Почему между Россией и Грецией пробежала черная кошка

  • Почему между Россией и Грецией пробежала черная кошка

Обмен обидными дипломатическими нотами и заявлениями, взаимные высылки дипломатов указывают на объективные долговременные проблемы в отношениях между Россией и Грецией

Посол Греции в России Андреас Фриганас был вызван в понедельник в МИД, где, согласно сообщению внешнеполитического ведомства, «ему была вручена нота, информирующая о принятых российской стороной зеркальных мерах в ответ на недружественные действия Афин в июле этого года в отношении российских дипломатических сотрудников и граждан». Тогда, как сообщалось, греки объявили о высылке двух российских дипломатов и отказе во въезде в страну еще двум.

Их обвинили в «неуважении» к греческому государству: вмешательстве в его внутренние дела, в частности, попытках подкупа религиозных деятелей, чиновников, полицейских и даже военных, присылке «шпионов в рясах», попытках организовать манифестации против урегулирования «спора о названии» между Грецией и Македонией, что открывает перед последней путь в ЕС и НАТО.

В Москве, со своей стороны, обвиняют Афины в том, что они стали орудием западных провокаций против России, разрушают освященные веками отношения между обоими народами, в том числе в культурной и религиозной сферах. Со времен «черных полковников» Москва и Афины не прибегали к такой конфронтационной риторике. В Индии когда-то говорили «Хинди руси бхай бхай» («Индийцы и русские — братья»). И в Греции была и есть похожая по смыслу фраза, с упором, правда, на религию: «Имасте ортодокси, имасте мази» («Мы — православные, мы — вместе»).

Так что же произошло?

Проблема в случае с Грецией заключается не столько в том, что ее нынешнее правительство ведет упорную и методичную войну с православием, что делает его чуждым Москве, сколько в том, что ее финансовое и экономическое выживание зависит теперь не от России, создавшей современное греческое государство в начале XIX века. Оно зависит от противников России, ведущих против нее глобальную гибридную войну, в которую теперь втянули и Грецию, на этот раз (об этом ниже) не особенно упиравшуюся.

Ципрас

Правительство Алексиса Ципраса делает сознательную ставку на борьбу с религией и традицией, чтобы сделать Грецию более «передовой» и «прогрессивной» страной, за что его и обожают теперь в Брюсселе. Фото: www.globallookpress.com

С другой стороны, и в России, при всех симпатиях к грекам и православию, видят, что от Афин в современном мире ничего не зависит, что греки делают почти все под диктовку западных стран, бунтуя иногда, чтобы потешить свою гордость, по мелочам.

Следует признать, что российско-греческие отношения даже в чисто религиозной сфере никогда не были безоблачными и иногда омрачались серьезными противоречиями. Например, крайне отрицательной реакцией в Греции на идеологию и политику панславизма в XIX веке. Или по поводу соперничества за Константинополь. И все же греки, вероятно, — единственный народ в Европе, представители которого никогда не воевали с Россией, который старался помочь ей в трудные времена, будь то Крымская или Вторая мировая война. Так греки выражали благодарность за свое освобождение русскими от турецкого ига, возможность хорошо жить и процветать в царской России, за оказывавшуюся веками русскую поддержку Греческой церкви. Отголоски огромной симпатии к России можно встретить и сегодня в Греции у старшего и отчасти среднего поколения. Но молодое поколение, весьма характерным представителем которого является премьер-министр Алексис Ципрас, сделано уже из другого теста. 

В сочетании с внешними факторами это во многом объясняет, почему российско-греческие отношения свелись к туризму, а также паломничеству, которому Афины стали чинить препятствия. Между тем все планировавшиеся крупные российско-греческие экономические проекты последних лет не были реализованы. В то время как товарооборот с Турцией у России почти в 10 раз больше, чем с Грецией.

Чей хлеб жуем, того и песенку поем

Этому не стоит удивляться. Уже 10 лет Греция переживает тяжелейший финансово-экономический кризис, беспрецедентный для европейской страны в мирное время. Он привел к ее переходу в 2010 году под сохраняющееся вплоть до настоящего времени внешнее управление западных кредиторов. Они потратили на финансирование Греции в этот период свыше 300 миллиардов евро. И хотя значительную часть этих средств они пустили на самом деле на самих себя и еще хорошо заработали на греческих долговых обязательствах, Греция без предоставленных ей финансов просто бы погибла. У России таких денег не было. Чей хлеб жуем, того и песенку поем. Это давно известно. Это и есть мегаобъяснение того, что имеем.

Греция, население которой меньше, чем жителей в Москве, — маленькая страна, которая в современном мире просто не может быть реально независима. Ее членство в ЕС и особенно в НАТО, которые так важны для Афин перед лицом неурегулированных и в любой момент чреватых взрывом отношений с Турцией, накладывали на способность греческих властей не петь с чужого голоса дополнительные ограничения. Ради этого приходилось жертвовать иногда и реальными национальными интересами, выбирая меньшее из двух зол.

Мюллер

Упорные попытки «Газпрома» приватизировать две убыточные греческие газовые кампании — DEPA и DESFA — завершились провалом, так как западные патроны Греции не захотели видеть русских на Балканах. Фото: www.globallookpress.com

Конечно, гордые греки старались этого не показывать, но все попытки заключить с Россией выгодные для них сделки по покупке российскими инвесторами приносивших одни убытки портов, железных дорог и ведущих газовых компаний страны потерпели крах. В последний момент переговорщики с греческой стороны разводили руками и приватно признавались своим российским визави, что им не позволяют этого сделать Брюссель и Вашингтон. Бизнесменам и компаниям из России не разрешили ничего приватизировать в Греции, кроме парочки развалившихся отелей, табачных заводиков и футбольного клуба. Слов было много, дел — почти никаких.  

Иногда бывало и так. Греция хотела реализации тех или иных проектов. Но до того, как ей запретили бы их воплощать в жизнь ее «большие братья», они срывались «презренными» соседями. И у Афин не хватало политического веса, чтобы этого не допустить. Впрочем, как и у России. Самый яркий тому пример — выморочный проект нефтепровода Бургас — Александруполис, по которому в Грецию должна была поступать через Болгарию российская нефть.

Новые раздражители

Однако в последнее время появились некоторые новые проблемы, крайне неудобные для российско-греческих отношений. В водах Эгейского моря, которые Греция справедливо считает своими, но на которые претендует также и Турция, найдены значительные запасы энергоносителей. Разрабатывать эти месторождения перед лицом бряцающей оружием Турции в одиночку Греция не может как по военным, так и по финансово-технологическим причинам. Ей требуется сильная страна-партнер, с которой она готова поделиться своими находящимися пока втуне энергетическими богатствами. Греция выбрала для этого Францию, у которой есть для этого и деньги, и технологии, и флот, а также нет серьезного бизнеса с Турцией, который она могла бы в этом случае потерять. У России такой бизнес есть. Да и греческий газ из Эгейского моря будет конкурировать с российским.

В Греции также подозревают (после того, как неоднократно подвели своих российских бизнес-партнеров), что в свете появившейся у ЕС готовности принимать газ из «Турецкого потока» ответвление от него пойдет не в Грецию, а в Болгарию, что намного выгоднее для стран Центральной Европы. Президент и премьер-министр этой страны уже покаялись перед Москвой за срыв «Болгарского потока», что произошло под давлением Вашингтона и Брюсселя и лишило Болгарию миллиардов евро. Это было сделать не так сложно, так как европейцы с тех пор передумали, а в случае проблем с Украиной Болгария действительно может остаться без газа и замерзнуть.

Имеется и еще один очень важный оборонно-стратегический момент. Соглашение о поставке российской зенитной ракетной системы С-400 Турции совпало с обострением российско-греческих отношений. Вряд ли это случайное совпадение, так как появление у Турции этой уникальной системы ПВО способно закрыть для греческой военной авиации не только небо этой страны, но и ту часть Эгейского моря, на которую претендуют турки.

Греция, несмотря на все переживаемые ею трудности и проблемы, находится в НАТО на втором месте после США по уровню оборонных расходов к ВВП. Значительную часть этих дефицитных средств потребляет авиация, которая с появлением у турок С-400 фактически становится (в случае военного конфликта со своим главным противником) почти бесполезной.

С-400

Российские комплексы ПВО С-400 в Турции сделают в значительной степени бесполезной греческую военную авиацию, и Афинам это, конечно, не нравится. Фото: www.globallookpress.com

Греческие истребители постоянно сталкиваются с дерзко ведущими себя турками над Эгейским морем, постановочные бои между пилотами ВВС обеих стран уже не раз перерастали в реальные, есть погибшие летчики и сбитые самолеты с обеих сторон. И вот теперь все это может радикально измениться. Греки знают, что С-400 — это отличная система, потому что уже давно втихаря эксплуатируют российские С-300, которые охраняют греческое небо и заодно натовские базы на Крите. Это произошло после того, как они забрали себе эту купленную для себя Кипром систему ПВО после турецких протестов.

Наверное, в Москве просчитали заранее такую греческую реакцию и все-таки пошли на этот риск, поскольку от Афин в этом мире так мало что зависит, а Анкара при всей ее взбалмошности значит гораздо больше. Кстати, и современной Турции Россия, правда, советская, тоже очень помогла появиться на политической карте мира.

Делаем выводы

Все вышеперечисленное и есть, пожалуй, истинная подоплека обострения по инициативе Афин российско-греческих отношений. А вовсе не то, что Россия якобы подкупала каких-то греческих монахов, священников и спецслужбников, интриговала-де в Греции против приема Македонии в НАТО.

Конечно, Москва по понятным причинам против расширения Североатлантического альянса и этого не скрывает. Но прием в него Македонии нисколько не усилит НАТО, скорее, добавит в натовские ряды симпатизирующий России военный контингент, сделает этот блок еще более неповоротливым.

Таким образом, кризис в отношениях Афин и Москвы намного глубже, чем обычно думают. И с этим ничего поделать нельзя: каждая из сторон делает то, что считает для себя выгодным, несмотря на негативные побочные последствия.


Ссылки по теме:

Черногория и Македония: Новые члены НАТО станут «группой поддержки» России

В военном лагере ЕС стало больше друзей России

Кто кого: Александр Македонский vs. НАТО

Оставить комментарий

Инвесторы бегут в доллары, госбанки и рубль под ударом. Что делать России? Зачем власти Италии преследуют добровольцев Донбасса
Новости партнёров
Загрузка...
Загрузка...
Закрыть
В прямом эфире: «Налог Чубайса» спровоцирует рост цен и тарифов населению, но не олигархам