Олег Сенцов: «Режиссер», голодомор, чемодан без ручки
Фото: www.globallookpress.com
Политика

Олег Сенцов: «Режиссер», голодомор, чемодан без ручки

История вокруг так называемого режиссера Олега Сенцова, крымчанина, выступившего против Русской Весны в Крыму и на Донбассе, и осужденного за терроризм на 21 год в России, больше напоминает ситуацию с чемоданом без ручки: его нельзя выкинуть, и с ним непонятно, что делать

Чем дальше заходит ситуация с абсурдистским «голодуваннем» Олега Сенцова, которое по всем обычным нормам должно было завершиться его кончиной в камере еще месяц назад, тем больше фантасмагории и международного давления будет получать наша страна на разных уровнях. От демонстраций в Европе и факельных шествий на Украине до выбегания политически мотивированных страйкеров на футбольное поле, как это произошло в финале ЧМ по футболу в Москве.

Давайте попробуем разобрать, что так и не так в деле Сенцова, к чему все это может привести и какой может быть выход из занудной и доведенной до идиотизма ситуации.

Сенцова нельзя отпустить просто так

Очевидно, что к человеку, снявшему одну картину и приобретшему после этого статус кинорежиссера, внимание прогрессивной общественности, западных фондов, политэмигрантов, да и простых обывателей будет особое. В нашей стране даже некогда министра-фаворита засадили на долгий срок, и большинство, поворчав, с этим согласилось. А вот жуликов, имеющих творческий статус, привлечь к ответственности куда сложнее: он же Творец – таких сажать нельзя! Именно поэтому так долго буксует дело режиссера Кирилла Серебренникова и его компаньонов.

Аура Творца работает в отношении Сенцова наиболее эффективно. Следствию еще не повезло и с местом преступления: напомним, что он сжег в Крыму офис «Единой России», а для многих «прогрессивных» деятелей это как раз то, что и должен сделать в отношении нелюбимой партии «порядочный (по их мысли) человек».

Однако освобождение Сенцова невозможно по принципам именно гуманизма. Ведь в российских, равно как и американских, французских, бельгийских, английских тюрьмах и колониях сидит масса людей творческих профессий, а также инвалидов, морально и духовно заблудившихся людей и персонажей, явно нуждающихся в психиатрическом лечении. Тогда надо требовать гуманизировать всю мировую тюремную систему, которая несовершенна даже где-нибудь в Норвегии. А мы видим, как относятся к российским заключенным - Буту, Ярошенко, Бутиной - в американских тюрьмах. Кричи мы благим матом или нечеловеческим криком, ситуация с содержанием этих людей не изменится: попав в лапы западного правосудия, человек не выходит оттуда «просто так», отделавшись испугом. Трудно быть защитником ФСИН, но работают они по тем же принципам, что и в самых передовых странах.

Компания в защиту Сенцова будет идти, пока за это платят

Слышать в медиапространстве о несчастном, голодающем или, наоборот, о несгибаемом и патриотичном Сенцове придется ровно столько, сколько этот крик оплачивают или культивируют в украинских, западных и российских оппозиционных СМИ. 

Фото: www.globallookpress.com

Само по себе ничто просто так в современных медиа не делается. По делу Сенцова дан социальный и политический заказ, причем идет он даже не с Украины. «Сенцов» – это бренд, это тема, сформированная так же безукоризненно, как и тема допинга русских спортсменов на олимпиадах, к примеру.

Для кого-то бренд «Сенцов» - социальная ответственность перед владельцами СМИ, для кого-то – прямое финансирование, для кого-то из участников – пакетное предложение. Не стоит думать, что когда эту тему развивают комичные персоны политэмиграции нового периода, вроде Айдера Муждабаева, Саши Сотника, Аркадия Бабченко или потерявшегося в пространстве музыкального критика Артемия Троицкого, они только дискредитируют историю. Нет, они просто часть механизма. Не самая полезная, но затрагивающая довольно внушительный пласт интернета. А если еще и помогать этим деятелям раскручивать и подкручивать их блоги и каналы в ютубе, то получается вполне себе оформленное общественное мнение. Наибольшую работу по проекту «Сенцов» ведут куда более удалые и популярные ресурсы, и на Западе, да и в наших оппозиционных СМИ.

Компания будет идти в любом случае. Сама по себе она не прекратится.

Адекватен ли срок заключения Сенцову?    

Олег Сенцов совершил преступление согласно российскому законодательству уже на российской территории. По приговору суда он получил 21 год заключения под стражей, и совершенно очевидно, что этот довольно суровый вердикт был не только ему, но и всем другим сторонникам силовых действий против власти Российской Федерации в тех, да и современных условиях.

А вот адекватность приговора является темой для дискуссии, хотя у нас нет ни малейшей капли симпатий к «режиссеру». Сенцов получил срок, сравнимый со сроком террористу, убийце мирных жителей, женщин и детей, ичкерийцу Радуеву. Преступления и их последствия разные – срок один. И эта непропорциональность бросается в глаза даже непосвященным людям.

Фото: www.globallookpress.com

Неадекватность наказания в различных уголовных и административных делах никогда не была фигурой речи. Это проблема. Вот почему недавнее освобождение из СИЗО двух малолетних революционерок гнезда Вячеслава Мальцева, попавшихся на «развод» оперативников, сняло напряжение в обществе. Возникшее буквально на пустом месте. «Да, они глупые, но куда вы 17-летних на взрослую кичу кидаете», - размышляло общество.

Система, которая дала Сенцову столь немалый срок, не только не идеальна, но и часто не предугадывает политические последствия многих решений. В этом нет ничего удивительного – перед системой такой задачи и не стоит. Но неотвратимость наказания не всегда равна справедливости понесенного наказания.

Что делать с делом Сенцова?

Очевидно, что режиссер Сенцов – это политическая и медийная проблема России. В первую очередь потому, что из длинной череды преступников и мотивированных политикой персон его сделали публично мученической фигурой. Выпустить его просто так нельзя – закон един для всех.

Предположим, выпустив Сенцова, Россия не получит фигуру, которая на этом остановится. Яркие тому примеры – Надежда Савченко, Михаил Ходорковский, Сергей Удальцов, с которыми власти, очевидно, о чем-то договаривались без свидетелей, а те, очевидно, договоренности в обмен на освобождение не выполнили. Сенцов не может самоликвидироваться в российской тюрьме, как террористы Салман Радуев и большинство участников ичкерийского сопротивления. У него не может произойти сердечный приступ, как у убийцы полковника Буданова Юсупа Темерханова. К нему неприменимы многие методы тюрьмы, потому что он - часть политического международного проекта.

Сенцов – чемодан без ручки, о котором говорится в начале статьи. Не выкинешь, не отдашь, и хранить неудобно. Замолчать и сделать вид, что его не существует, не получится. Читать сводки о состоянии здоровья этого заключенного – слишком большая роскошь: не раненый Пушкин перед нами.

Фото: www.globallookpress.com

Вполне возможным решением стал бы пересмотр приговора со снижением срока заключения на адекватную величину. Скажем на шесть, восемь или десять лет. Может быть, именно это и сняло бы чересчур резкую оценку публики. Западная не успокоится, своя – может. Как в деле тех двух фанаток Мальцева.

А потом, после отбытия срока, довезти до границы с Украиной, позволить выстричь оселедец, надеть вышиванку, и вперед, в родную «неньку» - с песнями и плясками.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Госдеп США потребовал освободить Сенцова ФСИН объяснила, почему Сенцова в колонии не кормят принудительно Сенцова на Украине назвали террористом: Статья появилась на сайте Минобрнауки
Загрузка...
Загрузка...