Право на веру, народ и семью

  • Право на веру, народ и семью

Конституция в своей основе есть система законных письменных гарантий прав и процедур. В гарантии нуждается то, что оспаривается, ставится под сомнение, находится под ударом. Никому не придёт в голову прописывать в законе право человека наслаждаться солнечным светом до тех пор, пока не придёт, как в стихотворении Корнея Чуковского, крокодил и не устроит игру в краденое солнце.

Оформление зафиксированных в современных конституциях прав и свобод человека происходило именно так. Брались те права и свободы, которые не были несомненны, не поддерживались государственным аппаратом или частью общества, и для того чтобы оградить их от угрозы, оформлялась с помощью конституции "тщательная бумажка".

Так появились гражданские и политические права — на свободу слова, печати, собраний, которая, конечно, не всегда была удобна тем, кто находился у власти. Так появились права на неприкосновенность жилища, переписки, недопустимость произвольных арестов и бессудных приговоров — слишком часто этими "мелочами" пытались пренебречь даже при законном расследовании, не говоря уж о беззаконных преследованиях. Так появились социальные права на труд, отпуск, пенсию, профсоюзную организацию, равенство в оплате труда между мужчиной и женщиной — все эти завоевания трудящихся давались непросто, встречая сопротивление со стороны защитников неограниченно свободного рынка, позволявшего и беспредельную эксплуатацию. Конституции всех стран мира — это не своды абстрактных благопожеланий за всё хорошее, а продукт борьбы граждан за те их права, которые ставились под сомнение сильными мира сего.

Похожая ситуация сложилась и сегодня. В современном мире приходится вести ожесточённую борьбу за вещи, которые казались ещё недавно самоочевидными, — за семью, маму и папу, за традицию, народ и Бога.

В современном мире приходится вести ожесточённую борьбу за вещи, которые казались ещё недавно самоочевидными, — за семью, маму и папу, за традицию, народ и Бога. Фото: АГН "Москва"

Ещё полвека назад понимание брака как союза между мужчиной и женщиной никем не могло быть оспорено, альтернативы воспринимались как анекдоты из жизни развращённых римских тиранов вроде Нерона и Гелиогабала, "выходивших замуж" за своих наложников. Сегодня это понимание упразднено в большинстве западных стран.

То, что у ребёнка есть мама и папа, казалось таким же естественным, как восход солнца. Проблемой было лишь то, что кто-то из родителей мог пытаться уклониться от исполнения своего долга. Мы дожили до периода, когда "нормой" стали "родитель №1" и "родитель №2". В мессенджере Telegram, с которым наш Роскомнадзор воюет по политическим причинам (а надо бы по моральным), на слова "мама" и "папа" первым делом выскакивают картинки с двумя мужчинами и двумя женщинами, а традиционная семья где-то в полосе прокрутки.

Иными словами, базовые нормативные ценности нормального традиционного общества сегодня находятся под ударом такого масштаба, что они требуют именно письменных гарантий конституционного уровня.

Совместными усилиями властей, медиа, "общественных активистов" традиционная семья выводится Западом из поля легитимности. Семья, состоящая из мужчины и женщины, воспитывающих своих детей, сегодня оказалась для стран "золотого миллиарда" кем-то вроде голосующей на выборах женщины полтора столетия назад. И щупальца этого спрута вовсю уже запущены и в России. Протаскивание так называемого закона о семейном насилии призвано маркировать традиционную семью как "пространство цисгендерного насилия мужчин над женщинами", а там, через эмансипацию "угнетённых семьей", недалеко и до "родителя №2".

Задача конституционного процесса в сегодняшней России — ответить на эти вызовы и угрозы, обеспечить гарантии базовых и никем прежде не оспариваемых реальностей.

В нашей Конституции, как справедливо предлагает заместитель главы Всемирного Русского Народного Собора Константин Малофеев, необходимо чётко закрепить понятие семьи как союза между мужчиной и женщиной, а говоря о гарантиях защиты семьи, чётко указать, что закон имеет в виду традиционную семью, а не её новоизобретённые фейковые подобия. И важно, чтобы это не было лишь словами. Гарантия защиты семьи должна включать в себя и активное пресечение силой государства антисемейной пропаганды, усилий по разложению, подрыву и дискредитации семьи. По сути, вопрос о защите семьи должен встать в число вопросов государственной безопасности.

Другой вопрос такого же уровня важности — это провозглашение Православия в качестве источника традиционных духовных ценностей, на которых зиждется Россия, также продвигаемое в качестве поправки к Конституции от ВРНС. И снова здесь идёт речь о большем, чем просто о пожеланиях православной общественности.

В нашей Конституции необходимо чётко закрепить понятие семьи как союза между мужчиной и женщиной. Фото: sibfox / Shutterstock.com

Православные христианские ценности — это тот духовный фундамент, на котором стоит Россия. На нём одинаково стоят не только православные, которых в стране, не забудем, абсолютное квалифицированное большинство, но и представители других традиционных конфессий и большинство атеистов.

Сейчас принято вышучивать хорошее русское слово "скрепа", возвращённое в наш языковой оборот Александром Солженицыным. Хорошо, давайте говорить не о скрепе, а о точке сборки нашей картины мира. Без этой точки наше видение России и её места в мироздании просто начнёт оседать и в итоге обрушится в пыль. Если у нас будет стоять знак равенства между Сергием Радонежским и Алёной Водонаевой, никакой России в XXII веке не будет.

Сегодня понимание России как созданной православными людьми и основанной на христианских ценностях страны подвергается атакам не менее яростным и совершенно омерзительным по тону, чем на Западе подвергается традиционная семья (христианство там по большей части уже демонтировано). Важнейшая для самоопределения и национального достоинства ценность русского человека ставится под сомнение, высмеивается, оплёвывается. А значит, снова нужна конституционная гарантия этой ценности. Нужна публичная декларация о том, что наше государство и наша цивилизация не допустят удара по своим основам.

И не надо разговоров о том, что наша страна многонациональная и многоконфессиональная, а значит, выделять особо роль Православия недопустимо. Напротив, если мы хотим, чтобы Россия и дальше оставалась многонациональной и многоконфессиональной, то не следует подрывать те ценности, тот духовный фундамент, на котором эта страна возникла. Если же его подорвать, наша страна станет безнациональной, безконфессиональной, да и вовсе перестанет быть страной.

Если же подорвать те ценности, тот духовный фундамент, на котором Россия возникла, то наша страна станет безнациональной, безконфессиональной, да и вовсе перестанет быть страной. Фото: Сергей Ведяшкин / АГН "Москва"

Об этой простой истине, что именно православие и мировоззрение русского народа являются гарантией нашего национального и религиозного мира, забывают слишком часто. Порой, чтобы вытеснить русских на обочину, забывают об элементарной честности. Когда, к примеру, председатель Курултая Республики Башкортостан Константин Толкачёв называет "странными" предложения закрепить в Конституции государствообразующую роль русского народа и обещает этого не допустить, не знаю, чего тут больше — искреннего непонимания или некоторого лукавства.

Откроем Конституцию Башкортостана, которую принимал тот самый Курултай, возглавляемый политиком уже больше 20 лет. И что же мы обнаружим в этом документе? "Башкирский народ в XVI веке добровольно присоединился к России… реализации права башкирской нации на самоопределение" (преамбула). "Республика Башкортостан обеспечивает сохранение и защиту исторического и культурного наследия, развитие культуры башкирского народа и других народов, проживающих на территории Республики Башкортостан" (ст. 51). И это при том, что башкиры составляют лишь вторую по численности этническую группу многонационального Башкортостана после русских.

Что же получается, то, что для Конституции многонационального Башкортостана и башкирского народа здорово, то для Конституции многонациональной России и русского народа — смерть? Нет ли тут некоторой... э-э-э... дискриминации русских? Или если господин Толкачёв считает, что и для Конституции Башкортостана такие формулы неприемлемы, то, может быть, он начнёт с себя и предложит исправить то, что записано в принятом при его же участии основном законе республики, и сделает это до того, как публично переходить дорогу одному из величайших народов в истории?

К сожалению, наши ревнители казённой многонациональности, многоконфессиональности и политической корректности не осознают, что реализация их мечты о гармоничном мире в России возможна только при опоре на традиционные национальные ценности: Православие, русский народ, традиционная семья.

Эти ценности сегодня находятся под угрозой со стороны мироправителей века сего и их агентуры в России. А потому гарантированное закрепление этих ценностей в Конституции — больше чем дань уважения им, это декларация нашего государственного суверенитета и национальной независимости. Это голос нашей свободы, так как право следовать своей традиции и идти своим путём — это свойство свободного человека и свободного народа.


Ссылки по теме:

Верните русским тысячелетнюю Россию

В Конституции нужно закрепить понятие традиционных ценностей

Оставить комментарий

Плата за успех: Кому русский пармезан встал поперёк горла? Россия скрывает, что думает о "сделке века" Трампа. И не просто так
Новости партнёров
Загрузка...
Загрузка...