Сергей Лукьяненко: Никаких планов интеграции Крыма тоже не было. А потом раз – и появились
Фото: CTK Photo/Roman Vondrous/Global Look Press
Политика

Сергей Лукьяненко: Никаких планов интеграции Крыма тоже не было. А потом раз – и появились

Обсуждение состоявшегося в Донецке интеграционного форума и доктрины "Русский Донбасс" продолжается. Один из самых знаменитых современных русских писателей Сергей Лукьяненко занимает по вопросу интеграции бескомпромиссную позицию: Донбасс должен вернуться домой.

Царьград: – Как вы оцениваете форум, посвящённый интеграции с Россией, озвученную там дорожную карту и доктрину "Русский Донбасс".

Сергей Лукьяненко: – Я бы оценил это как очень положительное явление, особенно учитывая, что там было достаточно много людей, которые так или иначе занимаются российской политикой и формируют российское общественное мнение. Так что, на мой взгляд, это шаг в правильном направлении. Правда, почти одновременно мы услышали и то, что у России нет никаких планов в отношении интеграции Донбасса. Это, конечно, огорчает. Но давайте будем понимать, что политика – вещь очень гибкая. Никаких планов интеграции и возвращения Крыма у России тоже никогда не было, а потом внезапно всё появилось. Донбасс – действительно русский. Он отстаивал, отстаивает и доказывает право быть русским, исправить ту историческую ошибку, которую когда-то совершила советская власть, привязав к Украине эти территории и начав политику искусственной украинизации.

– Существует ли, на ваш взгляд, альтернатива доктрине "Русский Донбасс"?

– Я плохо представляю себе, как Донбасс захотел бы вернуться на Украину. Это в любом случае сопровождалось бы массовой эмиграцией населения в Россию и если не геноцидом, то массовым нарушением прав граждан, которые остались бы в Донецке. Это произвело бы, мягко говоря, неблагоприятное впечатление на всё население России. Такой вариант развития событий мне кажется крайне сомнительным. При этом, конечно, имеется другая альтернативная возможность – это существование непризнанных государств, как очень долго существовали Абхазия и Южная Осетия, как существует Приднестровье.

Но здесь есть целый ряд факторов, которые такому пути развития мешают. В первую очередь это продолжающееся активное военное давление Украины, которое приводит к обстрелам и смерти мирных граждан. То, что происходит сейчас, – это хоть какое-то государственное движение навстречу Донбассу и это очень положительный момент.

– То есть, на ваш взгляд, можно расценить интеграционный форум как государственное, с российской стороны, движение навстречу Донбассу. Вы не считаете, что это в чистом виде общественная инициатива?

– Это общественная инициатива, но круг лиц, которые в ней участвовали, делает её чем-то промежуточным, более близким к государственной политике. Надо признать, что это был очень смелый шаг для тех, кто участвовал в форуме с российской стороны, поскольку мы знаем, что есть разные течения в нашей политике и далеко не все такой шаг одобряют.

 Если бы вы определяли – ну, например, оказавшись в роли советника президента России – российскую политику по отношению к республикам Донбасса, что бы вы сочли правильным в первую очередь?

 Я думаю, что в первую очередь имело бы смысл… Я же фантаст, поэтому могу смело фантазировать, я же не государственный деятель… В первую очередь, наверное, имело бы смысл признать независимые республики и де-факто, и де-юре. Заключить с ними соглашения, наладить официальные отношения и так далее. По сути, это уже существующее положение вещей, де-факто, но это состояние не подкреплено какими-то государственными решениями. А вот после таких решений, после какого-то – вполне возможно, небольшого – периода сосуществования в таком статусе, наверное, если бы независимые государства ДНР и ЛНР провели референдум, захотели заключить союз, присоединиться к России, надо было бы пойти им навстречу.

– А при сегодняшнем положении дел вы готовы принимать участие в каких-то интеграционных проектах, подобных, например, недавнему фестивалю "Звёзды над Донбассом"?

– Я принимал участие в первом фестивале и сожалею, что приболел и на второй не смог попасть. Я приезжал. Я убедился, насколько это важно людям. Даже наш писательский визит, совершенно гуманитарный, неофициальный, он все равно был воспринят как событие, как факт, показывающий, что о Донбассе не забывают, что к ним не боятся приезжать. По-моему, это было очень важно для жителей Донецка и окрестностей.

– Вы бы присоединились к словам Маргариты Симоньян: "Россия, матушка, забери Донбасс домой"?

– Да, конечно! Нам досталось очень тяжёлое наследство с советских времён. Размежевание республик происходило совершенно "по живому", без всякого учёта изменений территориальных, которые были за годы советской власти, без учёта желаний граждан. При этом огромное количество русских – русских по духу, не обязательно по паспорту – людей остались за пределами территории России. Это привело и приводит ко множеству конфликтов. На самом деле Россия сейчас – страна, часть исконной территории которой, по сути, находится в юрисдикции других государств. И это совершенно неверно.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Афера "Открытия": В краже триллионов никто не виноват? "Это последний этап": "Русский Донбасс" стал финальным кирпичиком перед референдумом в ДНР и ЛНР "Варварство запредельное": Симоньян показала незаживающие раны Донбасса
Загрузка...
Загрузка...