сегодня: 21/09
Святой дня
Рождество Пресвятой Богородицы

Рождение Малой Руси. Знамя единения

Рождение Малой Руси. Знамя единения

Реинкарнация термина "Малая Русь" происходит почти через 200 лет после его исчезновения. Происходит это благодаря трудам афонского монаха Иоанна Вишенского - публициста, полемиста против Брестской Унии и сторонника "единства многоименитого российского рода"

(Окончание. Начало см. Рождение Малой Руси. Термин и смысл) 

Очевидно самоназвание «Малая Русь» держалось в образованных православных кругах в Галиции, а потому Вишенский решил его использовать в своих полемических сочинениях. Его самый известный полемический трактат так и называется: 

«Книжка Иоанна мниха Вишенского от святой Афонской горы. В напоминание всех православных християн, братствам и всем благочестивым, в Малой России в короне Полской жителствующим иноческого чина общежителям, архимандритам, и священноинокам, и честным монахам, и инокиням всем, сестрам нашим, и прочиим тщателям церковным, благодать Господа нашего Исуса Христа и любы Бога Отца и причастие Святого Духа буди со всеми вами» (34).

     34. Иван Вишенский. Сочинения. М. - Л., 1955 («Литературные памятники»). С. 7. 

В этом произведении Иоанн Вишенский дает четкую картину Малой Руси как земли прежде бывшей православной, ныне же отпавшей от благочестия в «лядскую» веру и нуждающейся в покаянии.

«Буди ж вам известно правоверным, як сего ради попущена есмо в сей искус, зане ж поеретичихомся вси обиталници Малои Русии и от Бога устранихомся далече, к неверию и зложитие припрягше, темже возвратимся к Богу, паки, да Бог к нам ся приближит; он бо ест всегды близ, грехи ж наша далече нас отлучают от него, сего ради покаймося сами в своих согрешениях, кождо суд собе сотворите» (35).

     35. Иван Вишенский. Сочинения. С. 22. 

Он издевается над «русинами бывшими», которые оставив правую веру, немедленно рассыпались по множеству действовавших в Речи Посполитой сект (привет пастору Турчинову, Яценюку и прочим).

«Не тое ли ты детинское мудрование страждеши, русине бывший, благочестивый християнин прежде и целомудрец Малои Русии, мовлю, с ляхи живущий, и ныне одетинел еси и разделився, отступивши от Христа, на Кифу, Павла и Аполлоса разделився ныне на папежника, евангелика, нововыкрещенца и суботника» (36).

     36. Иван Вишенский. Сочинения. С. 39. 

Иоанн Вишенский дает совет как восстановить в Малой Руси православие - обратиться к чистой и простой вере древности и отвергнуть латинство.

«Первее да очистите церков от всяких прелестей и забобонов еретических и, без пестроты, в простоте сердца Бога хвалите; латинский смрад песней из церкви изждените, простою же нашею песнию рускою поюще Бога благодарите. Посем до вери нашой восточной православной без всякого вонтпеня всем сердцем, душею и смыслом ся приложите, еретичество и неверие всякое от себя отвержите. Иконное поклонение с учтивостю почитайте и в домех, идеж пребывайте, образ Матери Божои с превечным ее младенцем на стенах в концу трапезы вашее пригвоздите. Крестом Христовым, до церкви пришедши, креститися не соромейте; абовем ныне християне Малои Русий поеретичели, як креста Христова, славы своеи, на нем же нам спасение содеяся, соромеются» (37).

     37. Иван Вишенский. Сочинения. С. 22. 

Весьма характерно его удивительно точное наблюдение над методами русофобов и хулителей своего, которые за эти столетия совсем не изменились:

«Видите, чого ради Русь хулите, а латину хвалите, - яко Русь дурная, если и малое порохно ереси во своей церкви ока, от лжеименных пастырей запорошити хотячих, ощупают, зараз очищают и вон изметуют, а у латины лжеименные пастыре целым бервеном вымыслов новых зеницу спасения людского завалили, а прописнути и промовити за истинну немаш кому» (38).

     38. Иван Вишенский. Сочинения. СС. 65-66. 

Напротив, Великая Россия у Иоанна Вишенского - это Святая Земля, где хранятся вера и благочестие, где действуют святые подвижники. Об этом он ясно говорит в обличении иезуиту пропагандисту унии Петру Скарге.

«Пойди, Скарго, в Великую Россию и прочитай истории житии оных святых мужей, чюдотворцов великих, которые и по смерти мертвыми освященными телесы своими всякие страсти, болезни и недуги мирских простых, с верою к ним приходящих, уздоровляли, бесных исцеляли, хромых ходити, слепым видети, хворым, розными болезньми одержимым, здоровым быти даровали и видоме явно чюдотворили. А навет, если не хочеш плодоносил спасителнаго языка словенскаго от Великой России доведоватися, доступи в Киеве в монастырь Печерский, а ту же у тебе дома, в державе короны Польской, не ленися и выспрашивай о святых оных, чюдотворством мало не равно великоросийским от Бога почтенных святым мужем» (39).

     39. Иван Вишенский. Сочинения. С. 192. 

В картине мира Иоанна Вишенского - Великая Русь - это Земля Святых, где хранится Православие, а Малая Русь - это Территория Войны, где идет отчаянный бой между правой верой и латинством, между лядством и русинством. Малая Русь должна быть очищена от лядства и латинства и уподобиться Руси Великой. 

Слово «Малороссия» становится, таким образом, боевым знаменем русского православного сопротивления латинизации и полонизации, каким сейчас стало слово «Новороссия». Именно поэтому с Иоанна Вишенского «Малая Русь» входит в оборот, становится боевым знаменем протвиууниатских полемистов. Его традицию продолжает в своей «Палинодии, или книге обороны» Захария Копыстенский, для которого «Малая Русь» это имя казацкой части «роского поколения».

«Іоан, цар Московскій, две орди татарскіи, Казань и Астрахань, взял и под свою моц подбил. А другая часть яфето-роского поколенья, з Малой Россіи выходячи, а на за-порогах живучій козаки - татары и места турецкіи на мори чолном воюют» (40).

     40. Захария Копыстенский. Палинодия // Русская историческая библиотека издаваемая археографическою комиссиею. Т. 4. Памятники полемической литературы в Западной Руси. Кн. 1. Петербург. 1878. С. 110. 

Захария Копыстенский со всей страстью провозглашает программу национальной обороны роского поколенья от тех, кто стремится его культурно и религиозно уничтожить, цитируя речь на польском сейме вышиненского и мостицкого старосты Иоанна Щасного Гербута: «Бо если того хотят, абы Руси не было в Руси, то есть речь неподобная»

Знаменитый православный лексикограф и печатник Памво Берында говорит в своем «Лексиконе славноросском» о языке, принятом «в Великой и Малой России, в Сербии, Болгарии и по иным сторонам» (41). И он же в своей «Триоди» первый употребляет термин «великоросы».

     41. Памва Берында. Лексикон словеноросский и имен толкование. 1653

Первым политическим документом, в котором, как полагается, фигурирует понятие «Малороссия», является «универсал» гетмана Яцко Острянина, антипольское восстание которого в 1638 году легло в основу сюжета «Тараса Бульбы». Текст этого универсала передается в «Летописи» Самуила Величко:

«Ознаймуемъ симъ универсаломъ нашимъ вамъ всемъ шлахетне урожонимъ Козакамъ, брате нашей, отъ многихъ летъ премногими рицерскими делами и отвагами во всей подсолнечной прославшимся, по обоимъ сторонамъ реки Днепра, въ Малой России, отчизне своей, зъ предковъ своихъ, отъ давнихъ временъ мешкаючимъ, тутъ же и всему посполитому народу Малороссийскому; ижъ яко прошлихъ временъ такъ и сего лета зъ великимъ сердечнимъ жалемъ и болезнію не моглисмо переслухати и изреестровати безпрестанно доносячихса намъ Войску Низовому Запорожскому отъ васъ скаргъ и плачливихъ суплекацей о деющихся вамъ обидахъ, утисках, разоренияхъ и незноснихъ налогахъ отъ Ляховъ, во всей Молой России по обоимъ сторонамъ Днепра консистуючихъ» (42).

     42. Летопись событий в Югозападной России въ XVII веке составил Самоил Величко. Т. IV. Приложения. Киев, 1864. СС. 135-136. 

Современные историки иногда ставят под сомнение аутентичность этого документа, так как летопись Величко в целом малодостоверна и относится к области скорее исторической мифологии, нежели историографии. 

Вопрос вызывает и подлинность употребления термина «Малая Россия» и «Малороссийский» в ранних документах Богдана Хмельницкого. Не употребляется он ни Запорожской, ни Московской стороной. Впрочем, практически не употребляется и термин «Украина» - просмотрев сотни документов относящихся к 1648-1654 годам, нетрудно заметить, что по большей части термин «Украина» фигурирует в польских документах, или в русских документах в форме «государева украйна» где не имеет никакого отношения к Украине. Лишь постепенно, как вторичный отблеск полонизма он проникает и в терминологию представителей Хмельницкого и спорадически - в московскую документацию (43).

     43. Воссоединение Украины с Россией. Документы и материалы в трех томах. М., Изд-во АН СССР, 1954 (Далее: «Воссоединение…»). 

Как правило, документы московского Посольского приказа именуют страну, где происходит действие «Литвой», народ - «черкасами», письмо, которым написаны грамоты Хмельницкого, «белоруским» (44), а политический субъект, который ведет переговоры с Москвой - «Запорожское войско».

     44. Воссоединение… Т. 2. №№ 32, 52, 68 и т.п. 

Термин «Малая Россия» - это идеологизированный, книжный термин, высокий слог, который употребляют лишь немногие. Чаще всего он встречается в передаваемых русскими посланцами речах Писаря Войска Запорожского Ивана Выговского, того самого, который, став гетманом после смерти Богдана Хмельницкого, перекинется на сторону Польши, попытается добиться «федерализации», нанесет русским чувствительное поражение в Конотопской битве, но в конечном счете, будучи ненавидим казаками и всеми покинут, казнен поляками. 

Причина, по которой термин «Малая Россия» звучит именно у Выговского, вполне очевидна - он был книжник, получивший образование в Киево-Могилянской академии, его отец был близок с митрополитом Петром Могилой. В Выговском вообще было что-то от гоголевского Андрия, а, возможно, тот и был с него списан. Он, конечно, читал и Иоанна Вишенского и Захарию Копыстенского, и «Лексикон» Памвы Берынды, и термин «Малая Росия» был для него родным. 

Летом 1651 года Выговской пришел к царскому посланнику подьячему Григорию Богданову и начал наниматься фактически в российские агенты - «он, писарь, великому государю во всяких мерах служить будет впрямь, безо всякие хитрости. И ныне де, что у гетмана Богдана Хмельнитцкого учнет впредь с польским королем, и с крымским царем, и с ыными посторонними государствы делатца, и о чем с ними ссылка будет, и он обо всем великому Государю его царскому величеству учнет ведомо чинить, и до Путивля тайным делом до боярина и воеводы до князь Семена Васильевича Прозоровского писать» (45).

     45. Воссоединение… Т. 3. № 52. С. 117. 

Именно Выговской долго объясняет царским посланцам, что царь должен принять Малую Русь под свою руку:

«Да он же де, писарь, служа великому Государю и желая всякого добра, говорит, чтоб и про то великому Государю его царскому величеству ведомо было, чтоб великий Государь его царское величество, конечно, всю Малую Русь, их, православных христиан, принять ныне изволил, потому что все единогласно молят Бога и хотят быти под его государскою высокой рукою з большим хотеньем. И великом де Государю его государским счастьем к его великому Московскому пространному и многолюдному государству без войны и бес кровопролития учинится прибавление большое, и овладеет он, Государь, многою землею и городами…

И ныне де их, православных християн всю Малую Русь, великому Государю его царскому величеству большое время под свою государскую руку принять, потому что польского короля перед великим Государем многие явные неправды и неисправленья учинились, и великому де Государю за те королевские явные неправды мочно их, православных християн, со всеми их городы принять и к своему великому Московскому государству во всех мерах большое прибавление учинить» (46).

     46. Воссоединение… Т. 3. № 52. С. 117-118. 

И снова мы слышим термин «Малая Русь» из уст Выговского, в передаче всё того же Григория Богданова в отчете о визите к Богдану Хмельницкому православного митрополита Назаретского Григория, посетившего гетмана проездом в Москву (роль Иерусалимского париархата в поддержке православия в Малороссии в XVII веке невозможно переоценить - именно Иерусалимский патриарх Феофан III в 1620 г. рукоположил Иова Борецкого в митрополиты Киевские, восстановив прерванную унией Киевскую митрополию).

«Григорей слышел от писаря Выговского: чает де он того, что и митрополит киевский Селиверст учнет о том писать к Государю, чтоб Государь пожаловал принял их под свою государеву высокую руку. А только б де мочно было, и митрополит бы киевской и сам ехал ко Государю бити челом от всей Малой Руси и от них, запорожских черкас, чтоб Государь пожаловал велел их принять под свою государеву высокую руку» (47).

     47. Воссоединение… Т. 3. №53. С. 120. 

Снова «Малая Русь» появляется в том же отчете Богданова в беседе митрополита Григория и Богдана Хмельницкого на обратном пути иерарха из Москвы. Митрополит сообщает гетману царскую милость:

«И велено ему, гетману, великого Государя его царского величества премногую милость и жалование объявити, в какой премногой милости и в заступленье, жалуя ево, гетмана, и Войско Запорожское, и всю Малую Русь благочестыве православные християнске веры держит…

И он, гетман, у него, митрополита, из уст словесне ево речи слышал и на письме вычел и выразумел обо всем подлинно, что великий Государь его царское величество от еретиков и от злых поганцов, от поляков, святыя божия церкви и святыя многоцелебныя мощи, которые во благочестии из древних лет, яко солнце сияют и нтеленны пребывают, оборонно учинил, а над ними, православными християны, над всею Малою Русью, потому ж премногую свою государскую милость и заступление показал, и польских послов отправил не с их охотою, чего они, приехав, хотели и домогались» (48).

     48. Воссоединение… Т. 3. № 53. С. 121. 

В речи Богдана Хмельницкого Малая Русь предстает как православная страна, ищущая заступничества у православного царя:

«А они де все православные християне под ево государскою высокую рукою с великим хотеньем во всей его государской воле быть хотят, так же как у великого Государя у его царского величества в его Российском государстве всяких чинов люди в подданстве и во всей государской воле пребывают. И в том всею Малою Русью, духовного чину и светцкого всяких чинов люди, мещане и казаки, дадим на себя договорное письмо за руками с большим утвержденьем, как великому Государю его царскому величеству годно, и на том учиним присягу от велика до мала» (49).

     49. Воссоединение… Т. 3. № 52. С. 122. 

Снова Малая Русь появляется в письме Богдана Хмельницкого царю от 23 марта 1653 года (как и обычно в русском архиве - «перевод с белорускаго письма»). И тоже в связи с темой гонения на Православие:

«Мы, видячи толикое гонение на веру нашу православную росийскую и на церкви восточные с таковым насильствием, что уже и к нам приближатися почали, Бога всемогущего на помочь взявши, пойти против тех иноверцов умыслили есми, чтоб есми хотя украинных домв божиих и самой столицы Киева, також части сие Малые Руси нашия могли оборонить и впредь им не подавали в поруганье» (50).

     50. Воссоединение… Т. 3. № 147. С. 257. 

Как видим, появление в аутентичных текстах «Малой Руси» неизменно связано с темой гонения на Православие и защитой православной веры. То есть преобразованный Иоанном Вишенским смыслообраз «Малая Русь» продолжает использоваться как топос, когда нужно заговорить о стране, в которой православных притесняют ляхи. А в других контекстах переговорщики как-то обходятся без этого понятия, чаще всего вообще страну не называя, её заменяет политический субъект: «Войско Запорожское». 

И вновь Малая Русь появляется в речах Выговского в январе 1654-го во время переговоров, предшествующих Переяславской раде. Впрочем, отчет русских послов составлен так, что соответствующая речь может принадлежать и Хмельницкому, но, судя по её цветистости, это именно Выговской.

«Милость Божия над нами, яко же древле при великом князе Владимире, так же и ныне сродник их, великий Государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии самодержец призрил на свою государеву отчину Киев и на всю Малую Русь милостью своею. Яко орел покрывает гнездо свое, тако и он, Государь, изволил нас приняти под свою царского величества высокую руку; а Киев и вся Малая Русь вечное их государского величества. А мы де все великому Государю его царскому величеству служить и прямить во всем душами своими, и головы свои за его государское многолетное здоровье складывать ради» (51).

     51. Воссоединение… Т. 3. № 205. С. 460. 

Алексей михайловичЦарь и великий князь Алексей Михайлович. Фото: www.globallookpress.com

Через день после этого разговора, 8 января 1654 года, Богдан Хмельницкий, после тайной рады с полковниками и есаулами произносит знаменитую речь в которой «Малая Русь» становится, наконец, строгим термином, частью политического ритуала. Описана эта драматическая сцена  в том же отчете русских послов, кстати, вновь, со слов Ивана Выговского:

«И стал гетман посреди круга, а ясаул войсковой велел всем молчать. Потом, как все умолкли, начал речь гетман ко всему народу говорить: 

- Панове полковники, ясаулы сотники и все Войско Запорожское, и вси православнии християне. Ведомо то вам всем, как нас Бог свободил из рук врагов, гонящих Церковь Божию и озлобляющих все християнство нашего православия восточного.

Что уже 6 лет живем без Государя в нашей земле в безпрестанных бранех и кровопролития з гонители и враги нашими, хотящими искоренити Церковь Божию, дабы имя руское не помянулось в земли нашей. Что уже вельми нам всем докучило, и видим, что нельзя нам жити боле без царя.

Для того ныне собрали есмя раду, явную всему народу, чтоб есте себе с нами обрали Государя из четырех, которого вы хощете. 

Первый царь есть турской, который многижды через послов своих призывал нас под свою область: вторый - хан крымский; третий - король польский, которой, будет сами похочем, и теперь нас еще в прежную ласку приняти может; четвертый есть православный Великия Росия Государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии самодержец восточной, которого мы уже 6 лет безпрестанными молении нашими себе просим - тут которого хотите избирайте.

Царь турский есть бусурман: всем вам ведомо, как братия наши, православнии християне греки, беду терпят и в каком суть от безбожных утеснений.

Крымской хан тож бусурман, которого мы по нужди и в дружбу принявши, каковыя нестерпимыя беды приняли есмя.

Какое пленение, какое нещадное пролитие крови християнские от польских от панов утеснения - никому вам сказывать не надобеть. Сами вы все ведаете, что лучше жида и пса, нежели християнина, брата нашего, почитали.

А православный християнский Великий Государь, царь восточный, есть с нами единого благочестия греческого закона, единого исповедания, едино есми тело Церкви православием Великия Росии, главу имуще Исуса Христа. 

Той великий Государь царь християнский, зжалившися над нестерпимым озлоблением православные церкви в нашей Малой Росии, шестьлетных наших молений безпрестанных не презривши, теперь милостивое свое царское сердце к нам склонивши, своих великих ближних людей к нам с царскою милостию своею прислати изволил, которого естьли со усердием возлюбим, кроме его царския высокия руки, благотишнейшаго пристанища не обрящем.

А будет кто с нами не согласует теперь, куды хочет вольная дорога».

К сим словам весь народ возопил: волим под царя восточного, православного, крепкою рукою в нашей благочестивой вере умирати, нежели ненавистнику христову поганину достати. 

Потом полковник переяславской Тетеря, ходячи в кругу, на все стороны спрашивал: вси ли тако соизволяете?

Рекли весь народ: вси единодушно.

Потом гетман молыл: буди тако. Да господь Бог наш сукрепит под его царскою крепкою рукою.

А народ по нем вси единогласно возопил: Боже, утверди, Боже укрепи, чтоб есми вовеки вси едино были.

И после того писарь Иван Выговской, пришедчи, говорил, что де казаки и мещане все под государеву высокую руку подклонились».

     52. Воссоединение… Т. 3. № 205. СС. 460-461. 

Через месяц, 7 февраля 1654 года, Алексей Михайлович уже пишется «Государем, царем и великим князем всея Великия и Малыя Росии самодержцем». «Русия» в царском титуле становится «Росией» и определяется через «Великую» и «Малую». Так что формально украинские демагоги, утверждающие, что «никакого воссоединения Украины с Россией» никогда не было - правы.

Никакого воссоединения «Украины» с Россией не произошло. Было принятие под царскую руку православной Малой Росии. Россия соединялась с Россией. А Украина в то время существовала в основном в переписке польских панов. 

*** 

Итак, подведем краткий итог.

«Малая Русь» сперва возникла как своеобразный «поручик Киже» патриаршей канцелярии в Константинополе. Этим термином - «Микра Росия», Микророссия, обозначали Галицкую Русь, которая пыталась вытребовать себе отдельного митрополита. Термин возник через противопоставление Микророссии целостной «Великой Руси», «Всей Руси».

Именно в этом статусе церковно-сепаратистского проекта «Микророссия» она и просуществовала весь XIV век, фигурируя почти исключительно в документах византийской церковной дипломатии, и лишь иногда заимствуясь оттуда князьями галицкими и королями Польши. 

К концу XIV века, когда борьба князя Ольгерда за создание свой отдельной от Москвы Русской митрополии закончилась провалом, канцелярский термин «Микророссия» был забыт и в Византии, и в России, и в Польше-Литве. Его помнило лишь небольшое число высокообразованных, знавших греческий, клириков. 

Из небытия «Малая Русь» выплывает лишь в самом конце XVI века, в годы напряженной борьбы православных в Речи Посполитой против духовного порабощения, которое несла с собой Брестская Уния.

«Малая Русия» становится термином-знаменем Иоанна Вишенского, так обозначающего территорию войны, пространство борьбы с Унией, на котором православие было испорчено предательством иерархии и латинством да лядством «бывших русин». Она противопоставляется «Великой России», где православие свято, цело и крепко. В терминологии Иоанна Вишенского, таким образом, сразу заложен был объединительный потенциал на общих православных началах. 

Постепенно «Малая Русия» становится общим местом у православных полемистов с унией, «территория войны за Православие» начинает обозначать на высоком школярском языке вместе с тем и страну. Именно из этого школярского языка высокообразованных православных мирян и клира «Малая Русь» и превращается в политический термин, благодаря деятельности такой парадоксальной и противоречивой фигуры как Иван Выговской, глава дипломатии и канцелярии Богдана Хмельницкого. Именно в его речах формируется концепт Малой России как страждущей православной страны, которая стремится под руку Алексея Михайловича, царя Великой России.

Этот концепт и становится постепенно дипломатическим и канцелярским термином и у казаков и в Москве, приобретая сакральное значение в торжественных речах Переяславской Рады - именно Малую Росию, согласно речи Хмельницкого, берет под свою руку Царь Восточный. И эта сакрализация находит отражение в царском титуле Алексея Михайловича, через который она становится географическим понятием, именем страны.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх