Расследование самоубийства в суде: Генерал переиграл полковника, а полковник конвой
Фото: Александр Щербак/ТАСС
Общество

Расследование самоубийства в суде: Генерал переиграл полковника, а полковник конвой

Осуждённый на три года за вымогательство 71-летний бывший начальник управления ФСИН и пенсионер МВД, которому врачи поставили диагноз "Онкология 4-й стадии", предвидел решение суда и, понимая, что не выживет за решёткой, заранее срежиссировал свою смерть.

Неделю назад, 12 февраля, в Чертановском суде Москвы сразу после оглашения приговора покончил с собой экс-начальник одного из управлений Федеральной службы исполнения наказаний Виктор Свиридов.

В тот момент как прозвучала фраза "Взять под стражу", отставной полковник вытащил наградной пистолет, полученный им ещё во время службы в МВД, который он умудрился пронести на решающее заседание. Рана оказалась смертельной.

Свиридову был 71 год, он страдал тяжёлым онкологическим заболеванием (четвёртой стадии – неизлечимой, последствия ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС), и врачи отводили ему всего год жизни. Иными словами, так или иначе, он бы просто не перенёс три года строгого режима в колонии.

Тёплое место оказалось слишком горячим

Вообще-то Виктор Свиридов, несмотря на то что в СМИ его ассоциируют с пенитенциарным ведомством, в системе ФСИН прослужил всего несколько лет – правда, на хороших, "хлебных", что называется, должностях.

Формально он занимал пост начальника транспортного управления, фактически же, как рассказывают источники Царьграда, эта структура всегда называлась в среде самих сотрудников автобазой.

"Это – круто, – объяснил один из наших собеседников. – По сути, через него проходили все закупки спецтехники и служебных (в том числе персональных) автомобилей для управлений ФСИН по стране. Госзакупки, тендеры и так далее. Чтобы получить новый транспорт (и все хотели, разумеется, получше), надо было решать вопрос в его конторе".

Продержался, однако, Свиридов там недолго – несмотря, что удивительно, на хорошее личное отношение со стороны тогдашнего главы ведомства Геннадия Корниенко (покинул пост в сентябре 2019-го). По слухам, полковник не сумел за три года найти общий язык с другими высокопоставленными сослуживцами, не доверявшими выходцу из МВД – причём не из реформированной полиции, а ещё из милиции.

Говорят, именно Корниенко, кстати, в 2012-м, когда он сам пришёл в кресло директора ФСИН, позвал к себе Свиридова, работавшего на тот момент на весьма привлекательной должности директора гостиницы МВД "Комета" на пр. Вернадского. Но, видимо, статус начальника управления полковнику показался более интересным.

В Чертановском суде Москвы сразу после оглашения приговора покончил с собой экс-начальник одного из управлений Федеральной службы исполнения наказаний Виктор Свиридов. Фото: mosipa.ru / Globallookpress

После того как Виктор Свиридов покинул место руководителя транспортной структуры ФСИН, его перекинули заниматься привычным делом – налаживать работу ведомственной базы отдыха "Волна" в Новороссийске, но и там он надолго не задержался.

А курировал его деятельность как раз генерал Александр Сапожников, замдиректора Федеральной службы исполнения наказаний, тоже давно (несколько лет назад) уволившийся со службы, у которого, по версии обвинения, и вымогал крупную сумму денег Свиридов. 

Генерал возглавил структуру Россельхознадзора, полковник стал директором ГСК

Только у Сапожникова, который до ФСИН был замруководителя управления Россельхознадзора по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, судьба после службы исполнения наказаний сложилась куда лучше, чем у бывшего подчинённого: он устроился директором Всероссийского центра карантина растений (ВНИИКР) – это структура, по сути, – центральная лаборатория Россельхознадзора. И трудился там до декабря прошлого года.

А Свиридов, по информации наших источников, долго мыкался без нормальной работы, пока, наконец, кто-то из друзей не пристроил его директором гаражного кооператива.

"Но он, несмотря на болезнь, на которую, кстати, никогда особо не жаловался, пытался "что-то придумать", как он сам говорил, – поделился с Царьградом источник. – Очередная идея касалась создания некоей консалтинговой фирмы как раз для ВНИИКР, где главным был его экс-сослуживец и начальник – Сапожников".

Оба бывших офицера, хоть и не отличались особо дружескими отношениями, но периодически поддерживали контакты.

Поэтому встреча на предмет обсуждения "совместного бизнеса" (что, к слову, уже могло тянуть на коррупционную схему: госпредприятие и некая коммерческая структура, выполняющая заказы "по договорённости") вполне могла состояться.

Дальше версии покойного Виктора Свиридова и потерпевшего по делу о вымогательстве Александра Сапожникова расходятся.

"Он затаил на меня из-за своей мимолётной слабости"

Первый, как он сам признавал в ходе судебного разбирательства, в подпитии мог говорить отставному генералу о том, что у него есть информация о хищениях со стороны Сапожникова (причём не только по периоду совместной работы, но и по новому месту деятельности). И даже упоминал на этих совместных попойках некоего сотрудника спецслужб, который будто бы владел информацией о коррупции директора ВНИИКР. Но деньги, утверждал Свиридов, он за эти сведения не требовал, а предлагал вложить 5-10 млн рублей в тот самый проект аудиторской фирмы.

Позже полковник высказывал предположение, что однажды его могли опоить на такой встрече, подсыпав в спиртное психотропный препарат, поэтому-то он, что называется, и "поплыл" в беседе, не контролируя себя.

"Когда мы уже хорошо выпили, Сапожников мне говорил, как он недоволен работой, что ему тяжело живётся, что на него обижены люди, но он не понимал за что именно, – объяснял в суде полковник. – Личного и секретного он мне не рассказывал, просто делился наболевшим. Может быть, именно эта мимолётная слабость могла послужить причиной, из-за которой он затаил на меня, решив, что поделился чем-то лишним".

А вот вариант, озвученный Александром Сапожниковым.

"26 февраля (2019 года) после обеда мне позвонил Свиридов на мобильный и сказал, что у него появилась информация, касающаяся меня, вопрос серьёзный, надо встретиться", – рассказывал свою интерпретацию событий генерал.

По его словам, в ресторане узбекской кухни в районе станции метро "Пражская" они выпили, и Свиридов сообщил, что ряд сотрудников, уволенных из-за Сапожникова, были обижены на него за это, и они обладают компроматом. Однако имеется некий силовик, способный "решить вопрос", чтобы слива не произошло, за 10 миллионов.

Он посоветовался со знающими людьми и отправился на новую встречу, уже по своей инициативе, со Свиридовым, вооружившись диктофоном. И тогда, на этих переговорах, сумма была снижена вдвое.

А чтобы всё выглядело естественным образом, передачу денег бывший подчинённый предложил провести под предлогом оказания юридических услуг.

Сапожников написал заявление в полицию.

Заключительный этап "общения", на которое генерал явился вместе со своим юристом, состоялся в кафе возле станции "Выхино". При передаче денег (часть пачек оказалась "куклой") Свиридова задержали оперативники УВД по ЮВАО.

Сначала в отношении него возбудили дело по статье "Мошенничество", затем – переквалифицировали обвинение на "Вымогательство".

"Такого исхода ничто не предвещало"

Каждый высказал на процессе свою точку зрения. Но точно знать, какое решение вынесет судья, естественно, было сложно: с одной стороны, есть обвинительное заключение с отсылом к доказательной базе, само собой, с другой – позиция Свиридова с отрицанием претензий к нему.

Тем не менее, как следует из комментариев адвоката Александра Котельницкого, защищавшего полковника в суде, они предполагали обвинительный характер приговора, но не ожидали, что будет реальное заключение.

"Мы рассчитывали, что суд применит ст. 81 УК РФ ("Освобождение от наказания в связи с болезнью") и освободит его от реального наказания, поскольку такой диагноз является основанием для этого", – рассказал позже Котельницкий.

Когда был зачитан приговор, по словам юриста, его подзащитный буквально упал на лавочку (вынесение судебного решения, как известно, выслушивается стоя).

"Он не ожидал реального наказания, но и не был в подавленном настроении, – сообщил адвокат. – Я разговаривал с ним утром, когда он возвращался с дачи: Свиридов надеялся, что судья подойдёт объективно, и такого исхода ничего не предвещало". Однако, если Свиридов и рассчитывал "на объективность", то, и это совершенно очевидно, не исключал и негативный сценарий. Поэтому и решил стать "режиссёром" собственной судьбы: на приговор он взял с собой наградной пистолет и заранее продумал, как пронести его в зал заседаний.

Для этого пришлось разыграть некоторое представление.

Полковник обманул приставов, сыграв "на доверии"

Как видно из попавшей в открытый доступ записи с камер наблюдения на входе в Чертановский суд, Виктор Свиридов, проходя сквозь рамку металлоискателя, "зазвенел": устройство определило наличие металлических предметов.

Что делает полковник? Кивнув головой приставам, сидевшим на пункте пропуска, он сам вытащил из сумки некий предмет, указав – мол, вот что зазвенело. Оказалось потом, что это была фляга со спиртным. Содержимое вылили на улице, а Свиридова пропустили внутрь, не заставив повторно пройти процедуру проверки.

"Конечно, приставы на входе наверняка знали, какой идёт процесс, понимали, кто именно проходит, и тут полковник, опытный человек, прекрасно учёл психологию: это как поддавки – сам признаёшь что-то и соглашаешься пойти на жертвы ("Эх, жалко выливать, коньячок-то хороший, дорогой, но ладно – правила есть правила!"), зарабатываешь доверие с примесью сочувствия ("Извините, ничего поделать нельзя"), и всё, задумка удалась", – объяснил Царьграду бывший сотрудник ФССП Роман К.

По его мнению, оружие однозначно проморгали: если бы они заставили Свиридова пройти через рамку вновь, пистолет бы обнаружили.

Свиридов решил стать "режиссёром" собственной судьбы: на приговор он взял с собой наградной пистолет и заранее продумал, как пронести его в зал заседаний. Фото: Salivanchuk Semen / Shutterstock.com

"Но мне кажется, покойный эту вероятность тоже предусмотрел, и у него был какой-то запасной вариант. Например, договориться с кем-то из сотрудников суда, чтобы спрятать пистолет в любом помещении, – считает экс-оперативник правоохранительных органов Сергей Котов. – Он отдавал себе отчёт, что любой реальный срок для него – катастрофа, и живым он с зоны не вернётся. Поэтому и пошёл на такой шаг".

Впрочем, эксперт не исключает, что и до отправки в колонию, принимая во внимание длительность процедуры обжалования, Свиридов, находясь в СИЗО, тоже вряд ли бы дотянул.

Добавим, что в настоящее время возбуждено уголовное дело по статье "Халатность". Одновременно по всей системе обеспечения безопасности судов прошла команда "жёстко проверять всех, невзирая на "корочки" и статус".

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Слив агентурных данных или секретных документов: Что скрывается за арестом руководства ростовского ФСИН Громкие аресты: Зачистка от коррупционеров или «ментовские войны»? Небоскрёбы, мигранты и эпидемии: Тайный план вице-премьера России
Загрузка...