Остановить ювенальную юстицию в Крыму

  • Остановить ювенальную юстицию в Крыму

Отбирать детей быстро и тихо, без объяснений и разбирательств, без санкции суда - уже норма ювенальной машины в нашей стране

Недавно по социальным сетям разошлось видео, где мальчик просит вернуть его домой к бабушке, с которой он живет всю свою жизнь: 

- По дому скучаешь?

- Да.

- А по бабушке?

- Да.

- По кому больше скучаешь, по маме или по бабушке?

- По бабушке.

- Что для тебя бабушка?

- Королева.

Небольшая семья из двух человек живет в маленькой комнате в коммунальной квартире крымского города Саки. Скромность жилищных условий, малоподвижный образ жизни ребенка, а также его увлечение компьютерными играми – таковы причины отъема мальчика.

«Они там документы какие-то принесли, показали и сказали, что я еду туда на три дня и как бы на обследование. Там мне сказали: на три недели. Потом уже сказали - неизвестно», - говорит Назар.

Сотрудники органов опеки заявляют, что бабушка не справляется с воспитанием ребенка. Его забрали 14 сентября и с тех пор отправляли на реабилитацию из одной больницы в другую. Последние две недели он провел в Симферопольской детской клинической больнице.

«Я почти каждый день езжу, поскольку он сейчас в Симферополе. Мне хочется его поддержать морально, потому что он никогда не был где-то без меня, он привязан, он никогда не отсутствовал. А когда маленький был, так только за ручку со мной ходил все время», - говорит Лариса Петрушанская, бабушка изъятого мальчика.

Назару Петрушанскому 13 лет, его мама оставила бабушке нотариально заверенную доверенность на ребенка и уехала в Москву на заработки. В столице она родила второго, но старшему сыну и пожилой матери помогает, каждый месяц высылает деньги. На первый взгляд, в этой семье может и не все гладко, но точно ничего не угрожает жизни и здоровью ребенка, а ведь только это, согласно Семейному кодексу, может быть причиной изъятия детей из семьи. Вопиющая ситуация дошла до Москвы. Крымские правозащитники обратились за помощью к сенатору Елене Мизулиной.

«Они должны пойти к главе местного самоуправления. Доказать, что ребенка нужно срочно изымать, получить акт об отобрании ребенка и только потом производить действия.  Здесь ничего не было. Буквально шантаж по отношению к бабушке, к матери, потому что органы позволяют угрозы, требуют, чтобы мать добровольно отказалась от ребенка или написала заявление о согласии на помещение ребенка в центр социальной реабилитации. Матери угрожают, что органы опеки этого города свяжутся со своими московскими коллегами, и отнимут у матери и второго маленького ребенка. Это откровенный шантаж», - считает Елена Мизулина.

Сенатор готовит запрос генеральному прокурору России Юрию Чайке с просьбой проверить действия органов опеки. Тем временем у крымских правозащитных организаций возник резонный вопрос: кому может быть выгодна эта история?

«От кухни я уже отказалась. Газом не пользуюсь, печкой тоже. Уже было такое, что иду с кухни, Ирина Григорьевна на меня набрасывается, один раз она меня вообще чуть не убила, еще был Назар маленький. Я шла в комнату, она шваброй хотела бить меня по голове», - говорит бабушка Лариса.

Заявление в органы опеки написали соседи, которые, по одной из версий, могут претендовать на жилплощадь семьи. Также есть подозрения, что в истории может быть замешана и местная администрация. Так или иначе, Генеральной прокуратуре России будет над чем поработать. 9 ноября Назара Петрушанского органы опеки забрали из больницы и перевели в реабилитационный центр, иначе говоря, детский дом города Феодосии.  

Оставить комментарий

Бедность не порок, а прямой путь в демографическую яму И немцам придумали лишний пол