сегодня: 23/11

Почему «братья» так откровенно не уважают Россию

Почему «братья» так откровенно не уважают Россию

Пока наша страна щедро раздает всяческие преференции бывшим советским республикам, в Киргизии государственным праздником объявляют годовщину изуверского русского погрома, в Казахстане переводят собственный язык на латиницу, а в Белоруссии запрещают показывать фильм «Крым»

В современном российском политикуме на официальном уровне как-то не принято вспоминать про то, как в девяностые годы прошлого столетия русских целенаправленно выживали с территории некогда братских республик Средней Азии. Кого-то били на улицах и площадях, кого-то насиловали, кому-то выбивали окна, поджигали автомобили и писали гадости на дверях, а где-то было достаточно визита доброго соседа, который давал срок на то, чтобы выехать, оставив ему мебель и телевизор. Там же, где события не приобретали характер подобного средневекового изуверства, процесс шел мягче: людей выдавливали с хороших мест, заполняя их представителями титульных национальностей, этнические кланы занимали лучшие места под солнцем, оставляя «нетитульным», предки которых построили в их землях железные дороги, школы, больницы, довольствоваться объедками с байских столов.

Сначала выгнали, потом приехали

Гнавшие русских, в упоении перспективами жить в собственных государствах, махать собственными пестрыми, наспех придуманными знаменами, пестовать собственную уникальность за счет слепленных на коленках из обрывков устных эпосов и найденных в почве непонятных черепков исторических мифов, полагали, что вот сейчас они заживут. Но как-то не зажилось: нищета, перебои с водой и электроэнергией, зашкаливающая коррупция, полновластие местных царьков, междоусобицы со вчерашними соседями, экспансия исламизма, наркоторговли, слабая медицина и образование…

И тогда они ордами потянулись на север, на те земли, уцелевших выходцев откуда они когда-то прогнали с земель, которые считали своими по праву. С одним лишь желанием заработать, вывезти побольше домой, а в лучшем случае – поселиться, принеся собственные порядки уже в чужую отчизну. Так, не только крупные русские города и села, но и глухие деревеньки заполнили смуглые и раскосые пришельцы, забирая рабочие места, демпингуя на рынке труда, привнеся на российские просторы свой неповторимый колорит. И, само собой, сопутствующие последнему «прелести»: рост уличных грабежей и изнасилований, этнические банды и целые анклавы вокруг крупных рынков, исламистское подполье и взрывы в метро.

Сказать, что мы сами не виноваты в этом – означает не сказать ничего. Потому как именно наша власть готова прощать вся и все, ради достижения глобальных стратегических целей или зарабатывания легких денег.

«Нам бы хотелось, чтобы мигрантов в городе не было, чтобы все работы в городе выполнялись самими москвичами, но у нас два миллиона - профицит рабочих мест, которые москвичи, даже если захотят, физически выполнить не смогут», - признался недавно, аккурат к информации о возможности собственного выдвижения на очередной срок (раньше тему пугающего засилья приезжих из дальних южных стран градоначальник старательно обходил), мэр Москвы Сергей Собянин. - Сегодня мигранты платят в бюджет больше, чем нефтяная компания. И это еще один дополнительный источник доходов. В этом году, я считаю, можно будет увеличить плату за патент мигрантов так, чтобы их платежи были соразмерны тому, что платят наши московские работники».

СобянинМэр Москвы Сергей Собянин. Фото: www.globallookpress.com

А еще мы фактически платим за военную базу в Киргизии и создание «общего» оборонительного щита над Средней Азией, за свой счет занимаемся перевооружением армий азиатских стран, латаем их изрядно обветшавший за годы независимости и эффективного управления собственными национальными кадрами энергетический комплекс, обеспечиваем квоты для поступления их абитуриентов в наши вузы и даже занимаемся организацией горячего питания в их школах.

И что получаем взамен? Ну, например, обещания не пустить к себе исламистов и не лечь под уважаемых западных партнеров. Что еще?

Праздник со вкусом крови на губах

А вот после этого «еще» и начинаются сложности, выливающиеся в совсем уж неприглядную картину. Например, когда в Киргизии в качестве одного из основных государственных праздников решением местного президента объявляют День истории и памяти предков.

И, казалось бы, ну что плохого в том, чтобы историю и предков почитать? Другое дело, какую историю и каких предков – в случае с Киргизией речь идет о кровавых погромщиках, решивших в 1916 году самым изуверским образом уничтожить все русское население, жившее на одних с ними территориях.

Формальным поводом для масштабного погрома, очень скоро приобретшего форму джихада против неверных, стал указ государя Николая Второго о привлечении «мужского инородческого населения империи от 19 до 43 лет для оборонительных работ на фронте». До этого диких кочевников ни к каким государственным повинностям в империи не привлекали. Но шла война, тяжелая война, с очень сильным врагом, требовавшая мобилизации всех сил государства, и помощь фактически подданных, хоть и продолжавших жить своим особым кочевым укладом, была бы Отечеству очень кстати. Предполагалось, что на рытье окопов будет призвано лишь 8% мужского кочевого населения, причем за махание лопатой им предлагалось платить по рублю в сутки…

Но для гордых сынов степей и этого оказалось слишком много, доброхоты из их среды начали распространять слухи о том, что бедных азиатов специально отправляют на фронт, чтобы немцы и австрияки их там всех перебили, а русские впоследствии заняли бы их земли…

После чего началось! Разъяренные кочевники начали нападать на солдат и офицеров, русские села, разоряя и сжигая их дотла, на города, уничтожать железнодорожные станции и почтовые отделения, громить храмы. Погромщики убивали русских просто за то, что они русские, не щадя ни женщин, ни детей. Последних, правда, насиловали и уводили в плен, но впоследствии тоже убивали, причем, самым изуверским образом.

«Мне рассказывали несколько случаев, что дунгане девочек-подростков разрывали на две части, наступив на одну ногу, за другую тянут кверху, пока жертва не разделится на две половины» - воспоминал очевидец тех событий.

«На пути стало попадаться много изуродованных убитых трупов русских людей, как взрослых, так и детей, - вспоминал священник Евстафий Малаховский. - Целую книгу можно написать о зверствах киргиз. Времена Батыя, пожалуй, уступят... Достаточно того, что на дороге попадались трупики десятилетних изнасилованных девочек с вытянутыми и вырезанными внутренностями. Детей разбивали о камни, разрывали, насаживали на пики и вертели. Более взрослых клали в ряды и топтали лошадьми. Если вообще страшна смерть, то подобная смерть еще страшнее. Жутко становилось при виде всего этого».

Батюшка вспоминал, как только в течение одного дня 11 августа киргизами были вырезаны и сожжены русские села Светлая Поляна, Барскаун, Тарханы, Кольцовка, Гоголевка и другие селения, лежащие на южном берегу Иссык-Куля, а также Григорьевка, Семеновка, Сазановка, Алексеевское.

«К числу новомучеников за Святую веру Православную следует отнести так же одну убитую учительницу из церковно-приходской школы и походного священника Пржевальского уезда о. Иоанна Роика, - рассказывал священник. - Он был взят 12 августа в плен и уведен в горы вместе со своей семьей: женой Верой и дочерьми: 5-летней Людмилой и грудной Ольгой. Отец Иоанн был острижен и расстрелян после разных мучений и отказа перейти в мусульманство. Также убита его дочь Людмила. Жена с младенцем Ольгой бежала из плена в ночь на 14 сентября. В монастыре святыни (кроме Святых Даров) и церковное имущество частью разграблены, а частью повреждены и поруганы. Церкви осквернены и разграблены, Святые иконы исколоты, а из ризницы грабителями поделаны попоны для лошадей. Скот уведен в горы, запасы хлеба и прочее имущество уничтожены, оставшиеся в живых должны были спасаться то на островах, то в соседних селениях, пока мятеж был ликвидирован».

Насельник монастыря Иссык-Кульского монастыря схимонах Ираклий вспоминал, как киргизы громили обитель и убивали братию:

«В монастырь приехали киргизы и стали требовать ценности. Монахи сказали, что у них ничего нет. Киргизы покричали, пошумели и велели к определенному дню приготовить ценности, какие есть, и пригрозили расправой в случае отказа. Тогда часть монахов, среди которых были отцы Феогност и Пахомий, ушли из монастыря - кто в горы, кто в ближайшие селения. Монахи преклонного возраста остались, сказав: «Будь, что будет. Мы уже старые и никому не нужны. Как Богу угодно». В назначенный день оставшиеся монахи закрылись в монастыре и стали служить. Все исповедались, причастились. Киргизы приехали утром, принялись стучать в двери саблями. Монахи не открывали. На меня страх напал, видимо, не время было умирать, не готов был. Я побежал на колокольню, ищу, где спрятаться. Метался, метался и полез под тес, под лист железа. Киргизы выбили двери, зашли в монастырь, стали требовать драгоценности. Иконы побили, забрали церковную утварь - чаши, подносы, кресты. Потом во дворе началась казнь. Я лежал под крышей, и мне все было видно. Было очень жарко, я чуть не сгорел, железо накалилось, хотелось пить, но пришлось все терпеть. Смотрел, как монахам саблями отрубали носы, уши, руки, ноги. Сделают человека, как самовар, он кровью исходит…. Потом одного старца повесили за ноги вниз головой и начали снимать с него кожу. Сняли кожу, дали кожу ему в рот и кричат: «Держи!». Он висит вниз головой, держит кожу. Все окровавлено, все, как куски мяса. Не пощадили никого, всех порубили»

«Получены сведения гибели технической партии железной дороги или нашего министерства численностью сорок человек, - телеграфировал в Санкт-Петербург начальник туркестанского управления земледелия и государственных имуществ. - Число жертв весьма значительно».

КиргизияФото: www.globallookpress.com

В целом, обобщая данные о русских потерях, Туркестанский генерал-губернатор Алексей Николаевич Куропаткин телеграфировал в департамент полиции:

«Принятыми семиреченским военным губернатором энергичными мерами удалось отстоять при относительно малых жертвах население Пишпекского и Верненского уездов и сдержать от восстания население уездов Копальского и Лепсинского. Защитить своевременно русское население Пржевальского уезда не было сил, и население этого уезда сильно пострадало. Зверски убито до двух тысяч, в подавляющем большинстве мужчин, уведено в плен и без вести пропало около одной тысячи, преимущественно женщин. Сожжено 1300 усадеб, разграблено около 1000 усадеб. Город Пржевальск отстояли, и он уцелел».

Само собой власть не стала безучастно смотреть на царившее кровавое беззаконие, бунт был подавлен, часть погромщиков бежала в Китай, где местные власти также ожидаемо обошлись с ними не самым лучшим образом. Зато в советской историографии массовое убийство русских приобрело оценку борьбы трудовых и угнетенных киргизов против «тюрьмы народов». И подобная трактовка как никогда удачно легла на идею современной киргизской независимости.

«Стремление народа к свободе было основной движущей силой событий 1916 года, - говорится в проникновенном тексте указа «Об установлении Дней истории и памяти предков» под авторством самого президента Киргизии Алмазбека Атамбаева. -  Жестокое подавление восстания царскими карателями, многочисленные случаи кровавой расправы над мирными жителями и их вынужденное бегство на чужбину поставило народ Кыргызстана на грань выживания… В 2016 году, отметив 100-летие национально-освободительного восстания, народ Кыргызстана исполнил священный долг перед памятью предков».

Потерянное самоуважение

Самое гадкое в этой ситуации то, что «священный долг» перед памятью изуверов, убивавших русских, выполнило и руководство государства РФ, возложив цветочки к созданному по мановению президентской воли мемориалу погромщикам…

Впрочем, мертвые, как известно, сраму не имут, а срам некоторых ныне живущих, идет настолько впереди них, что его давно перестали замечать.

Однако, как известно, если государство не уважает себя, почитает свой народ за расходный материал, и не более, не чтит свою историю, то его не уважают и другие. А потому с наглостью потребителей принимают от него щедрые подарки, взамен требуя больше.

Раз так, то не стоит удивляться тому, что в граничащем с Киргизией Казахстане приняли окончательное решение окончательно уйти из Русского Мира, переведя собственный язык на латиницу. И это несмотря на остающийся в республике довольно существенный удельный процент русского населения и исторические русские земли, когда-то щедро отпущенные ей все теми же «большими друзьями русского народа» - большевиками.

И тому, что в когда-то русской Белоруссии негласно запретили показывать фильм «Крым», даже вопреки его зашкаливающей до омерзения политкорректности. А вот «Матильду» покажут, чтоб увидели белорусы, из какой пагубы когда-то вывели его большевики, подарив номинальную квази-государственность, которая через несколько десятилетий дозрела до государственности полноценной. Опять же пренебрежительное отношение к русским святым позволит батьке Лукашенко продолжать свои фривольные заигрывания с папским престолом.

Державы держатся только силой. Мелкие соседние племена, желающие растащить их на мелкие кусочки в угоду своим недалеким царькам, понимают только силу. История не дала нам иного рецепта по удержанию целостности государств, укрепления их величия, кроме силы. Разумной силы. Потому как сила без разума ведет к гибели. Чем и закончили «наполеоны» всех эпох. И разум без силы ведет к гибели, потому как не дает защиты государствам и их жителям. Но во много раз хуже, когда нет ни силы, ни разума, ни банального самоуважения.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх