Судилище в Минске: Пять лет за память о единстве русских и белорусов

  • Судилище в Минске: Пять лет за память о единстве русских и белорусов

Обвинительным приговором закончился, проходивший больше месяца в Минске политический процесс против местных русских публицистов Сергея Шиптенко, Юрия Павловца и Дмитрия Алимкина.

После оглашения приговора: пять лет заключения с отсрочкой на три года трех интеллигентного вида мужчин освобождают прямо в зале суда. К радости жен, матерей, родственников, которые прямо там же спешат заключить узников в объятия. Оно и понятно – всех троих  журналистов их близкие не видели полтора года. За это время им не было разрешено ни одного свидания под предлогом, что тем самым родня как-то сможет надавить на следствие, которое вел белорусский КГБ.

Борцы с лживой системой

Чего же такого страшного сделали Шиптенко, Алимкин и Павловец, за что им дали пусть с отсрочкой, но вполне реальный срок? Поначалу их обвиняли в незаконном предпринимательстве, потому что они осмелились писать статьи для российских информресурсов и даже получали за это деньги. Впоследствии это обвинение было снято, поскольку выяснилось, что осужденные не отступили от норм и буквы белорусского законодательства, а были зарегистрированы как предприниматели и исправно платили налоги с получаемых ими гонораров.

Владимир Зотов о судилище над русскими публицистами в Минске

Что еще? Говорили правду о том, как  свою государственность нынешние власти ведут не от единой Руси, а от удельного Полоцкого княжества, впоследствии Великого княжества Литовского, где главенствовало прогрессивное Магдебургское право и царили продвинутые европейские порядки. В свою очередь, жизнь белорусских земель в составе Российской империи, согласно этой идеологии, рисовалась как колониализм, национальный и религиозный гнет, насаждение крепостничества и вовлечение безропотного белорусского народа в такие военные компании, как Русско-французская война 1812-го года или Первая мировая война. Единственным просветом для белорусских земель стал советский период, подаривший страдавшему от отсутствия свободы народу собственное квази-государственное образование, которое превратилось в полноценное государство.

Против всего этого не имеющего ничего общего с подлинной историей Северо-Западной Руси и выступали в своих статьях публицисты Шиптенко, Алимкин и Павловец. Равно как и против постепенного превращения родной земли в «Украину №2», где власть заигрывает с местечковым сельским национализмом: то пригласит на каноническую территорию Русской православной церкви Папу Римского и проведет в Минске кардинальский Совете епископских конференций Европы, то запретит установку памятника государыне Екатерине Второй, но разрешит – польскому террористу Тадеушу Костюшко, который по версии нынешних властей наряду с аналогичным лидером боевиков – Кастусем Калиновским, оказывается воевал с «тюрьмой народов» - Россией.

Задача – найти «разжигание»

«Я действительно считаю, что уничтожение русскоязычной топонимики - это оскорбление белорусов, - сказал в своем последнем слове перед вынесением приговора Сергей Шиптенко. - Я вырос в Минске, и я желаю, чтобы считались с моим мнением. Я считаю, что нельзя относиться к народу как к быдлу и доносить до его сведения чьи-то решения, прикрываясь его же мнением».

«Фактически всё, в чем меня обвиняют — умаление коммуникативной роли языка, а также,  как историка, в том, что я не считаю историю Белоруссии длительной и связанной с историей ВКЛ, - в свою очередь говорил, выступая в суде перед вынесением приговора Юрий Павловец. - В экспертизе (обвинения – прим авт.) говорится, что признаком «полноценной белорусскости» является знание белорусского языка и признание его в качестве родного. Что делать с теми восьмьюдесятью процентами белорусов, которые не говорят на белорусском языке и не считают его родным?».

Штаб-квартира КГБ в Минске. Фото: www.globallookpress.com

«В экспертизе написано, что мы разжигали рознь к властям РБ, и что статьи вышли в период обострения отношения с РФ, то есть в экспертизе прямо сказано — мы сажаем вас за политическую позицию, - дал собственную оценку процессу, выступая с последним словом, Дмитрий Алимкин. -  Понятно, что это политическое преследование. Сейчас идет заигрывание с Западом, сажать никого нельзя, поэтому нас хотят осудить, но не посадить. Но мы уже четырнадцать месяцев находимся в тюрьме и являемся политзаключенными».

Кстати, эти проведенные за решеткой четырнадцать месяцев так и не были учтены судом при назначении наказания. В кулуарах действительно говорили о том, что хотели показательно наказать публицистов, но не сажать, а отсрочка приговора была дана как своего рода короткий поводок – сидите, молчите, даже не пытайтесь писать что-либо в своем духе, глядишь и не уедете на пять лет в лагеря. Кстати Алимкин и Шиптенко уже заявили о намерении обжаловать приговор, Павловец же, по словам его супруги, с которой довелось пообщаться «Царьграду», еще будет обсуждать этот вопрос в понедельник со своим адвокатом.

«Мы видели абсолютно точно ярко выраженный политический процесс, политическую подоплеку дела публицистов признавали абсолютно все, кроме тех СМИ и чиновников, что представляли белорусское государство, - рассказал «Царьграду» публицист и эксперт по Белоруссии Владимир Зотов. - Все обвинение базировалось исключительно на экспертизе, которую делали эксперты, компетентность которых, мягко говоря, вызывает очень много вопросов. Их, конечно, можно было понять, потому что перед ними поставили практически невыполнимую задачу: найти экстремизм и разжигание межнациональной розни там, где этого априори не было и быть не могло. И кроме этой экспертизы никаких доводов у обвинения не было. Даже те свидетели, которые должны были поддерживать сторону обвинения, заявили что никакой розни по их мнению статьи публицистов не разжигают. Тем не менее, политический заказ был однозначным – приговор должен был быть обвинительным, что, собственно, и случилось».

Когда партнерство дороже единства

По мнению Зотова, прошедший в Минске процесс сам по себе показывает, что российско-белорусские отношения сейчас находятся в серьезном кризисе.

«Если читать эту экспертизу, изучать особенности прошедшего процесса, то становится непонятно, с каким государством мы имеем дело, с Белоруссией или, например, с Украиной, - отмечает эксперт. -  Я занимаюсь Белоруссией многие годы, и еще пять лет назад там нельзя было представить себе подобного. И если сейчас в тексте про этот судебный процесс убрать название «Белоруссия», то создастся полное ощущение, что  дело происходило где-то на Украине, или в Прибалтике. К сожалению, никакой действенной поддержки от России публицисты не получили».

Никто не высказал им слов поддержки  и довольно вяло и нехотя процесс освещался в российских медиа.  В целом, все происходящее мало укладывалось в сложившийся в отношениях между двумя осколками исторической Руси официоз – в Москве уже как-то попривыкли, что Александр Лукашенко традиционно выцыганивает для себя серьезные скидки на нефть и газ, реструктуризацию долгов и миллиардные кредиты, в обмен на обещания совместно защищать от потенциального врага общее мирное небо. При этом поставляя ГСМ для украинской армии и сажая в тюрьмы собственных, воевавших за Новороссию ополченцев.

 «Больше всего вопросов лично у меня вызывает даже не поведение белорусских судей, белорусского КГБ, «расследовавшего» дело публицистов, белорусских чиновников и белорусского президента, а позиция экзарха Белоруссии митрополита Павла, одобрившего их преследование, - не скрывал своих эмоций в разговоре с «Царьградом» член Совета по межнациональным отношениям при президенте России Богдан Безпалько. – Я не понимаю, чем занимается администрация госсекретаря Союзного государства России и Белоруссии Григория Рапоты, кроме того, что исправно получает зарплату и издает никому не нужные газеты и журналы?».

При этом, пока из русских патриотов в Минске на скорую руку лепили новоявленных врагов народа, та же белорусская судебная система прекратила дело против прозападного «Белого легиона», о массовых задержаниях боевиков которого и схронах с оружием белорусская пресса пиала взахлеб еще весной минувшего года.  Однако стоило Брюсселю сделать заявление перед сессией Парламентской ассамблеи ОБСЕ в Минске, что там внимательно следят за делом «Белого легиона», как пылу у защитников белорусской безопасности сразу поубавилось. В итоге, в ноябре было заявлено о прекращении этого дела «за отсутствием состава преступления».

Вот так, враги нынче у наследников славных средневековых литвинов, совсем другие, не то, что раньше. Но скидочку за газ они все-таки попросят. И получат. Потому как партнер партнера никогда не обидит.

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту

Украинскую экономику сгубили антироссийские санкции 30 сребреников для Родченкова: На какие деньги живет информатор WADA
Ссылки по теме:

Срок и штраф: За какие "подвиги" осудили Никиту Белых

Почему в России не должно быть концертов Захара Мая

Оставить комментарий