Преступление без преступника: на чьей совести теракт в Берлине?

  • Преступление без преступника: на чьей совести теракт в Берлине?

Подозреваемый в теракте на рождественском базаре уже отпущен, так как оказался … "беженцем"

Германия постепенно приходит в себя после дерзкого теракта в Берлине, когда террорист за рулем фуры с трупом ее водителя-поляка на соседнем сиденье, застреленного после долгой борьбы с угонщиком, стал крушить торговые палатки и давить празднично настроенных людей на любимом берлинцами рождественском рынке. В результате этого чудовищного преступления, которое запрещенный в России ИГИЛ уже приписал себе, 12 человек погибли и почти 50 получили ранения, многие – тяжелые. Полиция признает, что преступника вдохновлял аналогичный теракт в Ницце, в результате которого в день национального праздника Франции погибли свыше 80 человек. Да, жертв на этот раз меньше, но праздничное, рождественское настроение испорчено не только всем немцам, но и всем западным европейцам вообще, которым в очередной раз дали понять, что о своих вековых религиозных и культурных традициях следует поскорее забыть и настало время также менять и свой образ жизни. 

Когда афтершок не меньше шока

Не меньшее разочарование и гнев вызывает и то, как стали развиваться события после теракта: человек, которого поймали практически на месте преступления и называли "подозреваемым" только потому, что до вынесения приговора суда по прекрасной европейской традиции даже совершенно очевидный злодей считается невиновным, если, конечно, речь не идет о России, был… отпущен полицией и уже разгуливает на свободе. 

Иными словами, жестокое преступление, признанное властями террористическим актом, налицо, а преступника – нет.  

Это "чудо" произошло после того, как на происшествие была вынуждена отреагировать "канцлер беженцев" Ангела Меркель. Она, фактически, осмелилась дать прозрачное указание полицейским, как вести расследование этого дела и нарисовала портрет террориста, которого те не должны поймать, чтобы… не сделать немцам больно. 

Фото:Omer Messinger /Zuma/TASS

Данную фарисейскую фразу надо привести всю: "Я знаю, что нам всем будет особенно сложно перенести информацию, если она подтвердится, что человек, который совершил это преступление, просил в Германии защиты и убежища". В общем, как говорил своим силовикам Сталин, копая под Берию: "Ищите большого мегрела". Только, наоборот, не ищете террориста из числа "беженцев", которые просили в ФРГ "защиты и убежища". И какое удивительное совпадение: после этого "подозревавшийся" в теракте 23-летний пакистанец, попросивший в начале 2016 года "защиту и убежище" в ФРГ, сразу перестал вызывать у властей какие-либо подозрения и был отпущен восвояси. Такой преступник немецким властям совершенно не нужен, ведь он является олицетворением проводимой ими миграционной политики и ее логическим следствием. Теперь у них есть шанс исправить свою "ошибку", ведь следствие формально продолжается. 

"Временно задержанный по подозрению в причастности к теракту на берлинской рождественской ярмарке 19 декабря 2016 года был освобожден в соответствии с приказом генерального прокурора", - говорится в сообщении Генпрокуратуры. В документе утверждается. что проведенные следственные действия "не выявили каких-либо доказательств причастности подозреваемого к теракту". 

Что же дальше?

Действительно, зачем раздражать и без того возмущающейся этой политикой немецкий народ перед парламентскими выборами 2017 года? А вот если бы это преступление совершил, например, "русский чеченского происхождения", т.е. чеченец, получивший "убежище" в Германии, это было бы совсем другое дело. Тогда его можно было бы свалить на Кадырова, дескать, подослан, чтобы скомпрометировать Меркель перед выборами, или прямо на Путина. А пакистанца на Россию никак не повесишь…  

Гласом вопиющего в пустыне оказалось заявление главы МВД одной из самых маленьких земель ФРГ – Саара Клауса Буйона, указавшего, что страна "находится в состоянии войны, хотя многие не хотят этого видеть". Намек на Меркель и Ко? А, может быть, это вовсе не бунт против удушающей "политкорректности", а начало подготовки немецкой общественности к предстоящему закручиванию гаек, ведь мигрантов из пораженных терроризмом регионов мира для чего-то пустили в ФРГ?

Немцев становится обманывать все труднее

Большинство немцев прекрасно понимают, что к чему. После теракта в ФРГ прошли несколько спонтанных демонстраций протеста под лозунгом "Меркель должна уйти". Ведущая оппозиционная сила "Альтернатива для Германии" (АдГ) возложила ответственность за теракт в Берлине на Ангелу Меркель, благодаря которой в ФРГ за два последних года смогли проникнуть "так много беженцев". Речь идет о 1,5 миллионах человек, в основном без документов, среди которых сирийцы составляют меньшинство, и которых толком никто не проверял и поэтому и не выявили затесавшихся в ряды экономических мигрантов террористов. 

Мануэль Оксенрайтер

Активист АдГ, директор Немецкого центра европейских исследований Мануэль Оксенрайтер проанализировал аналитическому центру "Катехон", как немецкие власти реагировали за трагические события в Берлине: "Сразу после террористической атаки в Берлине реакция была нулевая. Уже была реакция выражавших соболезнования иностранных политиков, но наши собственные немецкие политики хранили полное молчание. Потом появилась реакция (немецких) политиков из различных мейнстримных партий, которые выражали надежду, что речь идет о трагическом происшествии, а не о террористической атаке. Конечно, они опасались политических последствий. Самый глупейший комментарий последовал, возможно, от заместителя председателя Социал-демократической партии Германии (СДПГ) Ральфа Штегнера, который заявил сразу после инцидента: "При либеральной демократии не может быть ничего похожего на абсолютную безопасность". Таким образом, он в буквальном смысле танцевал на костях двенадцати жертв терроризма. И после этого мейнстримные политики продолжали настаивать, что нельзя быть уверенными в том, что это террористическая вылазка. В тот момент, когда все мировые СМИ уже говорили о "террористической вылазке" немецкая мейнстримная пресса избегала этого термина". 

Наконец, продолжает журналист, Ангела Меркель сделала "очень холодное заявление", в котором допустила, что, возможно, имела место террористическая атака. Оксенрайтер подчеркнул, что, если будет доказано, что террорист - это задержанный полицией нелегальный иммигрант из Пакистана, то в руках у Меркель "окажется дымящийся ствол", ведь этот человек не должен был бы оказаться в Германии, "если бы она не открыла границы для огромного количества мигрантов". 

В результате, продолжал немецкий журналист, политики из всех системных партий "говорят нам, что  самая большая угроза это не терроризм, а укрепление право-популистских движений". И он делает вывод: "Все наши политические лидеры полностью утратили связь с обществом. Они отказываются говорить о террористической угрозе и миграционном кризисе". 

Да, это так – полиция и Генпрокуратура заботливо изъяли из рук Меркель "дымящийся ствол", и ее во всем поддерживают также ближайшие союзники Германии. Особенно характерной была реакция президента Франции Франсуа Олланда. 

Терроризм неизбежен, главное – сохранить в Европе "открытое общество"

"Президент республики позвонил канцлеру Меркель после гнусного теракта, который стоил жизни 12 человек и привел к ранениям десятков людей на рождественской ярмарке в Берлине. Президент выразил госпоже Меркель свое глубочайшее сочувствие, дружбу и солидарность всей Франции. Французы знают важность этих слов поддержки в мрачные часы скорби", - указывается в заявлении Елисейского дворца. 

Фото: Michael Kappeler/Zuma/TASS 

В документе сообщается, что Олланд и Меркель в ходе телефонного разговора "подтвердили полную мобилизацию служб безопасности Франции и Германии для борьбы с бедствием терроризма и реализацией мер, согласованных на европейском уровне". А далее следует самое главное: "Они сошлись во мнении, что эта беспощадная борьба против терроризма не должна затронуть ни ценности, ни образ жизни, которые были выбраны демократическими странами". 

Немецкие мейнстримные журналисты смотрят на это именно под таким, обязательным для них углом зрения. 

"Мы так часто повторяли в последнее время, что не позволим террору лишить нас чувства свободы. Но теперь оно неминуемо начнет отступать перед глубоко засевшим чувством незащищенности. Германия почувствует себя менее безопасной. И она станет менее безопасной", - предупреждает главный редактор DW Александр Кудашефф, прекрасно понимающий, как видим, к чему все движется. 

Он тоже опасается, а вдруг это преступление совершил "беженец" – тогда не избежать "политического землетрясения", на миграционную политику Меркель обрушится "шквал критики", а "готовность общества дружелюбно принимать людей, оказавшихся в беде, подвергнется суровейшему испытанию". Главный редактор DW в ужасе от того, что "правое, национал-эгоистическое мышление станет добиваться уже не только символических триумфов, и тогда открытое общество начнет закрываться, тогда внутриполитический климат ждет охлаждение, тогда над свободой нависнет угроза изнутри". 

Однако самым одиозный комментарий на этот счет принадлежит, пожалуй, главе Института по предотвращению кризисов (Ifus) Рольфу Топхофену, который предположил в интервью DW, что одной из причин теракта могло стать "разочарование" совершившего его мигранта в Германии. 

"Многие приехали в Европу и Германию с надеждой найти здесь не только безопасность, но и заработок, удовлетворенность и обеспеченное существование. Когда эти ожидания не оправдываются, возникает опасность появления радикальных настроений", - предупредил Топхофен. Дескать, не оправдали европейцы надежд афганцев и пакистанцев зажить королями в Европе за чужой счет, и те теперь "радикализируются". Потрясающая логика! 

И он делает из этой ситуации страшный вывод: это не нелегальные мигранты должны адаптироваться к реальности, а "мы должны привыкнуть к таким трагедиям, если хотим сохранить наше общественное устройство и нашу открытость". Родственникам погибших в Берлине это так нужно?

Фото: Markus Schreiber/АР/TASS

Цель: скомпрометировать "открытое общество"?

Итак, провластный политолог, специалист по "предотвращению кризисов", призывающий к "спокойствию и благоразумию", прямым текстом сказал: терроризм неизбежен, главное - сохранить "открытое" и "демократическое" общество. Ведь под "кризисом" он совершенно определенно имеет в виду не терроризм, а естественную реакцию на него со стороны немецкого народа, возможный отказ от либеральных догм и блажной миграционной политики. 

Что это, как не приглашение террористам к новым атакам? Ведь если террористы окажутся "беженцами", власть постарается их не поймать, а, скорее, обвинит в терактах "противников современных европейских ценностей" и Россию, которая якобы хочет не допустить победы партии Меркель на следующих парламентских выборах.  

А, может, дело еще и в том, что власти сами хотят скомпрометировать в глазах народа идею "открытого общества", чтобы заменить ее либеральной диктатурой, когда народ "созреет" и потребует решительной борьбы с терроризмом? Если это так, то эта игра, которую можно и проиграть. 

"Эффект Трампа" возможен и в Германии

Одного лишь не учитывают организаторы этой пропагандистской кампании: что немцы, несмотря на присущую им сентиментальность и стремление создать себе новый имидж – гуманистов и готовых поэтому помогать людям, все же не являются набитыми дураками, которые ничего не понимают и разучились видеть своими собственными глазами, делать рациональные выводы. И если они зачастую и боятся публично выражать свои взгляды, то все равно обязательно отомстят своей нынешней власти на предстоящих выборах, независимо от какой-то там "российской пропаганды". И это будет еще более впечатляюще, чем поражение родственных мейнстримным партиям ФРГ демократов на президентских выборах в США. Американцев, по крайней мере, не убивали в Вашингтоне на рождественских базарах.

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту

Загрузка...

Оставить комментарий

Валютная волатильность: отток капитала из России увеличился более чем в 7 раз Убийство Карлова - это месть Обамы
Новости партнёров