Россия – Венесуэла. Не только нефть и оружие

  • Россия – Венесуэла. Не только нефть и оружие

Визит Николаса Мадуро в Москву открывает новые горизонты для сотрудничества России и Венесуэлы

В среду, 4 октября, состоялись переговоры президента России Владимира Путина и его венесуэльского коллеги Николаса Мадуро.

Мадуро прилетел в нашу страну накануне вечером для участия в «Российской энергетической неделе», которая проходит с 3 по 7 октября в Москве и Санкт-Петербурге. В рамках этого мероприятия обсуждаются стратегические задачи развития топливно-энергетического комплекса, вызовы в сфере энергетической безопасности и вопросы внедрения новых высокоэффективных технологий.

Однако повестка дня встречи двух президентов оказалась значительно шире. Несмотря на то, что во главу угла были поставлены перспективы развития двухсторонних отношений, реструктуризации венесуэльского долга, сотрудничества в области энергетики, банковской системы и финансов, а также разносторонние конкретные проекты, – стороны уделили большое внимание и чисто политическим вопросам, как в контексте глобальных, так и региональных проблем.

В тех условиях, которые в данный момент сложились на мировой арене, Венесуэла является естественным союзником России. Страна находится под постоянным и все усиливающимся давлением США, которое стало платой за независимую внешнюю и внутреннюю политику. Не случайно министр иностранных дел Венесуэлы Хорхе Арреас говорил, встречаясь с Сергеем Лавровым на полях Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке: «Мы готовы к любому варианту действий со стороны США, не исключаем и военный вариант… Мы знаем, что можем рассчитывать на Россию. Мы не друзья, мы братья!»  

Латиноамериканцы часто любят пафос и экзальтацию. Это их главные риторические фигуры, стиль высказывания. Но и для России активность на латиноамериканском направлении, вообще присутствие в ИбероАмерике, в чувствительном «подбрюшье» США, имеет особое стратегическое значение. Внимание и постоянное участие в делах региона может стать весомым ответом и на клиническую русофобию иных из «наших партнеров», и на своего рода «постсоветский синдром», с которым мы еще долгое время будем сталкиваться на западных границах.

Открывая встречу со своим венесуэльским коллегой, Владимир Путин сказал: «Работа между нашими странами продолжается, в том числе в сфере экономики. Есть небольшое сокращение объемов товарооборота — мы считаем, что это вещь объективного характера. Есть и позитивные моменты, в том числе продолжение работы по нашим крупным проектам».

ВенесуэлаФото: Михаил Метцель/ТАСС 

Мадуро приехал в Москву в непростое для себя время. Как известно, Венесуэла страдает от сложного политического и экономического положения, во многом подогретого извне. Ситуация осложняется тем, что Боливарианская республика значительно больше, чем другие страны, экспортеры нефти, зависит от нестабильности нефтяных цен. Бюджет страны увязан с ними почти на 95%. Николас Мадуро ставит одной из своих задач - формирование «справедливой и средневзвешенной цены на нефть, свободной от провокаций глобальной элиты». Он хотел бы видеть эту цену где-то в районе 100 долларов за баррель.

В конце 2016 года Венесуэла выступила главным сторонником резкого сокращения нефтедобычи. Однако ее позиция не встретила полного понимания у большинства нефтедобывающих стран. Летом и в начале осени Мадуро посетил Саудовскую Аравию, Катар и Алжир, провел переговоры с лидером Китая Си Цзиньпином. Вероятно, проблема оптимального уровня нефтедобычи в сочетании с ценой на сырую нефть будет находиться в центре и его консультаций в Москве.

В целом экономические связи между Россией и Венесуэлой развиваются достаточно эффективно уже многие годы. Их координирует Межправительственная российско-венесуэльская комиссия, созданная 23 декабря 2002 года. В декабре 2016 года в Каракасе прошло очередное заседание МРВК. Российскую сторону возглавлял Дмитрий Рогозин.

В 2009 году был создан Российско-венесуэльский банк, одно из любимых детищ Уго Чавеса. Пакетами в 25% плюс 1 акция банка владеют Газпромбанк и ВТБ, в собственности венесуэльского Фонда национального развития находятся 50% минус 2 акции. В 2011 году уставной капитал банка был увеличен до 4 млрд долларов.

Интенсивно, хотя и с переменным успехом, в последнее десятилетие развивалась и торговля между двумя странами.

Согласно данным Федеральном таможенной службы России, в 2016 году стороны наторговали на 336 миллионов долларов, причем львиная доля этой торговли – 334 миллиона – приходится на русский экспорт.

Мы экспортируем в Венесуэлу машины и другие транспортные средства (больше 60%  от всего оборота), металлы и изделия из них, продукцию химической промышленности, продовольствие и сельскохозяйственное сырье, древесину и бумагу. Завозим же мы из Венесуэлы опять же продовольственные товары – ром, фрукты, какао, семена, а также продукцию химической промышленности и металлы.

Важную часть нашей торговли с Венесуэлой всегда составлял экспорт оружия. Мы поставляли союзникам зенитные ракетные системы С-300, танки Т-72С, Т-72М1М, многофункциональные истребители «Сухой» Су-30МК, военные вертолеты Ми-35 (экспортный вариант ударного Ми-24) и Ми-17, автоматы АК-103, установки ЗСУ-23х4, переносные минометы и бронетранспортеры.

Автоматы Калашникова Уго Чавес называл в свое время «знаменем вооруженных сил Венесуэлы». Легендарный венесуэльский президент познакомился с Михаилом Тимофеевичем Калашниковым в России и не забывал о нем до самой своей смерти.

Наиболее тесное и плодотворное сотрудничество между нашими странами сложилось в области энергетики. Россия, представленная в данном случае «Роснефтью» и КБ «Газпромбанком», участвует в геологоразведке и нефтедобыче вместе с Венесуэльской государственной нефтяной корпорацией (PDVSA). В 2016 году суммарная годовая добыча СП с участием русского капитала составила 9 миллионов тонн (7% от общего венесуэльского производства). Позиции наших энергетиков в стране сильны еще и потому, что Игоря Сечина связывала с Уго Чавесом личная дружба. Но это, вероятно, особенность русско-латиноамериканского союза. У него, еще с кубинских и никарагуанских времен, всегда было индивидуальное человеческое лицо.

На венесуэльском рынке представлены многие крупнейшие отечественные компании. Нефтеналивные суда «Совкомфлота» занимаются транспортировкой венесуэльской нефти (11 млн тонн в 2016 году).

«Интер РАО ЕЭС» поставляет в страну газотурбинные установки. КАМАЗ активно экспортирует машины и собирает автобусы на своих шасси. Идет подготовка к открытию сборочного производства грузовиков. «Уралкалий» поставляет калийные удобрения.

зерноОтгрузка зерна на экспорт в Ростове-на-Дону. Фото: Валерий Матыцин/ТАСС

В июле 2017 года также была достигнута договоренность о закупке 600 тысяч тонн российского зерна. Первые партии зерна были отгружены в начале августа.

Однако, как это часто бывает, все позитивное в нашей жизни встречает скрытое внешнее и внутреннее сопротивление. Накануне встречи Владимира Путина и Николаса Мадуро в прессе было много разговоров о том, что русские позиции в Венесуэле уязвимы, так как не существует прочных гарантий, что Каракас сможет выполнить свои финансовые обязательства. Мадуро, выступая на форуме «Российская энергетическая неделя», жестко заявил: «Мы платежеспособная страна». И добавил: «Нет никаких проблем в продолжении выполнения наших обязательств перед Россией».

В принципе, венесуэльский президент излучал в Москве оптимизм: «В Венесуэле намечается подъем. Мы справляемся с нашими проблемами и начинаем двигаться вперед»…

Однако, при любом развитии событий, русско-венесуэльские отношения – это тот самый случай, когда всё не упирается в деньги. Солидарность между государствами, как и между людьми, невозможно измерить одними объемами финансовых вложений и долговых обязательств.

Это прекрасно понимают и лидеры России, и главы тех стран Латинской Америки, которые стремятся к реальной независимой политике.

Нам по пути друг с другом.

Читайте также:

США задушат Венесуэлу с помощью соседей

Загрузка...

Оставить комментарий

В понедельник или никогда Эльвира Набиуллина – пиковая дама отечественного финансового рынка
Новости партнёров