сегодня: 22/09
Святой дня
Преподобный Иосиф Волоцкий

Принц Сербский - магистр единственного православного рыцарского ордена

Принц Сербский - магистр единственного православного рыцарского ордена

Владимир Карагеоргиевич дал эксклюзивное интервью телеканалу Царьград

Интервью "Царьграду" дал Его королевское высочество принц Сербский Владимир Карагеоргиевич

Ваше королевской высочество, мы рады приветствовать Вас в нашей студии, скажите, пожалуйста, каковы цели Вашего визита в Москву?

- Большое Вам спасибо. Со своей супругой мы уже были в Москве несколько раз по разным поводам. Моя часть поездки посвящена делам ордена, который я возглавляю, в котором я являюсь Великим мастером, это Орден Дракона. И я как раз хотел посвятить ряд встреч в Москве продвижению нашего ордена.

Современный мир стремительно меняется, и колоссальная роль России становится все более очевидной. На Ваш взгляд, что самое главное в миссии России в XXI веке?

- Роль России очень существенна для будущего Сербии, где в стране будет хоть что-то позитивное. Не секрет, это известно всем, любовь и близость между Россией и Сербией, это абсолютное братство, это одно целое, и моя задача - беречь, поддерживать и развивать это единство, которое может стать платформой для нашего совместного будущего.

К сожалению, сейчас предпринимаются огромные усилия для того, чтобы демонизировать Россию, для того, чтобы ее дискредитировать и опорочить. Но я надеюсь, что в таких странах, как Сербия и Греция, подавляющее большинство людей понимает, что это просто антироссийская пропаганда, политическая пропаганда и ничего более. Когда я говорю о перспективном будущем Сербии, я как раз рассчитываю на то, что именно партнерство с Россией может позволить нам построить это оптимистическое, полное каких-то возможностей и шансов для нашего народа, будущее.

- Какие могут быть конкретные шаги в этом направлении?

- Как член династии Карагеоргиевичей и, в принципе, как член любой королевской семьи, я не могу в современном мире принимать участие в текущей политике. Это значит, что я не могу участвовать в деятельности какой-то конкретной политической партии, как действующий политик отстаивать конкретную точку зрения.

Моя роль в основном сводится к тому, что я являюсь представителем традиции - культурной, исторической. И моя задача - представить эту традицию, сохранить ее и передать будущим поколениям как в Сербии, так и вовне, и передать те ценности, которые, к сожалению, очень сильно размыты в современном мире.

И именно поэтому я принял предложение возглавить Орден Дракона, потому что, на мой взгляд, Орден это прекрасная платформа для передачи этой культурной традиции. Для того, чтобы в каждодневной жизни передавать сербскому обществу просто ощущение, что ценности - исторические, культурные, ценности монархии - все равно могут быть восстановлены в нашей современной жизни, если над ними работать.

- Расскажите о самом Ордене Дракона. Этот орден православный?

Мой дядя, князь Александр Павлов был Великим Мастером этого ордена до меня. И в беседах с господином Деином Дамиановичем они обсуждали возможность создания площадки, на которой можно было бы передавать те ценности, о которых мы говорили. Потому что мой дядя был членом королевской династии, для него исключалось участие в политической организации, в передаче политических взглядов и традиций, он должен был ограничиться культурными и ценностными моментами. И поэтому в ходе этих обсуждений они пришли к выводу, что будет уместно господину Дамиановичу создать такой орден, выбрали название "Орден Дракона".

Для них было очень важно, чтобы это был не просто какой-то традиционный орден, и не просто православный орден, но орден православной традиции, основанный на православной традиции, которая и будет формировать его деятельность. И поэтому, я думаю, что наше партнерство с Россией - как традиционное, культурное, так и в каких-то конкретных делах - это абсолютно реальная и рабочая вещь, и ее очень легко построить.

- Балканы сталкиваются с новым типом вызовов, это, наверное, самый страшный тип вызовов, идеологический, духовный. Страна раздроблена на огромное количество частей, Черногорию тянут в НАТО и Евросоюз. Это обратимый процесс?   

- Это очень серьёзная проблема, потому что в Черногории действует Черногорская православная церковь, существующая как юридическое лицо, но она не имеет ничего общего с канонической Сербской Православной Церковью, и это создает огромные проблемы как внутри Черногории, так и внутри мирового Православия.

Черногорская Православная Церковь существует при очень сильной политической поддержке. Если поговорить с подавляющим большинством жителей Черногории, то они, так или иначе, считают себя сербами.

И этому настроению противостоит совершенно иная позиция политической элиты, политического класса, которая навязывает им иную - черногорскую идентичность. И это суть политической, духовной, культурной проблемы, которую сейчас переживает Черногория - разрыв между населением и политической элитой, играющей со вступлением в НАТО, со вступлением в Евросоюз, которая демонстративно признала Косово, что было актом оскорбления и Сербии, и тысяч и тысяч сербов как в Сербии, так и в Черногории.

Проблемы перехода к какому-то позитивному будущему напрямую зависят от того, что придет на смену режиму господина Джукановича.

- Россия должна как-то принимать участие? Потому что нередко поступают обвинения в том, что русские спецслужбы чуть ли не собираются убить господина Джукановича.

- К сожалению, это часть многолетнего плана по демонизации России, по дискредитации любых ее действий на международной арене, блокированию ее международного влияния.

И все что делается на глобальном уровне, точно так же отражается на уровне микрокосма маленького государства Черногории и ее политической сцены. К сожалению, в мире довольно много людей, которые не способны думать своей головой, которые принимают транслируемые им мнения. Они не хотят думать самостоятельно, взвешивать, оценивать, пытаться отделить правду от лжи. В Сербии и Черногории таких людей, может быть, не очень много, но они транслируют свою точку зрения очень громко и очень активно. И они имеют мощную поддержку как политических кругов, так и извне. 

- Недавний опрос в России показывает, что треть населения поддерживает идею восстановления монархии. Что Вы можете сказать по этому поводу?

- Лично для меня монархия - это очень реальная вещь. Это очень реальные ценности - традиционные, культурные, исторической и культурной традиции. В современной Сербии история с восстановлением монархии либо сдвинута куда-то на абсолютную обочину политической жизни, но с другой стороны, существуют в политическом классе и очень мощные антимонархические течения и силы.

Отличие России в том, что идея возвращения к монархии достаточно реальна, и она присутствует не только у населения, но и в политической элите. В Сербии же эта идея воспринимается как абсолютное табу, как аналог какого-то колдовства, сатанизма. И она находится под давлением как очень мощных сил извне страны, так и очень мощных сил внутри страны. И это абсолютный секрет, но это все обсуждается на политических форумах.

К сожалению, проблемы существуют еще и на уровне нашей королевской династии, нашей семьи. Мы вернулись в Сербию с 2001 года и живём в Сербии, по крайней мере, часть семьи. Но в это время, к огромному сожалению, не было сформулировано какого-то ясного, четкого реального и привлекательного образа идеи для народа. Либо речь шла об идее современной и абсолютно реалистичной конституционной монархии, либо об абсолютно оторванных от жизни романтических образах и идеях, либо о чисто таких династических вещах, как право наследования, тоже не очень интересных современным людям.

Но я подчеркиваю, что значительная часть вины за эту проблему лежит и на нашей семье, потому что мы не смогли сформулировать ясного, привлекательного и реалистичного предложения для сербского народа. Потому что ведь на деле в Сербии существует огромное количество людей, которые с жадностью ждут вот этой ясной реалистичной понятной идеи монархии, которые очень хотят получить такое идейное предложение. Но идут годы. А их потребность ничем не насыщается. Они вынуждены сидеть и ждать, но ничего не происходит, ничего не делается. А если что-то делается, что-то немногое и делается, то эти небольшие позитивные шаги либо глушатся внешним давлением тих враждебных сил, либо они не получают какой-то поддержки от самих членов королевской семьи, и это большая проблема.

Поэтому я считаю очень важным разбить статус-кво, ничего неделания, застоя как за пределами королевской семьи, так и внутри ее. И с этой точки зрения, создание Ордена Дракона - это рабочий инструмент построения трехмерной платформы для того, чтобы соединить эти две части, и чтобы мы смогли сформировать реальный работающий и серьезный план, проект - как угодно можно сказать - по воссозданию монархии в жизни не только Сербии, но и других стран.

 

Читайте по теме:

Французский историк о монархии: если народ хочет, почему нет?

Александр Трубецкой: Сейчас очень важно вспомнить, что соединяет Россию с западным миром

В России нарастают монархические настроения

 

 

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх