Сергей Семак: Фанаты - это антураж, который украшает футбол!
Фото: пресс-служба ФК "Уфа"
Спорт Футбол

Сергей Семак: "Фанаты - это антураж, который украшает футбол!"

Главный тренер "Уфы" и многолетний капитан ЦСКА, "Рубина", "Зенита" и сборной России побывал в гостях у "Фанзоны" и дал большое интервью

Один из перспективных и молодых тренеров России, наставник "Уфы", блестящий футболист ЦСКА, "Рубина", "Зенита", французского "ПСЖ" и сборной России в прошлом, Сергей Семак пришёл в гости на телеканал "Царьград" и выступил в эфире программы Андрея Малосолова "Фанзона". Поговорили о многом – тренерском деле, перспективах молодых игроков в России, о восьмерых детях Сергея Богдановича и, конечно, о православии.

- Пройдёмся по многим темам и начнём с общей темы – наш футбол, в принципе, в кризисе?

- Наш футбол  не в кризисе,  у нас неплохие показатели, если мы говорим о клубном рейтинге. У нас три команды теперь будут играть в Лиге чемпионов. Третья, правда, с квалификации, но это большое достижение. Шесть команд могут играть в европейских клубных турнирах, и это хорошо. Мы каждый год выходим в "евровесну", и играют там наши команды неплохо. И не одна, и не две, иногда и по три клуба.
Что касается сборной и развития футбола в России, то здесь, на мой взгляд, есть большие проблемы, связанные и с лимитом, и с подготовкой юных футболистов. Талантливые футболисты есть, но их очень мало, и нет определённого вектора развития, начиная от отбора (но это проблема не только футбола, а всех видов спорта). К сожалению,  дети  сейчас не  горят желанием быть спортсменами, заниматься спортом, прилагать к этому максимум усилий -  много других развлечений, компьютерные игры…

- Академия Краснодара битком набита, но воспитанники не появляются в клубе. Правда, своего самого талантливого воспитанника клуб отдал в "Тосно".

- Это капля в море, если мы говорим об отборе. Количество детей, занимающихся в Германии, при том, что страна намного меньше, многократно превосходит количество занимающихся детей в нашей стране. В школе в Краснодаре  выбирают, к примеру, из пяти тысяч детей, а в той же Германии цифры совсем другие. И даже на Фарерских островах или в Исландии каждый второй ребёнок занимается футболом. Когда  я учился в школе,  из пятнадцати мальчишек, которые были у нас в классе, тринадцать более или менее сносно умели играть в футбол, и только два, которые не имели отношения к спорту и к футболу.
Нация была более спортивная, это однозначно. И отбор был больше именно на этой стадии. Конечно, если мы говорим о профессиональных школах, это "Краснодар", ЦСКА, "Зенит", где занимаются тысячи детей, из которых должно больше выходить игроков, но такую картину мы видим только на протяжении последних лет.

- Ты же играл с Сашей Гришиным, который воспитал Кучаева, Головина, Жемалетдинова, Караваева, Чернова и многих других футболистов, которые сейчас очень успешно выступают в ЦСКА. Почему этот тренер не тренирует в России?

-  Но есть пример "Краснодара" - его возглавил тренер, который тренировал молодёжь, прошёл всю структуру клуба.  То же самое можем сказать и про Слуцкого, который так же прошёл весь путь. Руководители дали ему возможность работать, и он с детского футбола, тренировал дубль "Уралана", дубль "Москвы" и основные команды "Крылья советов", ЦСКА - и уехал в Европу. Яркий пример того, что это возможно.  Правда, не всегда дают. Почему не дают, это вопрос к руководителям, которые как раз делают выбор – или пригласить специалиста, или дать возможность своему доморощенному тренеру возглавить клуб. Здесь политика руководства, и, естественно, на всё есть своё объяснение. Точную картину может сказать только руководитель, потому что никто  не заинтересован в результате более, чем он.

- Мы ещё много будем говорить о детях, скажи, а в Уфе как с этим обстоят дела?

- Футбол в Уфе только-только набирает обороты, и в футбольной школе сейчас занимается более тысячи детей.  И молодёжный состав в этом году показывает неплохие результаты, если сравнивать с предыдущим. Есть игроки из Уфы, которые приглашаются в юношеские сборные России. Это, конечно, достижение для региона, где ещё 5 - 7 лет назад практически не было футбола. Движение вперёд. Но понимание, я думаю, есть у руководства республики, что нужно делать. Потому что один стадион и, может быть, там два небольших поля, это мало. Инфраструктура абсолютно не развита как для главной команды, так и для футбольной школы.


Фото: globallookpress.com

- Вопрос, который в нашей редакции задали все: Сергей, как ты умудряешься тренировать и вообще уделять футболу столько времени, имея восемь детей?

- Как могу, так и тренирую. Всё остальное время, естественно, отдаю детям. И в те редкие моменты, когда есть выходной, полностью принадлежу детям и семье. А так, обычный рабочий день, который с утра начинается с того, что я кого-то из детей развожу по мере возможности, а потом кого-то забираю. Вечерами тоже отдаю себя семье, за исключением тех моментов, когда нужно готовиться к матчам.

- Вот ты решил выбраться с детьми в парк, как это происходит, учитывая детей, жену, нянечку?

- Микроавтобус, элементарно. Если мы едем куда-то с детьми,  в принципе, помещаемся с женой.

- А как удаётся всю эту ораву детишек удержать вместе?

- Ну, они уже не такие маленькие. Самой младшей уже пять лет, и тот период, когда они все расползались в разные стороны,  пройден. Сейчас наступает более значимый период воспитания детей. Пока они маленькие, здесь преобладает уход за детьми, что тоже требует сил, но воспитание - это уже другой процесс, в котором подключаются все ресурсы, и нервы, и поступательность своих каких-то мнений и суждений, того воспитания, которое мы хотели бы видеть в своих детях.

- Извини за нескромный вопрос, а сколько стоит в месяц содержание такой большой семьи?

- Сложно сказать. Из тех помощников, что у нас есть, долгое время живёт с нами наша помощница-филиппинка. Она прекрасный человек и хороший помощник по хозяйству. Есть ещё водитель, который помогает развозить, и больше у нас в штате никого нет.

- Нет, я имею в виду сколько стоит обеспечить семью едой, вещами?

- Вопрос в достатке  в актуальный момент. Естественно, когда есть возможность, ты не уделяешь такое пристальное внимание деньгам. Можно пойти, образно говоря, в "Зару" и не смотреть на цены, потому что это магазин бюджетных цен.  У нас прекрасные отношения с руководством магазина "Кенгуру", где у нас хорошая скидка, которой мы очень часто пользуемся. Это тоже огромная помощь, когда нужно купить что-то более красивое, выходное для детей. А так абсолютно обычные магазины. Из тех расходов, о которых я говорил, самые важные -  это зарплаты по хозяйству, транспортные расходы, одежда, питание. Конечно на одежду пока очень большие расходы. Пока дети растут, нужно каждый сезон покупать какие-то вещи. Сложнее с перелётами, когда нужно куда-то поехать. Потому что восемь детей плюс взрослые - это 10 - 12 человек. Здесь сталкиваешься с проблемами и перемещения, и билетов, и гостиниц, и это, конечно,  серьёзная часть расходов, независимо от того, куда мы едем.


Фото: globallookpress.com

- Какой должна быть современная русская семья?

- У каждого своё видение и свой подход к тому, что человек хочет видеть от семьи. Моё видение – это большая семья, много детей, и, естественно, самое важное, на мой взгляд, это уважение друг к другу, воспитание детей.  Проблемы есть у всех. Я не могу сказать, что у нас семья, где нет никаких проблем, нет никаких ссор. Бывает всякое, но пока как-то справляемся и пытаемся двигаться вперёд и в воспитании, и во взаимоотношениях.

- Что такого тебе удалось сделать в Уфе, что эта команда с очень скромным бюджетом периодически "обижает" фаворитов, и вот буквально на днях лишила очков "Локомотив"?

- Мы стараемся в каждой игре показывать максимум, на что мы способны. Иногда нам удаются хорошие матчи с точки зрения качества игры, где мы создаём моменты и смотримся никак не хуже наших грандов. Иногда приходится отдавать инициативу, потому что не поспеваем за соперником с их возможностями, за скоростью мышления, передвижения, работой с мячом. Футболистам приходится играть вторым номером.
А работа тренера – постараться объяснить и донести до них, что они могут это делать. Вот и всё. Здесь не такая большая заслуга тренера. Тренер не играет, это делают футболисты. И они прекрасно с этим справляются, в меру своих возможностей.

- Ты был прекрасным футболистом, сейчас тренер. Вспоминая поговорку Леонида Федуна про тренера и проценты, сколько ты сейчас процентов в Уфе?

- Я в Уфе на 100 процентов по жизни.

- Я имел в виду, какой процентный вклад тренера?

- Очень сложно сказать на данном этапе, какое процентное соотношение. Конечно, роль тренера очень важна. В плане организации, в плане подготовки, функциональная работа, тактическая подготовленность футболистов. Но всё это ничего, если футболисты тебя не понимают. Для меня футболисты – это 100 процентов. Моя работа - это донести, объяснить, показать, заставить поверить, в каких-то мелочах, в психологическом аспекте. А на футбольном поле всегда команда – это 100 процентов футболисты.

- Мы тебя знаем как  интеллигентного и тактичного человека. Ты повышаешь голос на футболистов? Как  мотивируешь?

- Моя задача – донести информацию. Донести, достучаться, объяснить. Иногда можно спокойно сказать, иногда нужно встряхнуть. Есть такая прекрасная пословица: "Чем ты тише говоришь, тем лучше тебя слышат". Я на 90 процентов с этим согласен. Бывают случаи, когда нужно проявить эмоции, но здесь самое важное не переиграть. Ты должен показывать то, что в тебе настоящее, искреннее.   Я должен найти то, что может зацепить футболистов в тех моментах, когда сложно настроить и мотивировать. Мы стараемся привить футболистам ту мотивацию, которая будет присутствовать в каждом матче. И, слава богу, нам пока удаётся. Я и ребятам всегда говорю, что самая сильная мотивация – это победа в каждом матче. Вот к этому нужно стремиться независимо от турнира, независимо от важности матча и статуса соперника.

- Тренер - он идеолог?

- Конечно. Должна присутствовать командная идеология.

- Идеолог и политрук?

- Политрук, наверное, нет, а идеолог обязательно.  Хотя я понимаю, что невозможно объять необъятное. В любом случае будут расстроенные или обиженные футболисты, те, которые меньше играют. Но это нормально. Это нормальное состояние игрока, который не играет, быть обиженным на тренера.

- Ты их успокаиваешь как-то? Разговариваешь с ними?

- Кого нужно, стараюсь успокаивать. Стараюсь им объяснить, что прежде всего я должен быть честен по отношению к игрокам. И если у кого-то что-то не получается, объяснить, почему. Естественно, если у футболиста что-то не получается, виноват тренер. Ну, вот не получилось, и здесь я не могу раскрыть одного, второго или третьего или дать им возможность проявить свои лучшие способности, потому что в команде 25 - 26 игроков. Кого-то нужно отдать в аренду для того, чтобы играли и прогрессировали. И для всех игроков ты не можешь быть хорошим, потому что при тебе все играть просто физически не будут.


Фото: пресс-служба ФК "Уфа"

- Ты уже полтора года в Уфе. Полтора года назад и сейчас - это два разных человека?

- Человек один и тот же. Опыт, конечно, приобретается, это абсолютно точно. Меняется очень многое. Я больше узнаю команду и пытаюсь найти какие-то ресурсы, которые нам помогут двигаться вперёд. Полтора года назад думали, как начать больше забивать, какие использовать связки, каких футболистов ставить. В этом году уже лучше. И наша работа – искать какие-то такие ресурсы, с помощью которых мы можем улучшить нашу игру.

- Что нового ты для себя открыл, став тренером?

- Очень многое.  Мы смотрим на футбол с абсолютно разных точек. Футболист, он в игре и не видит всё, что вокруг, а тренер наоборот. Он не в игре, поэтому видит то, чего не видит игрок. Это абсолютно разная степень ответственности,  подготовки и  занятости. У тренера голова занята футболом 24 часа в сутки. И тренер всегда виноват в случае неудачи команды. Для тренера это тяжелейший кропотливый труд, начиная с подготовки и заканчивая самым сложным – участием в комплектовании команды, где один игрок нужен, второй не нужен. Если он выкладывается на 100 процентов, но у него не получается, ты должен ему сказать, что он не готов играть здесь и лучше пойти в аренду. Это непросто. Если футболист по своей вине как-то вылетает или как-то сбавляет к себе требования, виноват, конечно, сам футболист. Если он старается и тренер не может сделать так, чтобы он играл и был счастлив, конечно, это вина тренера, и сказать футболисту: "Да, ты делаешь всё, что я прошу, но не получается, извини" - это очень сложно.

- А ты можешь назвать пример, с кем тебе было тяжело, но потом ситуация исправилась? Или наоборот.

- Ситуации возникали разные. У нас процентов 20 - 30 состава постоянно меняется. Тот же Дима Сысуев одно время переживал по поводу того, что не попадал в старт, и спрашивал: что делать? А сейчас он демонстрирует прекрасную игру. А ведь в прошлом сезоне его приходилось постоянно менять, потому что его не хватало функционально. Сейчас он к себе требования  изменил,  готов и функционально, и технически, и ментально, и на данный момент он является лидером нашей команды.

- У каждого тренера в команде есть свой "сенат". В ЦСКА это Березуцкие, Игнашевич, Акинфеев, у "Спартака" Глушаков, Комбаров. А у тебя есть свой "сенат" или ты самый главный? Дядька, который  всем "пихал" и раскидывал бутсы по раздевалке, есть?

- "Сената" в "Уфе"  нет, но у нас есть лидеры команды, которые на поле, есть лидеры в раздевалке, такие как Паша Аликин, который прошёл весь путь команды.  Азамат Засеев, который из второй лиги дошёл до Премьер-лиги.

- Это те, кто может "вломить" в раздевалке?

- Ну, "вломить" - нет. Необязательно "вламывать", нужно своим примером доказывать.  Есть  Боян Йокич, который каждую тренировку пашет. Или тот же Денис Тумасян. Это лидеры команды. Они в команде для того, чтобы заряжать, чтобы помогать, потому что они прошли долгий путь в РФПЛ. Это часть их работы. Даже те, кто немного получает игрового времени,  должны понимать, что они в обойме. Что завтра может всё измениться. Кто-то уйдёт в более сильный клуб, и он уже станет лидером команды и основным игроком.


Фото: globallookpress.com

- Тебе врач команды давление меряет?

- Мне – нет.

- Ну, вот концовка матча с "Локомотивом". Мне кажется, там давление было сверхбольшое. Или ты к этому толстокож?

- Да нет, нормально. Но, что интересно, предлагали почувствовать себя в шкуре игрока. Мы на каждую тренировку надеваем на футболистов GPS-системы, которые измеряют пульс, давление, скорость и расстояние. Интересно было повесить то же самое главному тренеру, чтобы выяснить, насколько это большие колебания в сердцебиении и давлении, потому что действительно нагрузка очень серьёзная.

- В 2009 году, в Мариборе, сборная России проиграла сборной Словении и не попала на чемпионат мира. Всем было грустно и зло на сборную. Что тогда в раздевалке сказал футболистам тренер  Гус Хиддинк?

- Я даже не помню сейчас. К сожалению, тогда не получилось добиться нужного для нас результата. Пропустили достаточно быстрый мяч и, к сожалению, в атаке практически ничего не смогли создать. Мне кажется, что мы в большей степени даже проиграли первую игру, когда позволили всё-таки забить сопернику. После таких матчей сложно что-то сказать -  опустошение и у тренера, и у футболистов. Здесь информация не усвоится, и бесполезно что-то говорить после того как драка закончена.

- Тебе стало плохо в самолёте на обратном пути?

- Да нет, не плохо, такое бывает не только у меня. После какой-то физической работы, бывает, понижается сахар, и достаточно что-то сладкое съесть, для того чтобы баланс организма восстановился.

-  Хочу тебе открыть небольшую тайну – руководство сборной запретило тогда говорить о том, что тебе стало плохо, тем не менее, мы дали информацию изданию "Газета.ру", и знаешь почему мы это сделали? Чтобы показать, что у сборной был настоящий капитан, который сражался практически насмерть в этой команде, и это очень повлияло  на отношение болельщиков к тебе.

- Немножко гипертрофированная история. Никакого риска для здоровья там, в самолёте, не было. Такое бывает. И это никак не является лакмусовой бумажкой переживания как такового. Больше относится к  физиологическим особенностям организма. Переживали абсолютно все. Не было ни одного человека, который бы не переживал. Такое просто невозможно.

- Со стороны создалось впечатление, что, к примеру, Андрей Аршавин не переживал.

- У каждого своя защитная реакция, рефлекс на события в жизни. Уверен на 100 процентов, что абсолютно все переживают. Просто люди разные. Кто-то через полчаса забудет, а кто-то будет 3 дня ходить и страдать. Вот мне сложно всегда, потому что я очень долго переживаю, что не есть хорошо. Нужно быстро все плохие вещи забывать и двигаться вперёд. Если брать европейские клубы, тот же "ПСЖ", где я играл, - команда проиграла, в раздевалке состояние неважное, сели в автобус, пока в аэропорт приехали, кто-то переживает, кто-то смеётся, и никто даже внимания не обращает. И это нормально. Потому что нужно двигаться вперёд. Чем быстрее ты проанализируешь и вернёшься в русло, тем лучше тебе будет. Нет пользы от того, что ты будешь себя винить во всём.

- Если бы на последних секундах матча с "Локомотивом" пропустили, что бы ты чувствовал?

- Обидно было бы. Было много таких матчей, и когда мы выигрывали на последних секундах, и когда наоборот, был всплеск положительных эмоций, и когда мы проигрывали. Здесь в любом случае, когда команда играет и старается, я видел, насколько каждый выкладывается. Может, какие-то вещи не получались и хотелось бы видеть больше остроты атакующих действий, но это мелочи, потому что я вижу самое важное - это 150-процентная самоотдача каждого игрока.


Фото: пресс-служба ФК "Уфа"

- Если "Уфа" выйдет в Лигу Европы, то будет ли готова Уфа встречать у себя Европу?

- Проблем абсолютно никаких нет. У "Уфы"  есть стадион, который, я думаю, лицензируют. И если посмотреть европейские чемпионаты, то где только не приходится играть в Лиге Европы. Есть очень много клубов, которые играют на очень скромных стадионах.

- А если "Милан" приедет?

- Ну, и в чемпионате Италии есть такие же стадионы, с такими же раздевалками, как и в Уфе. По крайней мере, за комфортом стадионов в Европе никто не гонится.

- Вам бонусы обещали за Лигу Европы?

- Нет, разговоров не было до последнего момента. Сейчас, естественно, "Спартак" проиграл в Кубке, и разговоры поутихли на этот счёт. Но, я думаю, если бы у нас были шансы, какой-то бонус, возможно, был бы. Но у нас и бонусы, и премиальные очень и очень скромные. Движущая сила игры никак не финансовая. И это правильно, это нужно, чтобы ребята стремились, зарабатывали. Я считаю, что зарплаты в нашей команде более чем адекватные для нашего чемпионата, и, конечно, любые премиальные, любую возможность заработать я только приветствую.

- В финал Кубка России вышли "Тосно" и "Авангард", это плюс или минус для русского футбола?

- Есть и плюсы, и минусы. Плюс в том, что любая команда и из ФНЛ и из РФПЛ может выйти в финал. Минус в том, что всё-таки присутствует элемент случайности. Когда раунд состоит из одного матча и нет возможности отыграться и реабилитироваться, это лотерея. Минус ещё в том, что той команде, которая победит, будет сложно в групповом этапе Лиги Европы играть с ведущими европейскими клубами, и для нашего клубного рейтинга это будет не совсем хорошо. Но тут самое важное то, что обе команды заслужили играть в финале Кубка, заслужили играть в Европе, и здесь можно только порадоваться за эти команды, которые прошли этот непростой путь.

- Как ты относишься к футбольным фанатам? Что они для тебя?

- Замечательно!  Фанаты – это тот антураж, который украшает футбол. Мы говорим о фанатизме как о правильном и достойном поведении болельщиков, когда они действительно переживают за команду, за её результаты. А когда фанат ведёт себя неадекватно, к нему приходит футболист и говорит: "Нам же сейчас засчитают техническое поражение за поведение", а он в ответ: "Да пошли вы, мне вообще плевать!", наверное, это всё-таки не есть хорошо. Но такая категория - она очень малочисленна. Бывает, эмоции зашкаливают, бывает, все мы ругаемся, все мы выплёскиваем, но переживать за свою команду всегда нужно.
 
- Расскажи о твоих отношениях с болельщиками ЦСКА, в частности с фанатами из группировки "Red Blue Warriors". У тебя, кажется, даже майка этой "фирмы" есть?

- Есть, конечно. И так  сложилось уже  на протяжении долгих лет, мы общались, и общаемся с ребятами, и дружим. Конечно, тогда все были помоложе и более активное участие принимали, и после игр общались. Это абсолютно нормальная практика. И в Питере, к примеру, со многими болельщиками хорошие отношения. А что касается отношений с ребятами из "Red Blue Warriors", то и сейчас у нас прекрасные отношения. С некоторыми продолжаем дружить, и дружим очень-очень близко.

- Помнишь историю в норвежском городке Мёльде, когда разъярённые ужасной игрой фанаты ЦСКА пришли в отель, где вы жили, и кинули в вас шарфами. Что ты чувствовал в тот момент?

- Самое важное то, что мы проиграли и не смогли пройти дальше. Было страшное  разочарование. А по поводу шарфов, ну, это эмоции. Всё бывает в футболе. Любая команда может проиграть. Все хотели выиграть. Но так сложилось - и пропустили, и удаление, и всё перевернулось с ног на голову. Это футбол. Вот играет же "Авангард" в финале Кубка России. Все старались, но на тот момент в Норвегии  всё сложилось против нас. Есть такие матчи, в которых за две минуты всё переворачивается и всё сыпется.  

- Какое место Россия займет на чемпионате мира? Есть ли у нас команда?

- Команда есть, и это хорошая команда. Мы не можем себя отнести к топовым сборным, но играть с Саудовской Аравией, с Египтом и с Уругваем мы можем и должны. Конечно, конкурировать с ведущими сборными очень сложно. Исполнительское мастерство гораздо выше и уровень футболистов гораздо выше, но я не считаю нашу сборную слабее. Тем более мы играем дома. Чемпионат заканчивают раньше, чтобы команду подвели в хорошем функциональном состоянии к матчам группового этапа. Всё может быть, и даже более того, сейчас такое не очень позитивное отношение к сборной даже на пользу: обычно от сборной ждут чего-то невозможного, а сейчас не ждут большего, и это хорошо. Все понимают, что выйти из группы будет  сложно, но круто. Играть умеют все. Мы не лучше других команд из нашей группы. Саудовская Аравия на бумаге пока смотрится слабее остальных, Египет с Уругваем посильнее. Мы не хуже других, но и не лучше.

- Ты православный человек. Ты к этому как-то пришёл или это в тебе с детства?

- Я думаю, что с детства шёл где-то рядом, потому что в месте, где я жил и рос, не было храма и всё было разрушено. Это небольшая деревушка, в 150 км от Луганска. Единственный проводник - это была моя бабушка, с которой я проводил много времени и которую очень-очень любил. Она учила меня. Утренняя и вечерняя молитва – это было её очень строгое правило. Она вела практически монашеский образ жизни, только в миру. Я никогда не видел её ни злой, ни кричащей. Только доброта, любовь, трудолюбие и смирение невероятное. И для меня это такой пример, который всегда стоит у меня перед глазами.

- Смирение в футболе – это возможно?

- Конечно. Нужно смиряться, естественно. Амбиции у всех сумасшедшие, и у футболистов, и у тренеров, без этого в футболе нельзя. Но нужно опускаться на грешную землю для того, чтобы понимать, что ты имеешь то, что заслужил, и не более того. Для того, чтобы понять, что сделал не так.

А что касается дальнейшей жизни, то сложилось всё очень для меня хорошо. И сейчас мой младший брат - он уже долгое время монах и также является для меня примером. А я пока только учусь, только иду к Богу, и то пока очень далеко.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Афера "Открытия": В краже триллионов никто не виноват? "Уфа" получит бонус за английское чемпионство Сергей Семак - о последнем туре РФПЛ
Загрузка...