Ошибочные или ненужные: Что нужно знать о валютных прогнозах Минфина

  • Ошибочные или ненужные: Что нужно знать о валютных прогнозах Минфина

Любопытный документ опубликовал российский Минфин — долгосрочный бюджетный прогноз до 2035 года. Все предыдущие попытки подобных предсказаний разваливались уже через три-четыре года. Как-то получится на сей раз?

Хрущев, Горбачев и Силуанов

«Либо ишак, либо падишах» — слова, которые можно выбивать золотыми буквами на стенах кабинетов современных стратегов. Глава министерства финансов, один из самых умных и осторожных чиновников своего поколения Антон Силуанов сейчас в полном расцвете сил. Несмотря на то, что он беспрерывно работает в российском министерстве финансов с 1989 (!) года, ему всего 55 лет. И все же к 2035 году Антон Германович, скорее всего, уже отойдет от дел. Да и вспомнит ли кто-нибудь тогда про прогноз его ведомства?

Стоило бы вспомнить. Ведь на составление этого прогноза были потрачены тысячи человеко-часов работы весьма высокооплачиваемых специалистов. Создается ощущение, что у нас забывают известную пословицу: если власть хочет насмешить русского человека, пусть расскажет ему о своих планах.

Памятное обещание Хрущева о том, что к 1980 году в СССР будет построен коммунизм, было произнесено в конце 1961 года — горизонт планирования 19 лет. В 1980-м мы получили растлившийся социализм с культом «достать, выбить, урвать», со сложной иерархией спецпайков, прав, привилегий и прочей дрянью, не имеющей отношения ни к одной жизнеспособной экономической структуре. Хрущев потерял власть через три года и скончался за девять лет до обозначенного им срока.

Обещание Горбачева к 2000 году предоставить каждой семье отдельную квартиру датируется весной 1986 года — 14 лет. Горбачев успел из генсека стать президентом, но покинул и этот пост за девять лет до наступления обещанного.

Оба, в общем, формально ни в чем не виноваты: вот если бы им дали закончить начатое...

В постсоветское время обещаний стало значительно больше, сроки их исполнения — более сжатыми, так что чиновники не успевали уйти или умереть. Вот простенький пример: в 2007 году нам обещают интернетизацию каждого населенного пункта к 2015 году, в 2018 году принимается программа такой интернетизации. Или, скажем, в 2006 году обещали к тому же 2015-му создать базу на Луне, сейчас прогнозируют 2050 год.

И никакой ответственности. Абсолютно. Российским чиновникам суд за невыполненные обещания не грозит.

Камень в степи

Приступая к прогнозированию или планированию, чаще всего наши ведомства представляют три варианта. Их называют по-разному: или простенько «оптимистичный — реалистичный — пессимистичный», или более хитро «целевой — базовый — консервативный», или еще как-то. Хотя суть одна: богатырь в степи, перед ним три дороги, а на камне написаны последствия развития событий при движении по каждой из них.

Фото: globallookpress.com

Сейчас, однако, Минфин представил лишь один прогноз, ссылаясь на то, что Минэкономразвития подготовило только один сценарий развития российской и мировой экономики. Тут скорее хочется похвалить МЭР за экономность, чем пожурить за лень. Три варианта обходятся казне дороже, чем один.

Итак, согласно документу, за период 2017-2020 гг. средний курс доллара составит 61,9 руб., в 2021-2025 гг. — 66,4 руб., в 2026-2030 гг. — 71,1 руб., а в 2031-2035 гг. — 73,9 руб. Обратите внимание, что первый отрезок равен четырем годам, остальные — пяти. Вспоминать 2016-й с его умопомрачительным январским ралли до более чем 80 руб./$ сейчас как-то не принято — статистику портит. А вот 2017-й удобен: почти весь год — ниже 60 руб./$.

Предупреждая обвинения в государственном пессимизме, специалисты Минфина сообщают, что покупательная способность рубля при этом не изменится, а в его снижении относительно доллара виноват инфляционный дифференциал, проще говоря, более быстрый рост цен в России, чем в США. Почему этот избыточный рост имеет место быть, Минфин не уточняет. Хотя ответ очевиден.

Реальная цена рубля зависит от многих обстоятельств, главные из которых — стоимость энергоресурсов и политика Центробанка. Что касается первого, то Минфин осторожен: в прогнозе он понижает стоимость нашей марки Urals до 52 долларов за баррель в 2026-2030 годах, после чего начинает повышение до 54,9 $/бар. в 2031-2035 годах. Занятно, что к тому моменту никакой Urals, возможно, уже не будет. Даже сейчас то, что мы поставляем под этим названием, далеко от стандарта марки: сернистость смеси поволжских и уральских сортов, к сожалению, растет, и нам надо искать какой-то другой бренд. Чистая светлая нефть добывается теперь главным образом на сибирских месторождениях.

Второе же — политика Центробанка — целиком зависит от крепкой связки научного аппарата «Высшей школы экономики» с одной стороны и министерства финансов — с другой. Вроде бы это разные полюса, либералы и государственники, однако семейные и карьерные связи важнее. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина состоит в счастливом браке с главой ВШЭ Ярославом Кузьминовым и много работала в связках с Силуановым, Улюкаевым, Кудриным.

Эльвира Набиуллина. Фото: globallookpress.com

Интересно, что всего год назад цифры прогноза были другими: после 2025 года по документу 2017 года средняя цена доллара должна была составлять 77,1 руб., после 2030-го — 84,2 руб. Разница существенна. Корректировка плана по ходу исполнения — это хорошо, но предполагается, что Минфин должен на что-то влиять, а не копировать футбольного комментатора, кричащего: «И вот счет становится 3:1 в пользу команды долларов!». Он и влияет, но никакой стратегии в объемах покупки валюты не видно: только тактика, только реакция на сиюминутные события. Рубль упал — прекращаем покупать доллары. Рубль неделю не падал — возобновляем закупки.

Последовательность и уверенность в своих силах выглядят иначе.

Ошибка вице-премьера

Прогнозы России не нужны. Нужны планы. Прогнозировать может и футбольный болельщик, жертва букмекеров. Планировать — только тот, кто может влиять на соответствующие процессы.

Долгосрочный план развития нужен. Очень нужен. Но в условиях встроенности страны в глобальные цепочки, причем не только финансово-производственные, но и в цепочки интриг, недоверия, ненависти, любой план, написанный Россией и для России, заведомо не будет стоить ничего. Вспомните 2013 год: страна восстановилась после кризиса, перед нами радость и благополучие, новый 1913-й, с которым так любили сравнивать большевики. Многие ли даже в высоких кабинетах догадывались тогда про Майдан, Крым, Донбасс, падение цен на нефть, санкции, эмбарго, Сирию, дело Улюкаева? В этом позволительно сомневаться.

Перед тем как составлять многолетние прогнозы, которые будут исправлены уже через год, следовало бы обеспечить хотя бы минимальную независимость страны от внешних воздействий: продовольственную, промышленную, технологическую. До тех пор глас российского Минфина — это всего лишь симуляция бурной деятельности его многочисленных департаментов.

Бюджет 2018 года верстался в конце 2017-го с дефицитом 1,3 трлн рублей. Сейчас, в сентябре 2018-го, речь идет уже о двух триллионах рублей профицита. Конечно, хорошо, когда действительность расходится с ожиданиями в столь приятную сторону. Но ошибка в годичном планировании более чем на три триллиона много говорит о качестве этого планирования. Капризы брокеров, индекс промышленного производства где-нибудь во Вьетнаме, подписание в США разрешения на разработку очередного месторождения, к сожалению, значат для нашего будущего куда больше, чем работа аналитиков родного Минфина.

Может быть, найти этим людям другое применение? В Москве остро не хватает маляров.

Загрузка...

Ссылки по теме:

«Не нефть»: В Минфине нашли объяснение стабилизации рубля на развивающихся рынках

Минфин подготовил план размещения рублевых облигаций до 2021 года

Минфин придумал, как вернуть в Россию миллиарды рублей с помощью золота

Оставить комментарий

С 1 октября наша жизнь изменится. Но не слишком заметно Преподобная Евфросиния Суздальская. Православный календарь на 1 октября
Новости партнёров