София: Говорят, царица ненастоящая?

  • София: Говорят, царица ненастоящая?

Рецензия историка Максима Медоварова на сериал "София"

Выход на телеэкраны сериала "София" был широко разрекламирован, накануне в Москве даже выставку о фильме открыли. Два министерства – культуры и обороны – вложили в фильм немало средств. Несмотря на это, сериал стал очередным провалом канала "Россия". На фоне целого ряда успешных сериалов Первого канала на исторические темы ("Великая", "Григорий Р.", "Приключения Мишки Япончика", "Легенда о Чапае", даже и новой экранизации "Трех мушкетеров") ВГТРК снова потерпело неудачу. Правда, не абсолютную, а относительную, но тем не менее. Попробуем разобраться в том, что же пошло не так.

Книга или фильм на исторические темы, безусловно, не требует буквальной достоверности. Существуют определенные каноны жанра, установленные Вальтером Скоттом и Львом Толстым, Альфредом де Виньи и Александром Дюма. Они предусматривают возможность некоторых анахронизмов в пределах двух-трех лет, изменения обстоятельств смерти исторических персонажей, совмещения ради остроты сюжета в одном моменте событий, которые на самом деле произошли не одновременно и т.д. Но при этом требуется соблюдать историческую достоверность по двум главным параметрам: не допускать особо грубых ошибок или чрезмерных анахронизмов и не искажать саму суть характера исторических деятелей. То есть хитрецов изображать хитрецами, а простаков простаками, а не наоборот.

Все эти требования в сериале "София" были нарушены. Главной героине в фильме присущи и ум, и проницательность, и мужество, но никак не характерная для исторической Софьи Палеолог хитрость. Вместо этого акцент сделан на ее скромности и послушании мужу. Иван III, достаточно убедительный и правдоподобный поначалу, ближе к концу сериала превращается полусумасшедшего пьяницу с резкими переменами в настроении. Иван Молодой почти весь фильм улыбается, молчит и делает то, что ему скажут, его характер так и не выяснен вполне. Второстепенные персонажи, впрочем, обрисованы с психологической точки зрения куда более убедительно.

Видно, что создатели фильма экономили бюджет: нет ни одного "лишнего", не занятого в действии персонажа, почти полностью отсутствуют батальные сцены. На костюмы и декорации, правда, денег не пожалели. Но вряд ли соображения экономии должны были дойти до такой степени, чтобы храмы XV века строить из белого советского силикатного кирпича…

Авторы фильма не сумели разрешить лингвистический вопрос. Как правило, персонажи исторических фильмов говорят либо на современном (в меру стилизованном) языке, либо на оригинальных языках, а голос за кадром переводит. В сериале "София" же постоянно звучит итальянская речь, а вот все остальные - русские, татары, поляки - говорят на современном русском языке, а точнее, на городском жаргоне начала XXI века. Многие короткие и наглые фразы героев были попросту невозможны в культуре хоть пятнадцатого века, хоть даже двадцатого. Отсюда проистекают и грубые ошибки в титуловании персонажей: не могли никогда и ни при каких обстоятельствах глашатаи перед казнью осужденных называть Ивана Васильевича "Иоанном, сыном Василия". Сами казни в сериале, кстати, тоже проводятся в непонятном месте (вроде бы внутри Московского Кремля?) и по непонятному, исторически недостоверному сценарию.

Большинство анахронизмов в фильме вполне простительны и объясняются необходимостью придать картине остросюжетность. Однако присутствуют и неоправданные искажения. Между первой и последней сериями фильма проходит, по сценарию, двадцать лет, однако персонажи почти не изменились. Настенька Мамонова так и остается двадцатилетней, София вместо реальных девяти детей успевает родить только двоих, юный Василий Иванович за эти двадцать лет вырастает только до пятилетнего возраста. Иван Молодой тоже повзрослел за время сериала едва ли на пять лет.

У хана Ахмата вместо нескольких взрослых сыновей на всем протяжении фильма мы опять же видим единственного маленького и невырастающего сына. Вместо череды из как минимум четырех митрополитов на всем протяжении фильма мы видим только одного предстоятеля Русской православной Церкви, Филиппа I. Жидовствующие читают труды Леонардо да Винчи, который в ту пору был еще юношей. Авантюрист Иван Фрязин (делла Вольпе) действует на протяжении всего фильма, в то время как в реальности он исчез уже в 1472 году; Андреа Палеолог, напротив, гибнет в духе банального кинематографического приема (падает на неизвестно откуда взявшийся штырь в сарае), в то время как в реальности оба брата Софии прожили до старости.

Больше всего вопросов, конечно, вызывает сам сюжетный ход со ссылкой Софии с ребенком в Кирилло-Белозерский монастырь и необъяснимое доверие Ивана III к наветам своей невестки Елены Волошанки, которая в фильме чуть было не соблазнила его. Думается, что реальную борьбу между двумя княгинями из-за вопросов престолонаследия и дальнейшего курса развития страны можно было преподнести телезрителю и иначе, не очерняя столь неприличной клеветой память Ивана Великого.

В то же время, безусловно, фильм имеет и ряд достоинств. Он действительно вызвал широкий интерес у публики и, судя по отзывам простых, "неподкованных" зрителей в Интернете, многим понравился. Положительно следует оценить сам факт едваобращения к эпохе Ивана III. Впервые на экране показана деятельность кружка жидовствующих. Удачно показана история конфликта Ивана III с его братьями, психологические портреты княгини-матери Марьи Ярославны, хана Ахмата, короля Казимира IV, господаря Стефана Великого, боярина Григория Мамонова, да, пожалуй, и Елены Волошанки, и Аристотеля Фиорованти, и Ивана Фрязина нарисованы убедительно.

С политической точки зрения фильм полон аллюзий на современные события (хотя съемки и начались два года назад). Коварство Запада, жестокость и наглость "демократического" Новгорода, угроза со стороны демонической и заносчивой Орды – эти мотивы на протяжении сериала сочетаются с отсылками к союзу с крымскими татарами, с Молдавией, к отказу конфликтовать с Турцией и к призыву заимствовать из западной (итальянской) культуры лучшие образцы. При этом остается незыблемой роль православия как духовного стержня всего русского общества. Умеренно-патриотический пафос, без перебарщивания, поддерживается на протяжении всего фильма.

На этом фоне можно только пожалеть, что художественные образы двух главных героев, Софии Палеолог и особенно Ивана III, оказались неубедительными. Думается, на эти роли следовало было взять других актеров. И Евгений Цыганов, и Мария Андреева в своей жизни запятнали себя целым рядом непристойных скандалов, и доверять им роли благочестивых монархов вряд ли стоило.

В дореволюционной России вплоть до 1917 г. цензура не допускала к постановке спектакли с персонажами-монархами до тех пор, пока с императором не был согласован текст пьесы и выбор актера на данную роль. По моему мнению, финансировавшие сериал "София" два министерства могли бы в этом случае продемонстрировать такую ответственность и тщательнее подобрать на главные роли тех актеров, кому и в личном, и в профессиональном плане образы Ивана Великого и его супруги были бы "по зубам". А пока что в народе говорят, что "царица ненастоящая".

Но, конечно, популярность самой темы будет только расти: в сентябре в России появился первый памятник Ивану III, а в будущем году откроют и второй. Патриотический запрос на фигуры Ивана Великого и Софьи Палеолог, как и на показанного в конце сериала их внука Ивана Грозного, будет увеличиваться с каждым годом.

Загрузка...

Оставить комментарий

Андрей Ткачев: Скупцы и расточители горят в аду рядом Александр Руцкой: Ренци не имел стержня – на очереди Italexit
Новости партнёров