сегодня: 24/10
Святой дня
Собор Оптинских старцев

РАН или соберётся сама, или её разберут. До конца

РАН или соберётся сама, или её разберут. До конца

В новом рабочем сезоне Российская академия наук планирует энергично поучаствовать в пересмотре закона о науке, но пока должна в сумасшедшем темпе довести до конца экспертную оценку собственных институтов

Первое заседание президиума Российской академии наук (РАН) после недавних выборов её нового президента показало, что огонёк в глазах академиков есть. А вот самоорганизации пока не хватает. 

Пересмотр закона о науке?

В ноябре этого года академии надо быть готовой к участию в рассмотрении и корректировке нового закона о науке. Такова была одна из задач, поставленных на прошедшем во вторник заседании «ареопага» РАН – её президиума. И это весьма важная задача – причём прежде всего статусно: с тех пор как реформой РАН академия была отправлена в ранг мало на что влияющих заштатных организаций, ей предоставляется первый серьёзный случай как раз на что-то важное повлиять.

До исправления самого закона №253-ФЗ её пока не допускают (хотя, как напомнил новый президент РАН Александр Сергеев, такое требование было в программе всех пяти недавних кандидатов на этот пост, значит, это должно стать одной из задач для нынешнего руководства академии). Тем больше оснований включить что-то полезное для РАН и для страны хотя бы в новый закон о науке. Тем более, что законопроект «О научной, научно-технической и инновационной деятельности в Российской Федерации» подготовило российское Министерство образования и науки. Оно, конечно, стало более адекватным при новом министре, но закон начал готовиться ещё при прежнем руководстве, которое, казалось, есть-спать не могло, покуда не распотрошит РАН. И теперь есть шанс у академии хотя бы в законе о науке отыграть назад хотя бы самые уничтожающие положения закона о ней самой.

И возможности для этого открываются самые широкие: с момента принятия в 1996 году федерального закона «О науке и государственной научно-технической политике» №127-ФЗ  на него налипло ещё под 35 корректирующих законов и прочих актов. Сами создатели нового законопроекта отзываются о его предтече как о превратившемся, по существу, «в бессистемный правовой акт», не позволяющий «решить задачи, поставленные в Стратегии научно-технологического развития». Которая, по отзывам научной общественности, сама, говоря прямо, не является образцом ясности и точности в формулировках приоритетов и определении целей.

Например, в новом законе будут прописаны ключевые понятия, касающиеся науки. Например, что такое учёный, что такое его деятельность, что такое инновации, какой правовой статус участников научной деятельности и тому подобное. Зная и видя, какие неопределённые и одновременно зубодробительные формулировки умеют придумывать наши чиновники, для заинтересованных представителей учёного мира тут благодатная нива для конструктивной работы.

Правда, не факт, что их особо спросят, как не особо спрашивали и до этого. Кстати, в одном из недавних интервью министр науки и образования Ольга Васильева умудрилась не проронить ни слова о РАН.

Но особо винить в этом только чиновников не позволяет… сама Академия наук. 

президиум РАН Здание Президиума РАН. Фото: www.globallookpress.com

Несобранная академия

Большое место на первом заседании президиума заняло обсуждение одного вопроса: доведения до конца порученной РАН экспертизы научных институтов. Они входят ныне в систему Федерального агентства научных организаций (ФАНО), но остаются академическими по своей сути и по своим научным программам. Которые, кстати, РАН назначает и утверждает – это одна из немногих оставленных академии реальных задач.

Наряду с проведением экспертиз, да.

Так вот. Академия должна была до 11 октября провести экспертную оценку научных организаций. Критериев не так много - наукометрические показатели, мнение экспертных групп, деловые способности, этакая «бизнес-энергетика» самих институтов. Но проблема не в количестве, а в качестве критериев - иначе говоря, в их определённости, что, собственно, является вообще главным требованием в науке как сфере человеческой деятельности.

Так вот: об определённости этих критериев на президиуме опять… ну, не спорили, но выражали далеко не однозначное мнение. Но кто же должен был этой определённости добиться, если соответствующее положение правительства страны об оценках научных организаций было издано ещё до всяких реформ и всяких ФАНО – ещё в 2009 году?

Но мало и этого. О необходимости проведения оценок институтов отделениям РАН было настоятельно указано ещё летом. Причём с более чем убедительным обоснованием: в зависимости от категории (из трёх) институтам должно будет выделяться финансирование. Институты, отнесённые к первой категории, получают хорошо, от институтов второй категории требуют сперва устранить выявленные недочёты, с третьей категорией разговор будет отдельный и вдумчивый. И оценки типа «все нужны, все по-своему хороши, все – первой категории» – не прокатывают. Надо делить, чтобы государство в ответ делилось – денежками. А не то поделит оно само – через ФАНО и его усилиями. А этого, по словам президента РАН Александр Сергеева, «многим из нас не хотелось бы»…

И что же? А то, что даже в таких, близких к цугцвангу условиях, отделения РАН оценили из 400 институтов с лишним только… 28! Да и те – из медицинского и сельскохозяйственного отделения. Видать, не привыкших ещё к истинно академической неги…

Сможет ли РАН отойти от этой неги теперь, при новом руководстве? Это покажет буквально нынешняя неделя: на президиуме было принято решение провести оценки до её окончания. То есть за три оставшихся после заседания президиума дня.

Реально ли это? Вот и посмотрим. К тому же смотреть будут куда более заинтересованные – а также куда менее заинтересованные в результативности работы РАН – «болельщики»: министерство, ФАНО, правительство.

Причём основное даже не в успешности в исполнении одной лишь данной задачи по оценке институтов. По ней указанные структуры будут судить вообще о дееспособности РАН и её нового руководства в частности.

Покамест все отмечают, что в ходе предвыборной кампании, выборов нового президента и оглашении послевыборных заявлений боевитость академии явно повысилась. И те, кто «болеет» за неё, кто желает её подлинного возрождения, отмечали это обстоятельство с надеждой.

Но боевитость хороша, когда сопровождается собранностью и волей. И недруги академии уповают на то, что и по новому кругу ей ни того, ни другого опять не хватит.

А решение, кто из них окажется прав, – в руках самих академиков. И будущее академии зависит теперь только от них. Потому что вопрос стоит куда определённее критериев оценки институтов: либо академия наук соберётся сама, либо её разберут на части. И уже до конца.

Читайте также:

Избрание главы телу без головы

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх