сегодня: 20/09
Святой дня
Преподобный Макарий Оптинский

Семь лет одиночества

Семь лет одиночества

За что очернили "черных полковников"?

Без году полвека назад, 21 апреля 1967 года, в Греции установилась военная диктатура, оставшаяся в истории под именем "хунты черных полковников". Хотя первоначально "черными" путчистов Пападопулоса, Паттакоса и Макарезоса именовали из-за их черной формы, для большинства современных греков период их правления ассоциируется с черными днями родной истории - а скорее, с черной дырой стыдливых недомолвок политкорректной историографии. Для всего остального мира эпопея "черных полковников" может послужить актуальным примером двойных стандартов и беспринципности Запада (прежде всего Вашингтона), готового ради достижения собственных целей поддержать любую, даже чуждую ему силу, чтобы затем так же легко разменять ее, как пешку, - очернить и отправить на свалку истории.

Было бы неверно рассматривать семилетнюю хунту исключительно как американскую креатуру, хотя Билл Клинтон и просил у греков прощения за ее поддержку. Для ее появления существовало и немало внутренних предпосылок. Ведь для греков мирные времена наступили вовсе не в мае 1945 года (как для остальной Европы), так как кровопролитная гражданская война длилась еще 4 года и завершилась в 1949 году разгромом коммунистов - благодаря англо-американской военной помощи. Трудно указать другую европейскую страну, где коммунисты имели бы столь сильные позиции, как в Греции, и где они пришли бы к власти абсолютно демократическим путем, если бы европейская демократия действительно распространялась на все политические силы, а не только на угодные западным державам. СССР, на поддержку которого рассчитывали греческие коммунисты, не вмешивался в боевые действия, соблюдая ялтинские договоренности о разделе сфер влияния в Европе, и смог только принять у себя десятки тысяч членов компартии Греции, уцелевших после бойни на севере страны в районе хребта Вици и последовавших массовых репрессий.

После физического уничтожения одной из ведущих политических сил страна на долгие годы погрузилась в хаос: везде царила атмосфера постоянной слежки и доносов, тюрьмы были забиты политзаключенными, для устройства на работу требовалось документальное подтверждение политической благонадежности, а постоянно сменявшие друг друга коалиционные правительства не могли обеспечить никаких условий для восстановления политической и экономической стабильности. Это настолько волновало американцев, что они даже предлагали ввести в Греции мажоритарную избирательную систему (которой, кстати, сейчас и пользуются греки) вместо пропорциональной, не позволявшей сформировать однопартийное правительство. Однако эта мера запоздала, и группа военных сумела прийти к власти, чтобы вывести страну из состояния хаоса. Формально США признали правящий режим "черных полковников" только 10 месяцев спустя, но трудно предположить, чтобы хозяйничавшие в стране американские службы безопасности могли прозевать подготовку к путчу.

НА ВОЛНЕ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ

Гораздо вероятнее, что американцы усмотрели в грядущей хунте опору борьбы против коммунизма и были готовы простить ей (на тот момент) любые другие "прегрешения". Достаточно вспомнить, насколько жестким было в то время противостояние двух великих мировых держав: в конце 1962 года разрешился Карибский кризис, и США вполне были вправе считать, что СССР, вынужденный вывести с Кубы стратегический арсенал, подыскивает в Средиземноморье плацдарм, направленный как против сил НАТО на юге Европы, так и против Турции (с размещения американских ракет на территории которой, собственно, и начался Карибский кризис). Диктатура "черных полковников", провозгласившая своей целью борьбу с коммунизмом, гарантировала, что традиционно просоветская Греция не совершит радикальный поворот в сторону СССР, поставив в трудное положение своих западных хозяев. Еще большее беспокойство у США мог вызывать курс неприсоединения политического лидера Кипра - архиепископа Макария, заслужившего прозвище "Средиземноморский Кастро". Что если бы ему удалось повторить подвиг Кастро с установлением на острове советских ракет?

Итак, греческая хунта была принята США и, стало быть, ее европейскими сателлитами. Да мало ли антикоммунистических хунт (наиболее типичными из которых стали диктатуры в Чили и Аргентине) насаждала по всему миру холодная война?

НЕ ПРОТИВ КОГО ДРУЖИЛИ, А ЗА ЧТО БОРОЛИСЬ?

Сиюминутные конъюнктурные интересы США (да и обычное их нежелание разбираться в менталитете других народов) не позволили им разглядеть, за что (а не против кого), собственно, борются признанные ими "черные полковники". А ведь они стали продолжателями традиции "великой греческой идеи", которую исповедовал еще один очерненный персонаж греческой истории - Иоаннис Метаксас, принявший на себя всю тяжесть борьбы с фашизмом.

"Великая идея", помимо возвращения Греции традиционно принадлежавших ей земель, предполагала опору на две важнейшие ценности греческой культуры - на античную философию и православие. Греческие диктаторы, имея перед собой образ Платонова идеального государства, не только наладили национальную экономику, укрепили драхму, создали транспортную инфраструктуру и подняли уровень жизни. Они впервые за все время существования независимого греческого государства создали условия для развития Элладской Церкви, строили новые храмы, уделяли особое внимание традиционным ценностям, на порядок улучшили образование и всячески способствовали росту культуры и искусства на национальной почве.

Укрепление семейных ценностей при "черных полковниках" не исключало эмансипацию женщины, а просто выражалось в материальной поддержке многодетной семьи и в предоставлении ей различных льгот. А ведь в современной Греции, входящей в "большую европейскую семью", многодетные семьи вынуждены платить дополнительный налог на недвижимость и автомобиль, притом что и без того небольшое население страны с начала этого века (а фактически с момента вступления в Евросоюз) уменьшается год от года на десятки и сотни тысяч человек.

Именно при "черных полковниках" священники стали получать зарплату от государства, а на богословских факультетах прекратилось обеспеченное западными спонсорами преподавание по протестантским лекалам. Был существенно расширен Салоникский университет, заработали Патрский и Иоаннинский университеты, а расходы на образование превысили все предшествующие показатели. В школьном образовании упор делался на древнегреческий язык и греко-христианские ценности.

Плоды этих усилий ощутимы и сейчас. Греки до сих пор в восторге от своего блестящего кинематографа конца 1960-х - начала 1970-х с искрометным юмором, живой игрой актеров и прекрасным языком, уровень которого совершенно недосягаем для нынешних греков, которые вроде бы и понимают язык своих дедов, но сами разучились выражаться так красиво и точно. Общение с большинством 60-летних греков, успевших поучиться при "полковниках", вызывает восхищение широтой эрудиции и, по контрасту, сожаление о нынешнем положении дел в греческом образовании, где превалирует безликий менеджмент, бессодержательные связи с общественностью, ничему не учащая политология и прочие "глобальные процессы".

СЛИШКОМ ХОРОШО, ЧТОБЫ СТАТЬ НОРМОЙ

Разумеется, такие вещи плохо вяжутся с нынешним положением дел в Европе и теми секулярными и антидуховными тенденциями, которые закладывались в последние десятилетия ХХ века. Семилетнее правление "черных полковников" в глазах Запада выполнило свою главную задачу - продемонстрировало, что греки могут построить достойную жизнь и без коммунистической идеологии. Однако ценности самих "философов на троне" шли вразрез с идеологическими и политическими процессами на Западе. Отчуждение стало усиливаться с первых лет диктатуры, а ее падение было предрешено авантюрой 1974 года по присоединению Кипра, в которую страна оказалась втянута явно не без помощи США. Кроме того, режиму "черных полковников" активно противостояла Франция, приютившая у себя греческую оппозицию и всячески способствовавшая приходу к власти правительства Константина Караманлиса после падения хунты.

Однако стилистически "черным полковникам" скорее противостояли не сменившие их правоцентристы из партии "Новая демократия", а социалисты, основавшие Всегреческое социалистическое движение ПАСОК под руководством Андреаса Папандреу. Именно при них в 1982 году прошла губительная реформа образования и греческий язык в одночасье потерял то, что благодаря усилиям греческой Церкви удавалось сохранять в течение 300 лет турецкого владычества. В России языковой вопрос никогда не стоял так остро, и нам трудно себе представить, что можно получить взыскание за использование того или иного слова или грамматической формы. Так, при социалистах под запретом оказались причастия (видимо, за свою причастность к языку Церкви и языку "черных полковников"), и за их использование в учебной литературе предполагались серьезные санкции. Социалистов не то чтобы не смущало, что грамматические формы, с которыми они борются, десятки веков жили в греческом языке, составляя те самые духовные корни, что опускаются из настоящего в прошлое, - они сознательно боролись с этими корнями. В других областях культуры результаты также не заставили себя долго ждать: именно при социалистах с их маниакальной популистской страстью к упрощению и примитивизации появились шаблонные фильмы с плоскими шутками и закадровым смехом.

Разумеется, это было только началом очередного витка гонений на традиционные ценности, Церковь и образование, полный размах которых мы наблюдаем как раз сейчас. Все-таки нынешнее оголтелое наступление на традиционные ценности на Западе никак не могло бы произойти на фоне противостояния со странами развитого социализма, которые не преминули бы дополнить образ врага новыми признаками разложения. Но в то время (гораздо более умеренное) СССР и падение греческой хунты приветствовал, и с Папандреу дружил - еще не помышляя ни о врачевании своей собственной духовности, ни о последствиях европейского левого популизма.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх