сегодня: 21/09
Святой дня
Рождество Пресвятой Богородицы

Социальная справедливость - это миф

Социальная справедливость - это миф

О том, почему равенство невозможно, а идея пирамиды прав порочна

Для современной России тема социальной справедливости - очень серьезная проблема. Потому что в обществе, безусловно, ощущается ее дефицит. И не только в России, а в мире. 26 ноября 2007 года ООН провозгласила 20 февраля Всемирным Днем социальной справедливости, отмечается с 2009 года.

ООН не решит проблему

Директор агентства аналитической информации "Русь Православная", публицист Константин Душенов отметил, что у самой ООН понимания о решении проблемы социальной справедливости нет.

"Это, знаете, как тот петух: "Мое дело прокукарекать, а там хоть не рассветай". Вот ООН – она, в этом отношении, примерно такую роль и играет. Она была задумана Сталиным, Черчиллем и Рузвельтом как площадка, на которой великие державы могут договариваться о том, как они будут делить мир. Всё. Вот ради этого ООН задумывалась".

Справедливость – как чувство народа?

Профессор кафедры философии политики и права философского факультета МГУ Валерий Расторгуев: "Это не философия".

"Философия говорит и о стратегии. Ну, в частности, человек говорит об этическом императиве. А справедливость, с точки зрения категорического императива, это совершенно не то же самое, что гипотетического".

Говоря об определении "социальной справедливости", Расторгуев отметил, что первое - это справедливость "как чувство, которое есть у человека, которое есть у народа". По его словам, это совершенно разные вещи - коллективные чувства, индивидуальные чувства. Но оно не имеет прямого отношения к тому, о чем говорится здесь, об этическом императиве. Это уже набор идей. Причем идей, которые могут сопрягаться с чувствами, а могут не сопрягаться, вообще не быть с ними связанными, отметил профессор.

Это несопряжение может приводить к конфликтам в обществе по той причине, что люди руководствуются справедливостью как чувством. Руководствуются справедливостью как идеей. "Одно дело - идея чисто теоретическая, абстрактно отвлеченная. Другое дело, это определенное учение, ну, условно говоря, конфуционизм".

Господу Богу угодно было вложить в душу человеческую такую искру своей божественной справедливости – совесть, здоровое нравственное чувство, которым обладает каждый нравственно здравый человек, отметил Душенов. Но когда это нравственное чувство, Богом в душу человеческую вложенное, пытаются уложить в некие "инструкции", она становится, во всяком случае, на бумаге, "некими концепциями, связанными с социальной справедливостью", добавил он.

Бытовое понимание: когда справедливость меряют в рублях

Константин Душенов, фото: Телеканал "Царьград"

К сожалению, подавляющее большинство наших людей воспринимают социальную справедливость как равенство в количестве денег, продолжает Душенов.

"Вот один человек получает денег мало, а другой получает денег много. Дальше на сцену выступает незабвенный господин Шариков и говорит: давайте все поделим, поровну. Вот "социальная справедливость". Это в таком примитивном житейском бытовом понятии. Но, на самом деле, это же не так".

Справедливость как неравенство

Как отметил Расторгуев, идея социального неравенства очень глубокая. "И Аристотель выделяет: когда по достоинству определяют человека, по его статусу, по его положению в обществе, по его личному вкладу, по его личным качествам и так далее, то эта идея оправдывает неравенство во всех формах. Поэтому справедливость как неравенство, как апология неравенства, в этом высказывании заложена", - пояснил он.

Равенство невозможно в принципе, это миф, считает Расторгуев. "Все эти вот масонские лозунги о свободе, равенстве, братстве – это всё мифологемы. Поэтому, когда мы говорим о том, что должно существовать некое социальное равенство, это, во-первых, практически невозможно; а во-вторых, и с нравственной точки зрения это тоже бессмысленно совершенно. Весь мир иерархичен. Даже чины ангельские – и те Господь Бог создавал в соответствии с некоей иерархией".

В свою очередь Душенов отметил, что есть важный момент непонимания. По-церковнославянски тезис звучит так: "Несть власть аще не от Бога". На русский язык почему-то, как правило переводят, что всякая власть от Бога. На самом деле перевод неправильный. "А правильный перевод на русский, знаете, какой? Что не от Бога, то не власть. Что не от Бога – это как угодно, это тирания, это деспотия, но это не власть. С этой точки зрения если смотреть, то власть настоящая – это та власть, которая пытается здесь, в этом несовершенном мире, в максимально возможной степени реализовать те евангельские святыни, идеалы и заповеди Божии, которые характеризует заданный нам идеал. Который в полноте своей, конечно, недостижим. Но тем не менее к которому нужно стремиться".

"Идею равенства, говоря о заповедях, отрицать нельзя. Потому что, если вы возьмете Евангелие, то вы увидите, что там упоминается где-то, ну семь раз, наверное, понятие "справедливость", более или менее близкое к нашему пониманию, именно этим словом, точнее, переводится. И в большинстве случаев это означает милость к бедным. То есть уравнение "поделись". То есть определенное начало равенства между людьми должно соблюдаться в условиях тотального неравенства", - заметил Расторгуев.

Истоки в Бисмарке

Расторгуев отметил, что об истоках идеи, связанной с социальной политикой, с социальной функцией государства. Наиболее яркий пример – это Бисмарк. Который считается основателем социальной политики, "праотцом социального государства". "Пенсии появились и так далее, помощь для неимущих. Когда все это идет за государственный счет и прочее. Так вот, он это сделал, исходя из большой целесообразности. Потому что иначе авангард, что называется, контрэлита захватила бы эти позиции. То есть социал-демократы и прочие. Люди, которых он считал крайне опасными для Германии. И должен сказать, что вот эта логика – она вроде бы и извращенная. Но тем не менее именно она заставила появиться этому началу", - прокомментировал философ.

Валерий Расторгуев, фото: Телеканал "Царьград"

Сегодня наблюдается все больший разрыв между бедными и богатыми. По словам Расторгуева, речь идет о так называемых социальных ножницах. "То есть это два лезвия - полоса нищеты, или бедности, но не крайней бедности, это 10%, скажем, менее обеспеченных людей. И наиболее преуспевающая публика, это 10% и так далее. И идет сравнение. И должен сказать, что ножницы, идея социального государства в чем она заключена - ножницы имеют ручки, которые находятся в руках. И этот разрыв контролируется, разрыв между бедностью и сверхбогатством. За счет чего. За счет прогрессивного налогообложения в значительной степени. За счет того, что нельзя передать капитал, накопленный и так далее, наследникам, без колоссальных налогов".

От пирамиды прав до абсурда

Откуда взялась эта идея прав человека, с которой носится Запад и которую он довел до "полного идиотизма и абсолютного абсурда"? По оценке Душенова, из-за того, что западные общества строились по принципу пирамиды прав.

"И сеньор имел прав больше, чем там, не знаю, крестьянин. На Руси никогда этого не было. И на Руси никогда не было никакого феодализма. А сословная пирамида русская - она была. Но это была пирамида не прав, а обязанностей. Русские сословия – бояре,  дворяне, крестьяне, черные, податные сословия - они отличались не правами, они отличались обязанностями своими. Все были крепостными. Все. Дворянин точно так же был прикреплен к государевой службе, как крестьянин был прикреплен сельскохозяйственному труду. И до тех пор, пока существовала эта пирамида обязанностей, крестьяне обязаны кормить страну, дворяне обязаны кровь проливать и защищать эту страны, бояре обязаны помогать государю управлять этой страной. А государь обязан перед Господом Богом своим вечным спасением, душой своей отвечать за то, чтобы вся эта пирамида слаженно работала", - сказал Душенов.

Мы ничего не поймем в нашем обществе и никогда, так сказать, не договоримся даже об определении понятия "социальная справедливость", пока мы будем рассматривать эту проблему в рамках этого западного мировоззрения, которое абсолютно не приложимо к нам, резюмировал он.

Два мировоззрения: подготовка к вечности не предполагает равенства

Душенов рассказал, что есть два мировоззрения. Первое - атеистическое, безбожное, светское. "Которое признает этот материальный совершенно самостоятельным и пытается его каким-то образом обустроить. Отсюда все эти идеи, с точки зрения верующего человека, совершенно бредовые".

Второе - религиозное мировоззрение, которое говорит о том, что весь этот материальный мир и вся наша эта жизнь - она имеет только один-единственный смысл - это подготовка к Вечности.

"Никакого другого смысла нет, и не надо его придавать. Поэтому задача человека, как в личной жизни, в семейной, общественной, так и государства в целом, создать условия так, чтобы человек к этой вечной жизни наилучшим образом подготовился. Это не предполагает равенства. Это предполагает гармоничную иерархию, иерархию ценностей, иерархию смыслов, иерархию обязанностей. Вот если она выстраивается, тогда общество живет гармонично", - пояснил Душенов.

Вопрос о справедливости – о мотивации

Вообще, вопрос о справедливости - это вопрос не о теориях, не об идеях и не о чувствах, а о мотивации, в значительной степени, считает Расторгуев. "По той причине, что, например, любой сквалыга или завистник, или даже вор, который хочет убить и ограбить, или даже грабитель, он, вообще-то говоря, делает это, повинуясь чувству справедливости. Потому что несправедливо: у меня нет, у него есть".

"А вот евангельское понятие справедливости – это когда у тебя просят рубашку - отдай сорочку. Кто тебя попросил пройти с ним километр - пройди с ним десять. Вот это евангельское понятие справедливости", - заключил Душенов.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх