Поломать нефтяную иглу: Белоусов вместо Силуанова
Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС
Экономика

Поломать "нефтяную иглу": Белоусов вместо Силуанова

В 2020 году в России наконец-то заработал механизм СЗПК (Соглашение о защите и поощрении капиталовложений). Данный проект разрабатывался ещё предыдущим правительством. Тогдашний первый вице-премьер Антон Силуанов на протяжении практически двух лет (с 2018 года) вёл продолжительные дискуссии о параметрах и условиях СЗПК. Дело двигалось настолько медленно, что на конец 2019 года возникли серьёзные опасения насчёт возможностей практической реализации проекта.

К счастью, новое правительство Мишустина разобралось с СЗПК буквально за несколько месяцев. Вместо Антона Силуанова курировать разработку и внедрение СЗПК стал первый вице-премьер Андрей Белоусов. Уже к началу осени был подготовлен список пилотных проектов, а в декабре министерство экономического развития подписало по ним стартовые соглашения. В первую очередь вошли восемь проектов на общую сумму 135,7 млрд рублей.

Если посмотреть список, то можно увидеть, что основу "восьмерки" составляют региональные проекты, которые смогут дать территориям мощнейший импульс развития. Единственным исключением является метанольный завод в городе Сковородино Амурской области с общим объёмом инвестиций в 55 млрд рублей. Данное предприятие, пожалуй, имеет общефедеральное значение. Всего до конца года министерство экономического развития предполагает подписать в общей сложности 20 проектов с объёмом инвестиций в 900 млрд рублей. Цифра поистине впечатляющая.

Однако СЗПК – соглашение, которое предполагается реализовывать во всех без исключения секторах экономики. В том числе и в энергетической отрасли. В последние годы Россия активно развивает нефтегазохимию. То есть переработку углеводородного сырья в продукцию с высокой добавленной стоимостью. Например, в полимеры. Уже введён в эксплуатацию мощнейший завод в Тобольске – ЗапСибНефтехим, началось строительство Амурского ГХК и завода полимеров в Усть-Куте, ведётся проработка реализации проектов ГПЗ и ГХК в Усть-Луге.

Однако все это, за исключением ЗапСибНефтехима, касается газохимии. В 2020 году был принят закон о возврате акциза на переработку этана и СУГ, благодаря чему стала возможна реализация столь важных для российской экономики проектов. Как и в случае с СЗПК, закон об обратном акцизе на этан и СУГ разрабатывался с 2018 года. И опять его принятие тормозил Антон Силуанов, цеплявшийся за каждую копейку. Нынешнее правительство Мишустина – Белоусова обеспечило прохождение закона буквально за несколько месяцев.

В отличие от газохимиков, нефтяники не получили никаких стимулов для создания производств по глубокой переработке чёрного золота. А ведь налоговая система в России настроена таким образом, что заниматься переработкой сырья без дополнительных стимулов не выгодно. Гораздо проще экспортировать сырую нефть, чем вкладывать многомиллиардные инвестиции в создание соответствующих производств.

Подобные стимулы как раз укладываются в проект СЗПК. Согласно предложению министерства экономического развития для нефтяников предусмотрены следующие особенности:

  • возврат НДПИ на сумму, равную затратам на создание инфраструктуры для производства. Причём речь идет в том числе и о социальной инфраструктуре для работников предприятия и жителей местности, на которой предполагается строить завод;
  • закрепление ставки НДПИ на уровне того года, когда заключено соглашение. Зафиксировать ставку предполагается на весь срок действия СЗПК.

И опять против вышеописанных предложений выступает министерство финансов Антона Силуанова. И если по первому пункту Минэк с Минфином еще ведёт дискуссию, которая имеет шанс завершиться консенсусом, то, что касается второго предложения, – здесь позиция Силуанова однозначна: "против".

Минфин продолжает руководствоваться принципами либерального монетаризма, не думая о развитии реального сектора экономики России. Те эффекты, которые получит бюджет в результате реализации проектов СЗПК, в значительной степени перекроют возможные потери казны от предоставления налоговых льгот.

По сути дела, Силуанов, несмотря на все заявления, продолжает выступать за сохранение зависимости российской экономики от экспорта углеводородов. Исправить это можно лишь одним способом: вкладываться в глубокую переработку сырья и производить дорогостоящий продукт, цена на который не зависит от колебания нефтяных котировок. Но сделать это можно либо при кардинальном изменении налогового законодательства в нефтедобывающей отрасли, либо путём предоставления крупным проектам налоговых стимулов. Разумеется, второй вариант проще и эффективнее. Он позволит создать в России ряд системообразующих предприятий нефтегазохимии, продукция которых обеспечит увеличение объёмов несырьевого неэнергетического экспорта. Вместо продажи нефти мы будем продавать дорогие полимеры, обладающие повышенным спросом и высокой добавленной стоимостью. Однако у Силуанова, судя по всему, другое мнение.

Подписывайтесь на канал автора в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Афера "Открытия": В краже триллионов никто не виноват? Закон о защите инвестиций для самых богатых "Топтание около нуля": Экономику России сдвинуть можно – рецепт рывка есть
Загрузка...
Загрузка...