самом деле, эта история совсем не закончена. И недавние события на Донбассе – тому пример. А агрессивная риторика уважаемых западных партнеров позволяет предполагать, что впереди мы еще увидим очередное страшное и нехорошее.

Однако уже сейчас можно сделать выводы. Хотелось бы, конечно, одновременно, и в России, и в Грузии, и в Южной Осетии. Но в Грузии пока, вдоволь хлебнувшей прелестей режима проамериканской марионетки Саакашвили, от собственного национального гонора избавится все же не могут. И если местные «голуби» и говорят, что настроены на реинтеграцию «отделившихся грузинских территорий» путем переговоров с их населением, то все же опять в русле парадигмы «Цхинвальского района», не иначе.

А выход, по сути, лежит на поверхности. Тот самый, что позволит и осетинам сохраниться как нации, и грузинам – сохранить лицо, и русским – свою цивилизационную миссию. Звучит он просто и предельно понятно: восстановление Русской Православной Империи. Державы, которая исстари обеспечивала равные права всем своим подданным, вне зависимости от национальности.

Поймем это сейчас, начнем путь в правильном направлении – остановится эта безумная круговерть взаимных обид, ненависти и кровопролитий. Будем идти и дальше на поводу дорогих партнеров – будут нам новые беды в дополнение к уже имеющимся.

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту

Загрузка...

Оставить комментарий

За что канонизирован император Николай II? Как Россия участвует в немецких выборах
Новости партнёров