«Люди, события, факты» - вы делаете те новости, которые происходят вокруг нас. А мы о них говорим. Это рубрика о самых актуальных событиях. Интересные сюжеты и горячие репортажи, нескучные интервью и яркие мнения.
События внутренней, внешней и международной политики, политические интриги и тайны, невидимые рычаги принятия публичных решений, закулисье переговоров, аналитика по произошедшим событиям и прогнозы на ближайшее будущее и перспективные тенденции, публичные лица мировой политики и их "серые кардиналы", заговоры против России и разоблачения отечественной "пятой колонны" – всё это и многое вы найдёте в материалах отдела политики Царьграда.
Идеологический отдел Царьграда – это фабрика русских смыслов. Мы не раскрываем подковёрные интриги, не "изобретаем велосипеды" и не "открываем Америку". Мы возвращаем утраченные смыслы очевидным вещам. Россия – великая православная держава с тысячелетней историей. Русская Церковь – основа нашей государственности и культуры. Москва – Третий Рим. Русский – тот, кто искренне любит Россию, её историю и культуру. Семья – союз мужчины и женщины. И их дети. Желательно, много детей. Народосбережение – ключевая задача государства. Задача, которую невозможно решить без внятной идеологии.
Расследования Царьграда – плод совместной работы группы аналитиков и экспертов. Мы вскрываем механизм работы олигархических корпораций, анатомию подготовки цветных революций, структуру преступных этнических группировок. Мы обнажаем неприглядные факты и показываем опасные тенденции, не даём покоя прокуратуре и следственным органам, губернаторам и "авторитетам". Мы защищаем Россию не просто словом, а свидетельствами и документами.
Экономический отдел телеканала «Царьград» является единственным среди всех крупных СМИ, который отвергает либерально-монетаристские принципы. Мы являемся противниками встраивания России в глобалисткую систему мироустройства, выступаем за экономический суверенитет и независимость нашего государства.
Русский мир становится единой цивилизационной единицей
Фото: Александр Авилов / АГН "Москва"
Политика Конституция русской мечты

Русский мир становится единой цивилизационной единицей

Русское тысячелетнее государство связано исторически воедино религиозными, правовыми и семейными традициями. Национальное мировоззрение и национальная психология идеократически господствуют на территории Русского мира, создавая его органическое единство.

С момента образования Русской государственности (летописная традиция указывает на 862 год, "призвание Рюрика") и выбора Православной веры как государственной и национальной религии (Крещение Руси в 988 году) мы видим, что Русский мир становится единой цивилизационной единицей.

Русская цивилизация с X столетия действует как единое религиозное церковное тело (Православие как государственная религия, Церковный Устав Ярослава), как единая суверенная власть Русских Государей (в руках династии Рюриковичей, а затем династии Романовых), как единая территория ("Русская земля" — термин, появляющийся в первых летописях), как единое правовое государственное поле ("Русская правда" Ярослава Мудрого, появившаяся в первой половине XI века), как единое культурное и языковое пространство (церковно-славянский язык, "Слово о законе и Благодати" митрополита Илариона), как единый национальный собор (союз русских племён, переплавленный со временем в русскую нацию).

Принятое в русской историографии подразделение нашей истории на Киевский, Московский и Петербургский периоды понималось всегда как весьма условное. Но одновременно с этим надо осознавать, что эти три центра поочерёдно становились сердцевиной Русского мира. Средоточие Русского мира, его церковный, государственный и культурный центры в русской истории перемещались из Киева через Владимиро-Суздальские земли в Москву, а затем и в Петербург.

Средоточие Русского мира, его церковный, государственный и культурный центры в русской истории перемещались из Киева через Владимиро-Суздальские земли в Москву, а затем и в Петербург. Фото: Сергей Киселёв / Globallookpress

Киевский период русской истории

Уже в самые первые века русской государственной истории видны те основы русской жизни, которые в дальнейшем стали идеологически базовыми для русской нации.

Ещё в домонгольских летописях, исторических по своей сущности, видны мировоззренческие предпочтения их авторов. Летописи были не только историческими хрониками, но и идеологическими древнерусскими трактатами. В которых древнерусские книжники были проповедниками Православной Церкви, заботившимися о распространении правой веры, государственными идеологами, утверждавшими в сознании своих читателей национальное единство "Земли Русской" и Богоустановленность княжеской власти династии Рюриковичей.

Русская земля в летописях представляется страной славной, великой. Русский народ — Богоизбранным, Новым Израилем. Нередко в летописях можно встретить критику вечевых собраний, основанных только на людских "хотениях". Особенно вечевые традиции критикуются летописцами, когда народное вече превращается в противокняжеский мятеж. Так, в Ипатьевской летописи киевское вече против князя Игоря Ольговича (XII век) называется "лукавым нечестивым сбором", собранием "законопреступников", врагов правды, ведущих себя как звери свирепые.

В "Чтении о житии и погублении блаженных страстотерпцев Бориса и Глеба" Нестора Летописца встречаем уже нечто похожее на идею Святой Руси. Русский народ у Нестора именуется "святым стадом", которое собрал сам Иисус Христос, не дав ему погибнуть в языческой "прелести идольской".

Вершины древнерусской литературы, такие как "Слово о полку Игореве" или "Слово о погибели земли Русской", проникнуты величественной любовью к Отечеству и народной гордостью. В последнем "Слове" мы читаем настоящий восторженный гимн Русской Земле:

О светло светлая и украсно украшенная земля Русская! И многими красотами ты обогащена: озерами многими, реками и колодезями досточестными, горами крутыми, холмами высокими, дубровами чистыми, полями дивными, зверьми различными, птицами бесчисленными, городами великими, селами дивными, вертоградами монастырскими; домами церковными и князьями грозными, боярами честными, вельможами многими. Всего ты исполнена, земля Русская, о православная вера христианская.

Но молодое христианское государство, сначала формировавшееся вокруг Киева, а затем Владимира и Суздаля, не справилось с княжеской раздробленностью и нашествием огромных масс монголо-татар.

Процесс преодоления удельной раздробленности не был доведён до конца. И потому вопрос консолидации великокняжеской власти и объединения русских земель оттянулся в русской истории на несколько столетий.

Молодое христианское государство не справилось с княжеской раздробленностью и нашествием огромных масс монголо-татар. Фото: Nikolay Gyngazov / Globallookpress

Московский период русской истории

Идеократическое развитие русской государственности в московский период продолжает тот же путь, по которому оно развивалось в предыдущий период. Судебник Великого князя Иоанна III (1497 года) продолжает правовую традицию "Русской правды" Ярослава Мудрого. Различные редакции "Кормчих книг" и постановления Стоглавого собора 1551 года ("Стоглав") в вопросах религиозных и семейных развивали номоканоническую византийскую традицию на русской почве.

Единство Русской Земли, правопреемство Московских Государей с их предками киевского периода — расхожие темы русской литературы XIV-XVII веков.

В адрес Русского государства московского периода часто можно услышать упрёки о принципиальном влиянии со стороны Орды. Мол, московская власть переняла от неё свои принципы управления.

Но что Московские Государи могли перенять от Ордынских ханов?

Ханская власть носила абсолютно деспотический характер, и её нравственная религиозная составляющая просматривалась очень туманно. По сути, правым в Орде оказывался тот, кто был более успешен и способен силой захватить власть. Реально править могли даже не чингизиды, как было в случае Мамая или Едигея.

Усиливающееся дробление на более мелкие орды было абсолютно противоположно стремлению русских государственных деятелей и русских книжников к единовластию. Идеология Третьего Рима совершенно не сочеталась с периферийными мусульманскими установками борющихся между собой ханств, современников наших державных Иоаннов и Василиев.

Сама история борьбы с разными ханствами самодержавных Московских Государей показала, что русский идеал правителя никак не похож на практические примеры ордынских властителей. Просто сильная и успешная власть мусульманского идеала не соответствует нравственным установкам христианских правителей, служащих религиозно-национальным целям своего Отечества.

Учение о Православном Русском Царстве не явилось в Москве внезапно и неожиданно. Оно вызревало с самого начала русского летописания.

Петербургский период русской истории

Выйдя победителем из многовековой борьбы с кочевниками, преодолев Смуту XVII века, внутренне ослабленное церковным расколом Московское государство при Петре I оказалось в крайне сложном положении.

Внешний территориальный рост государства столкнул Россию с новыми мировыми задачами.

Начатая модернизация Империи со временем уклонилась в её культурную вестернизацию. Вестернизация стала перевешивать прагматические нужды самой модернизации и завоёвывала умы высших классов Империи. Период подражательного ученичества прискорбно затянулся.

Вместо православной державы Российская Империя всё более пыталась походить на банальное европейское государство, меняя свои предпочтения с французских на немецкие.

Но вестернизация всё же встречала противодействие в русском обществе. Идеократическое противодействие оказывало Православие, возрождавшееся на основе святоотеческих взглядов. Государственная же власть чувствовала необходимость осмысленности своего идеала и при Николае I объявила триединую формулу "Православие, Самодержавие, народность" как основу русского имперского строя.

Всё это давало осознание разности отеческих и европейских традиций.

Проведённая при Императоре Николае I кодификация Законов Российской Империи, сохранив юридическую преемственность от Уложения 1649 года, продолжила русскую правовую традицию вплоть до Основных Законов 1906 года.

Однако так и не разрешённые в Петербургский период важнейшие вопросы русской цивилизационной повестки не смогли остановить революции. На страну неизбежно накатывался очередной анархический срыв, очередные сомнения в правильности выбранного пути.

Так и не разрешённые в Петербургский период важнейшие вопросы русской цивилизационной повестки не смогли остановить революции. На страну неизбежно накатывался очередной анархический срыв, очередные сомнения в правильности выбранного пути. Фото: globallookpress

Современный этап русской государственности

Пройдя за последние сто лет все соблазны западнических идеологий, современная русская государственность стоит перед сверхзадачей — поиска лучшей работоспособной и наиболее стройной государственной системы. Это огромное дело для современной государственности. Сегодняшняя полемика по поводу поправок в Конституцию — только начало этого пути.

В целом это — глобальная и величайшая задача в теоретико-практической области, от которой во многом зависит дальнейшая жизнеспособность нашей государственности. Эта задача встаёт в полный свой рост перед русской юридической наукой. Именно от неё мы вправе ожидать и даже требовать положительного решения этой насущной проблемы во имя будущего.

Государство должно снова выйти на общественную сцену в главной роли устроителя и творца общественной жизни. В новой современной ситуации появляются и новые соблазны, главный из которых — соблазн "чистой государственной силы", государственной власти без духовного ограничения и без духовного основания. Этот "языческий" соблазн возможно преодолеть только на пути обращения к христианскому пониманию власти как тяжёлого бремени, "почти Голгофы".

Современное правоведение должно отказаться от сугубо секулярного и позитивистского подхода к традиционным формам властвования. Юриспруденция не должна быть автономна в своих теоретических построениях ни от исторической судьбы нации, ни от вероисповедных форм её сознания. В противном случае беспочвенность права будет только ослаблять и нацию, и человеческие союзы, ею создаваемые.

Самобытность, суверенность, непохожесть, оригинальность — это неотъемлемое право каждого государства. Именно индивидуальные особенности государства порождают политическую независимость и жизненную силу этих государств.

Академическая наука в России, в сожалению, до сих пор была поглощена изучением политико-правовых конструкций западных стран гораздо более, чем изучением собственной традиции.

Начало XXI века совпало с концом постсоветского либерального диктата, идеологи которого всего на какие-нибудь десять лет попробовали заменить институт государства свободолюбивыми прениями о "гражданском обществе", о "свободном рынке".

Современность повелительно настаивает на пересмотре либеральных представлений о государстве и других человеческих союзах. Власть в российском государстве должна быть персонифицированной, суверенной, сильной, концентрированной, авторитетной и требующей к себе уважения. И опорой этой власти должна стать нравственная поддержка нации.

На сегодняшнем же этапе необходимо изменить преамбулу Конституции, которая должна стать юридической квинтэссенцией идеологического единства всех периодов русской истории.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Верните русским тысячелетнюю Россию Русские, 1000-летняя история, вера в Бога: Малофеев представил свои поправки в Конституцию Мифы о Российской Империи Феномен Самодержавия для Русского мира – единственная гарантия свободы
Загрузка...
Загрузка...