Сначала сахар и масло: Россия готовится к продуктовым карточкам
Фото: VPales/Shutterstock
Общество

Сначала сахар и масло: Россия готовится к продуктовым карточкам

Производителей и продавцов вынудили договориться о предельных ценах – но это лечение симптомов, а не болезни.

Добровольно и с песней

На совещании по экономическим вопросам, состоявшемся 9 декабря, президент России Владимир Путин поднял тему, которую чуть раньше подробно раскрыл Царьград, – полного несоответствия роста цен состоянию доходов населения и официальной инфляции:

Рост на базовые продукты питания – это пандемией не объяснишь. При чём здесь пандемия? Сахарный песок – внутреннего производства достаточно, чтобы покрыть внутренние потребности, но почему цены-то выросли на 71,5 процента? Подсолнечное масло – 23,8 процента, и продолжает расти; мука – 12,9 выросла, макаронные изделия – 10,5; хлеб и хлебобулочные изделия на 6,3 процента – это-то почему?

Вопрос "почему" – не риторический, и Путин на него сразу же ответил: "Это попытка подогнать внутренние цены под мировые, а также использовать экспортные возможности".

Правительство немедленно взяло под козырёк: премьер-министр Михаил Мишустин потребовал к утру понедельника, 14 декабря, подготовить все необходимые нормативно-правовые акты для сдерживания цен. Но скорее всего, нужды в них не будет: нам уже сообщили о "добровольном" согласии участников рынка установить мораторий на рост цен. Официально: в самом скором будущем сахар будет стоить в рознице не дороже 45 руб. за кг, подсолнечное масло – максимум 110 руб. за литр. В модной 900-граммовой и 900-миллилитровой тары – пропорционально дешевле. Возможны также соглашения по другим продуктам.

Разумеется, это полная имитация добровольности: на самом деле решение принято в правительстве и Администрации президента, против которых никто не рискнёт пойти, но формально, для контролёров ВТО, никакого официального контроля цен у нас нет.

При этом в законах России прописано право правительства вмешиваться в ценовую политику, если социально значимые товары подорожали минимум на 30% за короткий срок. То есть поручение Мишустина относительно сахара не является чем-то экстраординарным, а вот подорожание продуктов из семян подсолнечника пока не даёт властям формального права на вмешательство.

Цены диктует торговля

Как же мы дошли до жизни такой? Взглянем на ситуацию глазами производителя. Есть два варианта распорядиться урожаем – дорого продать за границу или недорого, порой ниже себестоимости, перекупщикам внутри России, которые, как правило, аффилированы с торговыми сетями. Мы не раз показывали, что когда вы платите за продукты во всем известных федеральных сетях, то в цене есть три основных составляющих: себестоимость, налоги и прибыль торговой сети. Прибыль производителя, к сожалению, на выходе оказывается совершенно ничтожной: чтобы иметь стабильные заказы от "Магнитов" и "Пятёрочек", село соглашается на любые, даже самые издевательские условия. В противном случае – до свидания.

Поэтому, конечно, сельхозпроизводители мечтают работать с зарубежными покупателями. К тому же Российский экспортный центр активно помогает таким желающим: созданный для развития несырьевого экспорта, Центр фактически оказался агентом экспорта продовольственного.

А цены на сахар и семена подсолнечника во время пандемии как раз полезли вверх. И возник конфликт двух совершенно законных интересов – накормить Россию и заработать на экспорте. Обвинять непатриотичных производителей здесь сложно: если вы произведёте товар за 100 рублей и будет возможность его продать за 102 или 150 рублей, какой вариант выберете? То-то и оно.

Именно поэтому время от времени вводятся высокие вывозные пошлины на зерно и другие наши экспортные продукты: мы защищаем свой рынок от "пылесоса" прожорливой мировой экономики. Это, кстати, актуально не только для продуктов питания, но и для нефтегазового комплекса: была бы воля производителей, они бы всё до последнего барреля гнали за рубеж, ибо там дороже.

Да, цены повысили именно поставщики, и тут можно даже поискать картельный сговор, но вынудил их к этому диктат торговых сетей, не позволяющий получать адекватную прибыль и просто заставляющий в поисках покупателей смотреть за границу.

Нам нужна реальная конкуренция в торговле, которая позволила бы снизить маржу продавца и возродить борьбу за производителя между продавцами. Но пока всё идёт в обратную сторону: буквально на днях обанкротилась региональная новосибирская сеть "Холидей", на развалинах которой сейчас плодятся "Ленты" и "Пятёрочки".

В России нет продовольственной проблемы – в России есть проблема монополизации торговли. Неудивительно, что совладелец крупнейших торговых сетей Михаил Фридман уже стал самым богатым жителем... нет, не Рублёвки, а Лондона.

Карточки? Почему бы и нет

Но это не всё. Из высказываний Владимира Путина (полный текст его выступления на указанном заседании доступен на официальном сайте президента, но проблему защиты малообеспеченных слоёв населения он поднимает в последнее время постоянно) эксперты Царьграда делают вывод, что работа над продовольственной проблемой идёт достаточно серьёзная. Похоже, в верхах вновь поднят вопрос о продовольственных карточках. Нет, никаких советских ужасов в виде месячного лимита на колбасу и туалетную бумагу из одних и тех же ингредиентов. Просто в 2016 году активно рассматривалась идея выдачи пенсионерам и малоимущим дополнительных карт, на которые ежемесячно перечислялись бы небольшие средства дополнительно к пенсиям и пособиям. Но с этих карт можно было бы оплатить исключительно продукты питания русского производства (привет Грефу с его смарт-контрактами на цифровые рубли – всё куда проще).

Проект, на мой взгляд, совершенно правильный и трезвый. Помогать народу из бюджета надо обязательно, это часть общественного договора, но вспомним – когда раздавали "путинские" 10 тысяч на ребёнка, очень резко выросли продажи не памперсов, а бюджетных китайских смартфонов. Рискну попасть в наш же рейтинг русофобов, но деньги широкому кругу населения нужно выдавать только с целевым использованием, и подобные продуктовые карточки были бы отличным решением.

Тогда, в 2016-м, до них не дошло – цены на нефть наконец пошли вверх, конъюнктура улучшилась, поэтому тревожить народ и бюджет карточками не стали, а проблему доходов пенсионеров решили купировать пенсионной реформой.

Сейчас, в связи с падением доходов из-за пандемии, возвращение к идее поддержки слабых, а с ними и русских производителей, которые получат гарантированный рынок сбыта, выглядит более чем уместным.

Вообще, конечно, продовольственные кризисы, неподъёмные цены в России – совершеннейший нонсенс. Россия наряду с США и, быть может, Бразилией – одна из двух-трёх значимых стран мира, способных обеспечивать себя всем необходимым самостоятельно. У нас есть все мыслимые природные ресурсы, есть сельскохозяйственные территории в благоприятном климате, то есть существует возможность вообще не зависеть от экспорта, абсолютно ни в чём. Пожалуй, единственное, чего Россия не может предоставить своим гражданам в достаточном количестве, – это некоторые теплолюбивые культуры (и их производные, например вина определённых сортов), а также пляжный отдых, то есть ценности совсем не первой необходимости.

При грамотном стратегическом планировании внутренние потребности должны быть однозначно поставлены выше экспортной прибыли: только автаркия, "натуральное хозяйство" в отдельно взятой стране позволит России быть действительно независимым государством, устойчивым перед любыми санкциями. Но для этого нужно пересматривать всю экономическую систему, на что нужна не только политическая воля, но и соответствующие кадры. Пока стратегами у нас называют птенцов гнезда кудринского, мы так и останемся для мира аграрной бензоколонкой с ракетами.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Уничтожить здоровье: Жадность, кумовство и коррупция в Орловской области Кто занижает курс рубля и кому это выгодно? Почему Россия проглотила «стальное» оскорбление Евросоюза
Загрузка...