сегодня: 21/11

Пьер Малиновский: Для французов Марин Ле Пен - последняя надежда

Пьер Малиновский: Для французов Марин Ле Пен - последняя надежда

Французский историк о президентских выборах во Франции, евроскептицизме и будущем Евросоюза

Эксклюзивное интервью Царьграда с французским историком Пьером Малиновским.

Дарья Платонова: Многие эксперты говорят, что с победой Трампа миропорядок необратимо изменился, наступил "конец" однополярной истории. Как Вы думаете, это действительно так? Можем ли мы констатировать появление нового многополярного миропорядка и насколько, по Вашему мнению, это связано с "феноменом Трампа"?

Пьер Малиновский: Трамп стал приятной новостью для мира и даже для европейской политики. Это стало шоком: никто не верил, что Трамп победит. Скажу свою личную позицию - я никогда не поддерживал Трампа… Я - европеец, и я выступаю за многополярный мир, за Европу, как говорила Марин Ле Пен, "от Бреста до Владивостока". США - это нечто отдельное. Для меня США останутся прежней страной. Да, Трамп победил, но в управлении ничего не поменялось - пройдет несколько месяцев, а все останется по-прежнему. Он уже начинает делать противоречивые заявления и о Крыме, и о войне на Украине. Поэтому для меня США с приходом Трампа особо не изменятся.

Но тем не менее в Европе политика может измениться. Во Франции это возможно: также как Брексит в Великобритании. Если Марин Ле Пен выиграет выборы - это будет исключительный случай, в том числе и для отношений с Россией. Потому что Россия - это самая большая страна в мире, это последний бастион традиционных ценностей, культурных, семейных, исторических. Я - француз, у меня есть своя страна. У нас общая история, у России и Франции, и я верю, что при победе Марин Ле Пен можно будет построить новое будущее Европы. Возможно, этот эффект распространится по всей Европе. Я не думаю, что новый миропорядок устанавливается в связи с приходом Трампа к власти. Посмотрим!

Дарья Платонова: Давление США на Европу после прихода к власти Трампа ослабло, англо-саксонский полюс стал слабее. Но с другой стороны, если мы посмотрим на политическую карту Франции, мы видим кандидатуру ставленника глобализма Макрона. Что для Вас "феномен Макрона", откуда он происходит и чья это марионетка?

Пьер Малиновский: Макрон - это "продукт", его сконструировали. Для меня этот человек даже не существует, у него особо нет прошлого: да, он работал на банк Ротшильдов, который разрушителен, он нечто схожее с Соросом.

Для меня победа Макрона - плохой сценарий для нашей страны. Страна погрузится в еще худшее положение, чем при Олланде. Макрон представляет собой самое деструктивное явления - мировой капитализм в духе банка Ротшильдов, в котором он работал. Кроме того, он ненавидит всю французскую культуру. Неделю назад он сказал, что "никогда не видел" французское искусство. Он представляет то, что совершенно не является Францией. При этом в его распоряжении СМИ, деньги, поддержка американских банков. Поэтому он выступает против Фийона и Марин Ле Пен. Я не сторонник Фийона, но у него есть хоть какие-то ценности: по крайней мере, он говорит, что любит Францию и стремится к хорошим отношениям с Россией. А у Макрона даже до последнего момента не было программы! И при этом он уверенно баллотируется без программы! Все срежиссировано, а он в случае победы будет придерживаться указаний атлантистов.

Дарья Платонова: Макрон до второго марта не представлял свою программу. Он часто заявляет, что он "ни левый, ни правый". В чем же программа Макрона?

Пьер Малиновский. Фото: Телеканал "Царьград"

Пьер Малиновский: Во Франции появилась даже шутка: "Макрон представит свою программу после президентских выборов". У него никакой конкретики, хотя он два года был министром экономики. И каждый раз он менял мнение - "я не левый", "я не правый"… Но тогда кто он? Макрон - всего лишь пешка. Он ничего не знает о своей истории. Ему 39 лет, и если вы посмотрите его биографию, он почти ничего не сделал для страны - ездил в США, заработал миллионы евро. Это мир власти, мир денег и американского доминирования. Он слушает тех кто очень далеко и очень высоко. Это марионетка. Я не могу всерьез обсуждать его программу. Политическая программа есть у Фийона, у Марин Ле Пен. Сейчас предвыборная гонка, самый важный момент - нужно защищать свои идеи. Был целый год до первого тура! А у Макрона нет ничего. Никаких предложений и идей о том, что он собирается делать. А что касается международных отношений, то его штаб уже обвиняет "русских хакеров" во вмешательстве во внутриполитическую жизнь Франции. Макрон во внешней политике на данный момент ищет возможности обвинить во всем Россию. "В любой непонятной ситуации обвиняй Россию!"

Дарья Платонова: Если мы посмотрим на Европу, мы наблюдаем всплеск евроскептицизма. В чем Вы видите причину, почему сейчас наблюдается этот всплеск?

Пьер Малиновский: К сожалению, этот всплеск евроскептицизма происходит поздно… Причина его пробуждения сегодня - это, конечно, миграционный кризис, который потряс Европу. Волна миграции накрыла Европу еще два года назад. Кто виновен в этом кризисе? США? Да. Франция, кстати, также поучаствовала, Саркози причастен к уничтожению Ливии. Странам Ближнего Востока сегодня нужно сильное руководство: шеф или даже диктатор. Им нужно это, чтобы выжить. Со свержением Садама Хуссейна тоже самое. Вы только посмотрите, что произошло: все разрушено, в стране хаос. Следовательно, люди начинают задаваться вопросом: точно ли ЕС движется в правильном направлении? Мы видим мигрантов, людей, которые бегут от бедности в их разрушенных странах. Среди них в Европу проникают террористы. Мигранты приезжают в нашу страну и формируют закрытые коммуны в кварталах Парижа. В некоторых районах Парижа французов уже нет и появление в них белого европейца - удивительно. Люди начинают задаваться вопросом: если все продолжится в таком же духе, что будет дальше? Страна свободы, Франция, разрушается изнутри: терактами. Батаклан, Ницца... А что мы делаем?

Мы пытаемся оправдать беженцев, мусульман. Может, это и правильно… Но мы коренные европейцы, христиане, французы, не хотим мечетей в нашей стране, мы хотим видеть наши католические храмы. Мы не хотим этой разрушающей нашу идентичность миграционной политики! Люди видят, что мусульманское сообщество крайне сильно и, возможно, однажды оно может захватить власть во Франции. И в такой ситуации для французов Марин Ле Пен становится именно последней надеждой. Если Марин не выиграет на этих президентских выборах, что станет со страной в ближайшие 5 лет? Каждый день будет теракт? Знаете, нет желания в такой стране жить. Жить в страхе перед терактами, жить, понимая, что каждый день тебя могут взорвать? Марин Ле Пен в такой ситуации - действительно последняя надежда французов. Если Марин Ле Пен не выиграет эти выборы президента Франции, то в ближайшие пять лет страна погрузится в хаос. Вот от этого во французах и пробуждается евроскептицизм.

Я думаю, сегодня Франция находится под контролем Меркель. Хотя Меркель, пытаясь удержаться на своем месте, модифицирует свою программу, она непременно в ближайшее время покинет свой пост. Она раздавала приказы Европе и, вероятно, приказы не свои. Меркель крайне опасна, она ответственна за тот миграционный кризис, в который погрузилась Европа. Каждый раз, когда патриотические силы приходили к власти, она осуществляла блокаду: вспомните, какая информационная кампания велась против Хофера! Сегодня патриоты у власти только, пожалуй, в Венгрии, где есть сопротивление абсурдной глобалистской политической повестке. Орбан в этом смысле идеален. Да, сегодня, конечно, есть страны в Европе, которые остаются верными традициям и не подчиняются ЕС, например, Польша. Польша - бастион противостояния глобализации. Знаю, что между Россией и Польшей есть разногласия и небольшие конфликты. Но тем не менее - это бастион. С настоящими ценностями.

Пресс-конференция кандидата в президенты Франции Эммануэля Макрона в Париже. Фото: Christophe Ena/AP/TASS

Дарья Платонова: Если вернуться к сегодняшней президентской гонке, то мы увидим, что против народного кандидата Марин Ле Пен ведется ожесточенная борьба: с нее сняли депутатский иммунитет в Европарламенте, ее пытаются ослабить судебными процессами, запущенными "системой". Как Вы считаете, сможет ли это выбить ее из президентской гонки?

Пьер Малиновский: Да сейчас вся "система" борется против Ле Пен. Если против Марин запускается такой судебный административный инструмент, это означает то, что они реально боятся ее победы. Ее обвиняют в абсолютно странной и безумной вещи: она опубликовала фотографию жертвы джихадиста, чтобы люди поняли, что на Ближнем Востоке творится кошмар. Система начинает к этому придираться, к этой микроситуации. Из нее раздувается немыслимого масштаба скандал. Дело в том, что у Марин Ле Пен нет каких-либо других нарушений, таких как у Фийона. Если бы было - ее бы уже давно не было в "игре". Следовательно, система должна найти какой-либо повод чтобы ее ослабить - и его находят. Все, конечно же, в Европарламенте голосуют за снятие депутатской неприкосновенности. Им нужно ее максимально ослабить. Я не думаю, что они пойдут на ее убийство. Но помните, что о Трампе были такие слухи, что его могут даже физически устранить? Говорили, что если Трамп выиграет, то он станем "следующим Кеннеди". Короче, если вы не следуете общему курсу и не следуете общим приказам, то с вами может произойти, что угодно. Сейчас система делает все, чтобы не допустить Марин Ле Пен к власти. Увидим, что будет.

Дарья Платонова: После президентских выборов будут парламентские. Если Марин Ле Пен не выиграет во втором туре президентских выборов, может ли "Национальный фронт" взять реванш на парламентских?

Пьер Малиновский: Да, велика вероятность такого исхода. Но при этом Марин во втором туре президентских выборов может получить более 40%. Это очень сильный результат, и это поможет "открыть двери" Национальному Фронту в последующих выборах. "Фронт" может обрести настоящую политическую силу в Национальной Ассамблее. Когда вы смотрите на политическую карту Франции, вы видите регионы, где высока концентрация "левых" сил, и представьте, эти люди начинают менять свои взгляды. Многие говорят: попробуем "Национальный фронт", ведь все остальные партии потеряли свою легитимность. И сейчас на самом деле народ начинает понимать: наши ценности забыты. Ведь даже если вы придерживаетесь левых политических взглядов, у вас наверняка в семье кто-то воевал в Первой мировой войне или участвовал в движении сопротивления во времена Второй мировой. И эти люди видят, что страна рушится. Сейчас происходит разрушение всей нашей истории. Я не хочу иметь мусульманскую историю, которая пишется во Франции. Нет, для меня эта очень плохая весть.

Дарья Платонова: Евроскептики положительно воспринимают Россию, в чем причина? Как они видят Россию: как стратегического партнера, как гаранта многополярности?

Пьер Малиновский: Россия - европейская страна, и у нас общая история. Несмотря на все наши разногласия и войны, мы были едины в Первой мировой войне, во Второй мировой войне. Для меня мы - дружеские страны. Люди уважают Путина, потому что он смог защищать ценности, которые очень сложно защищать в современном мире. Все были против него, весь мир! Россия - последний бастион традиционных ценностей. Ну и, конечно, Россия - это стратегический партнер: естественно лучше быть с Россией в дружбе, чем иметь ее как врага. Вот посмотрите на сегодняшние антироссийские санкции. Кто от них страдает? Мы! Наши фермеры. Вы видели статистику по самоубийствам во Франции. 1 человек каждые два дня! Я не знаю, конечно, насколько верны данные, но в газетах пишут: фермер покончил самоубийством и так далее. Это из-за санкций! Мы поставляли России огромное количество товаров: мясные деликатесы, сыры, вино. Русские-то могут выжить без того, чтобы есть французский сыр, и вы даже научились производить похожий сыр. А кто страдает? Франция!

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх