сегодня: 20/09
Святой дня
Преподобный Макарий Оптинский

Редкая страна, где русским быть хорошо, легко и приятно

Редкая страна, где русским быть хорошо, легко и приятно

Профессор Ирина Антанасиевич о русских эмигрантах в Сербии и русском Белграде

Об эмиграции русских в братскую страну - Сербию - и о жизни русского Белграда в программе "Радио Кузичев" рассказала Ирина Антанасиевич, профессор Белградского университета, доктор филологических наук.

Русский Белград – город в городе

Анатолий Кузичев: Есть ли русская эмиграция в Сербии? Или она перестает быть русской эмиграцией в близкой по духу, по языку стране, и становится просто частью ландшафта общего этой страны?

Ирина Антанасиевич: Русский Белград как явление действительно существовал. Существовал, когда мы говорим о первой волне русской эмиграции. О той "белой эмиграции", после 1917 года.

И русский Белград как отдельный город в городе до 1944 года, действительно, явление, об этом можно не просто рассказывать, не просто рассуждать о культурологии, о влиянии и так далее. Последние два дня в Москве только об этом и говорю, поскольку мы приехали в Дом русского зарубежья с коллегами, представляя серию русской эмиграции…

Первая эмиграция - она создала свой город. Это действительно город, в который можно буквально водить туристов, показывать русский Белград, что мы и делаем. И, конечно, потомки этой первой волны эмиграции сохранились, они еще тому городу какой-то шарм добавляют, атмосферу.

А.К.: А вот вы сказали - русский Белград. У него были какие-то административные границы?

И.А.: Да, были административные границы. Это в районе бывшего посольства, здания которого сейчас нет, в районе Русского дома, который еще стоит и украшает собой Белград. Это единственное здание в стиле русского ампира на Балканах. Так что, действительно, можно очертить даже границы города, в смысле локуса, топоса. Действительно, пройтись по улочкам, и даже прикоснуться…

Есть место, куда я обязательно вожу студентов. Прикоснуться к русскому Белграду. Потому что на флагштоках у парламента, у Скупщины, подпись Романа Верховского, еще сохранилась, и можно провести рукой, тактильно почувствовать русский Белград. Это вот та эмиграция.

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров и министр иностранных дел Сербии Ивица Дачич во время встречи. Александр Щербак/ТАСС

Когда же речь идет о нынешней эмиграции… Я в свое время приехала в Югославию из Советского Союза. Так получилось, что и Советского Союза нет, и Югославии больше нет. И это ответ на ваш вопрос <…>

А.К.: Кстати, удивительно, что при всей исторической близости, именно в Югославию, на Балканы, мало русских эмигрировало - и в первую волну и, наверное, во вторую?..

И.А.: Нет, в первую очень много.

А.К.: Неужели сравнимо с Францией, например?

И.А.: Не то что сравнимо. Русский Белград ведь первый, который принял военных. Он принял армию Врангеля, которую не очень-то хотели принимать другие страны. И именно в Белграде, в русской церкви на Ташмайдане и похоронен. Там находится его место захоронения. Несмотря на то, что он умер в Брюсселе. Но он захоронен именно там, в Белграде.

В Белграде, в Сербии сформировалась русская зарубежная церковь. Ее основатель митрополит Антоний (Храповицкий) тоже похоронен в Белграде, похоронен в Иверской капелле, которая - копия снесенной Иверской капеллы, построенной в 1934 году.

Из истории эмиграции

Справка "Радио Кузичев": Согласно переписи населения, в 2002 году в Сербии уже проживало 2588 русских. Первыми русскими, оказавшимися на территории нынешней Сербии, можно считать казаков-некрасовцев, которые переселились на территорию Турции в начале XVIII века.

Первые русские, постоянно проживавшие на территории Сербского княжества, появились вскоре после возрождения сербской государственности в составе Турции после второго Сербского восстания в 20-х годах XIX века. Однако массовое переселение русских в Сербию связано с Октябрьской революцией 1917 года и последующей за ней Гражданской войной.

К первой волне эмиграции относится крупная группа беженцев, около 1600 человек из Одессы, которая достигла Королевства сербов, хорватов и словенцев в мае 1919 года. В январе 1920 года власти Королевства сербов, хорватов и словенцев дали согласие на прием новой группы эмигрантов из России численностью 8 000 человек.

Поражение "белого движения" в России привело к массовому исходу приверженцев царя. Королевство сербов, хорватов и словенцев согласилось принять 20 тысяч русских эмигрантов, которые достигли берегов страны в конце 1920 года. По некоторым оценкам в конце 1920 года  в королевстве проживало около 31 тысячи русских эмигрантов. В конце 1921 года - 42 500 беженцев из России.

В годы Второй мировой войны число русских в Сербии составляло около 20 тысяч человек. Значительная часть эмигрантов была настроена антикоммунистически. В результате немцам удалось создать русский корпус, в котором за годы войны успело послужить не менее трех тысяч русских эмигрантов из Югославии.

После 1944 года русская эмиграция в Сербии прекращает свою жизнь как единый общественно-культурный организм.

Потомки русских эмигрантов, рожденные после 1953 года, не говорят, как правило, по-русски и не декларируют себя русскими. Уже в 90-е в Сербию прибыла новая волна русских эмигрантов, российская. В отличие от предыдущей, в ней, хотя и в небольшом числе, присутствовали мужчины. Таким образом, в Сербии вновь стали рождаться сербские граждане с русскими фамилиями, для которых основным языком был русский.

Сербы и русские: братские народы со своими особенностями

Фото: Скриншот с видео телеканал "Царьград"

А.К.: Вы говорите Белград, русские люди. Вот русские - они в Сербии русские? Или они русские в Сербии сербы?

И.А.: Знаете, в Сербии специфика в том, что мы братские народы. Действительно, русским в Сербии быть очень… Наверное, это редкая страна, где русским быть хорошо, легко и приятно.

И я должна сказать, что хоть мои дети и выросли в Сербии, но тем не менее они себя чувствуют русскими, им нравится быть русскими. Они гордятся тем, что они русские. Даже подчеркивают. Они любят говорить по-русски. Они записываются всюду в анкетах как русские. Они чувствуют себя русскими. Хотя, конечно же, у них есть культурологические особенности сербские, и привычки сербские. И мировоззрение тоже сербское. Которое, конечно, несмотря на всю близость наших славянских народов, все-таки это народы разные, со своими особенностями <…>

Тревожные Балканы

А.К.: В каком-то смысле Сербия тоже на перекрестке - между историческим тяготением к России, к русскому, и формальным политическим присутствием на европейской карте. То ли это диссонанс, то ли это нормально и гармонично в вас живет.

И.А.: Знаете, я должна сказать, что перекресток тогда еще… Это деление, наверное, еще сложнее будет. Сербия не только ведь в Европе. Мы на другом перекрестке. Мы на Балканах. Мы находимся на этой территории, которая всегда для Европы была местом тревожным. Недаром эта фраза, уже стереотипная: пороховая бочка. И так далее. Поэтому, с одной стороны, Сербия ведь борется с понятием своей европейскости. А с другой стороны, своей балканутости, если хотите. Обалканености.

И Россия здесь - Россия всегда, вы понимаете, опять же, какой-то миф. Миф о России - он в Сербии всегда существовал, всегда был. Россия настолько прекрасна в этом мифе, что я бы тоже хотела жить в этой прекрасной стране, как и воображают сербы. Это такая фольклорная…

А.К.: А какая доминанта в этом представлении о России?

И.А.: Доминанта - что Россия сильна, Россия придет, защитит, поможет.

А.К.: Сила, да?

И.А.: Да. И Россия, когда слабая, она воспринимается с болью. Знаете, как старший брат - и вдруг у него сил нет. Потому что старший брат - он должен быть таким вот: я позову старшего брата, он пойдет и всем надерет.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх