Решать будет Россия. Путин озвучил западным корпорациям жёсткие правила Игры
Фото: kremlin.ru
Политика

Решать будет Россия. Путин озвучил западным корпорациям жёсткие правила Игры

26 марта в Совете Безопасности Владимир Путин обозначил принципы государственной политики в области информационной безопасности. Главный вывод – это государственная политика. Транснациональным корпорациям в мире, по Путину, нет места. Взаимодействуют только суверенные государства и только на государственном уровне принимаются важнейшие решения.

Заседание Совета Безопасности России 26 марта не вызвало пристального внимания большинства СМИ. Между тем, президент России в своём вступительном слове высказал несколько очень важных суждений. Важных особенно в ситуации, когда, с одной стороны, в России широко обсуждается то, что советник министра обороны России Андрей Ильницкий описал ёмким термином "ментальная война", а, с другой стороны, президент Франции Эммануэль Макрон объявил, что Россия и Китай уже ведут против Европы третью мировую войну, стремясь управлять миром с помощью вакцин. Добавим к этому постоянный рефрен западной политической риторики – "русские хакеры" – и получим информационный фон события: Россия является объектом неиллюзорных информационных атак Запада через самый эффективные в истории каналы коммуникации, и главное направление этой атаки – разнообразные обвинения в адрес России.

Выступление президента в Совете Безопасности в последнюю очередь рассчитано на СМИ и на "западных партнёров". Это внутренняя площадка. Тем интереснее, что разговор о кибербезопасности президент проводит как разговор о международной политике, в которой Россия выступает инициатором самых важных решений.

Что сказал президент? По его мнению, "цифровая среда несёт в себе угрозы глобальной безопасности и отдельным странам". Путин подчёркивает, что Россия поняла это давно и давно уже призывала международное сообщество к объединению усилий в этой области. Россия настояла ещё в конце прошлого века даже на принятии резолюции Генеральной Ассамблеи ООН с призывом к странам объединить усилия.

Благодаря нашим усилиям тема информационной безопасности прочно вошла в повестку дня ООН,

– сказал президент.

Для чего нам это нужно?

Мы считаем необходимым заключить универсальные международные договорённости – чтобы были благоприятные условия в цифровом пространстве для всех государств.

Потому что нужны правила ответственного поведения всех стран в информационном пространстве. Пока таких правил нет.

Как ни странно, не так уж важно, какими именно будут эти правила в мелких деталях. Гораздо важнее, что такой подход к проблеме, по мнению Путина, отражает главную позицию России:

Мы за цифровой суверенитет. Каждая страна должна самостоятельно определять параметры регулирования информационного пространства.

С этой позиции президент определяет основные, с его точки зрения, направления работы над новой редакцией "Основ государственной политики в области международной информационной безопасности". Это:

– предотвращение конфликтов в информационном пространстве;

– продвижение российских инициатив в этом направлении – прежде всего в ООН;

– помощь партнёрам в построении систем информационной безопасности;

– формирование новые международных дискуссионных площадок, и в России, и за рубежом.

Итак, Россия продолжает продвигать идею международного закона, обязательного для всех. В отличие от США и их союзников, которые пытаются действовать так, как будто международных институтов нет. Но, как ни странно, даже это – не главное.

Чего нет в картине, которая нарисована президентом? Чему и кому там нет места? Это очень легко понять: мы привыкли к тому, что интернет – это прежде всего глобальные, транснациональные информационные монстры, корпорации вроде Google, площадки вроде YouTube. Привыкли к тому, что эти монстры могут быть более влиятельны, чем отдельные государства, более могущественны, чем государственные машины. Например, чем США. Не нравится президент (!) Трамп – и ему "отключают микрофон", лишают возможности общаться с избирателями в социальных сетях, цензурируют его высказывания на пресс-конфренциях. Это вроде как на своей территории. Но и на чужой то же самое: не нравится телекомпания Царьград, не нравится Russia Today, не нравятся отдельные русские публицисты, политики и просто блогеры-патриоты – в бан их, исключить из мирового информационного пространства.

Принципиальная позиция президента Владимира Путина, совершенно очевидно, состоит в том, что взаимоотношения в глобальном информационном пространстве – это государственные и межгосударственные взаимоотношения. Он как бы отказывается признавать, что кто-то кроме государств (которые, конечно, могут по-разному смотреть на разные вопросы и принимать решения, которые партнёрам не понравятся – это и есть суверенитет) взаимодействует в информационном пространстве. И несёт за это пространство ответственность.

С этой точки зрения, как ни странно, оказывается не так уж важно, о каких именно вопросах кибербезопасности и информационной безопасности в самом широком смысле идёт речь на конкретном совещании. Важна правильно выбранная рамка обсуждения: важнее Государства Российского и его интересов ничего нет. Любые вызовы и угрозы рассматриваются только с этой точки зрения. Любые решения будет принимать государство в интересах своего народа.

Вы, может быть, удивитесь, но эта позиция – единственная подлинно демократическая. Помимо всего прочего. Дело в том, что государство через свои институты несёт ответственность перед гражданами. За безопасность в том числе. Ответственность эта персонифицирована. Известно, кто в государстве за что отвечает. Вплоть до наивысшего начальника – президента. Это принципиально отличает мир государства от мира корпораций, которые по отношению к отдельным людям и целым народам обезличены. И, следовательно, безответственны. Кто принял решение о блокировке аккаунта в YouTube? Как его зовут? Как с ними поспорить? Как принудить его к исполнению закона? Да никак, разве что под угрозой полного отключения информационной площадки в стране (что, кстати, и следует сделать как можно скорее). Взаимодействие невозможно, потому что на той стороне нет субъекта взаимодействия. Только безликий и бесформенный монстр.

Сегодняшняя речь Путина не была философской. Она была конкретной. Но за конкретикой его речи стоит выверенная, понятная, верная картина мира. Ценность этого понимания трудно переоценить.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Особо опасная богадельня: что не так с Институтом философии РАН Касается всех: Путин заявил о незыблемости цифрового суверенитета Совфед предложит России дорожную карту в сфере кибербезопасности
Загрузка...