сегодня: 18/12
Святой дня
Святитель Гурий Казанский

Олег Мельников: Рабов сейчас в 10 раз больше, чем когда это было законно

Олег Мельников: Рабов сейчас в 10 раз больше, чем когда это было законно

Борцу с работорговлей могут дать пять лет тюрьмы

В Москве допрашивают Олега Мельникова, главу движения "Альтернатива", которое занималось вызволением людей из рабства. Несколько дней назад против Мельникова и его сотрудника Михаила возбудили уголовное дело по статье 322.1 - организация незаконной миграции.

Звучит абсурдно, ведь именно пострадавших от собственной доверчивости или беззащитности Олег и его соратники пытались спасти из трудового рабства в России и за рубежом. В приют-убежище, где жили бывшие трудовые рабы, пока им восстанавливали документы и разыскивали родственников, нагрянули полиция и ФМС и обвинили Мельникова ровно в том, с чем он боролся.

Первая поездка тех людей, из которых затем выросло движение, состоялась в 2011 году, но более-менее постоянная деятельность началась в 2012-м. В России "Альтернативе" удалось освободить 350 человек, за рубежом - порядка 50 человек. Кроме того, "Альтернатива" занималась обменом военнопленных в Донбассе - это еще около 300 человек. Сам Олег ранее участвовал в боевых действиях в Донбассе и сотрудничал с руководством народных республик.

Известность движению принесла борьба с подпольными фабриками в Дагестане, где использовался труд похищенных людей, а также после освобождения среднеазиатов, которых эксплуатировали хозяева продуктового магазина в Москве. В подсобках удерживали в антисанитарных условиях в основном женщин, которых избивали и насиловали, у некоторых несчастных даже родились и выросли в этой подсобке дети.

Вместе с известностью пришли и угрозы. Криминальным структурам, которые привыкли к тотальной безнаказанности, разумеется, не хотелось, чтобы эти отдельные случаи стали системой. Но такая мощная кампания против Мельникова развернулась впервые, рассказал он в интервью "Царьграду".

Завтра Олегу предстоит допрос, с которого он может уже не выйти. Нам удалось дозвониться до него и узнать, что происходит.

- Олег, что происходит прямо сейчас? Вы говорили, что у вас какие-то были проблемы с адвокатами.

-  Ситуация следующая: адвокат пока у нас один, но если все-таки до суда дойдет, то вообще их должно быть два, но пока вот нету. Пользуемся тем, что есть. Завтра в 10 утра мы идем давать показания. Дальше уже неизвестно, что будет. Могут изменить меру пресечения…

-  То есть присутствует угроза ареста?

-  Да, арест. В целом, можно ожидать всего, что угодно.

-  Ваш сайт по борьбе с рабством сейчас заблокирован, перейти на него нельзя из "ВКонтакте" - пугают вирусами. Это хакеры вас взломали? Или что-то другое?

-  Да, дело в том, что после всех этих событий нам сообщили, что там есть вредоносная программа, сейчас временно сайт закрыли. Но это лишь на 2-3 дня, пока у нас админ работает с ним, и я надеюсь, что он восстановится в ближайшее время. Также с "ВКонтакте" сейчас ведем переписку по данному поводу, и, я думаю, они разблокируют нас в ближайшее время.

- А как вы думаете, это была провокация? Странное совпадение, что именно сейчас произошла какая-то атака…

- Это вполне могла быть спланированная заранее атака, я привык верить в лучшее, но, на мой взгляд, все сейчас неслучайно происходит.

- Как вы считаете, в конечном итоге, на что рассчитывают эти силы, которые против вас ведут борьбу? Есть ли какая-то информация, кто может быть в этом заинтересован?

- Количество людей, которые могут быть в этом заинтересованы, очень велико. Тут проще сказать, кто не мог этого сделать, из тех, с кем мы сталкиваемся по поводу своей профессиональной деятельности. Что касается вопроса о том, чего ожидать... Ну, честно говоря, ничего не понятно. Все наши объяснения сотрудникам полиции ничего не дали. Мы обратились как к знакомым депутатам Госдумы, так и к различным общественникам - как-то тоже особенно никто нас не поддержал ни в чем.

- Ранее были подобные попытки вас атаковать, какие-то угрозы поступали?

-  Угрозы поступают периодически, но такой полномасштабной операции против нас не было. Сейчас вам дам небольшой инсайд: по нашей информации, один из комиссаров ОБСЕ написал запрос, письмо по диппочте Бастрыкину в СК, замминистра МВД и Зубову и Федотову, если я не ошибаюсь, по правам человека, о том, что они обеспокоены данной ситуацией. Из российских организаций пока вообще не было ничего.

- То есть не было никакой реакции, попытки защитить вас, помочь с адвокатами и тому подобного?

-  Нам несколько человек звонили, но в итоге адвокаты сказали, что это просто не их профиль, и все.

- Понятно.

- Мы остались со своей проблемой наедине.

- А вы продолжаете как-то еще вести свою деятельность? И если вдруг, не дай Бог, что-то случится, вам изменят меру пресечения, что вообще случится с этим движением?

- К счастью, мы продолжаем работать, еще вчера было освобождено у нас 5 человек в Дагестане, двое из Владивостока, остальные пока неизвестны, аналитическую записку готовят по ним. Соответственно, я надеюсь, что те ребята, кто остался, продолжат эту деятельность. Она, безусловно, усложнится, потому что есть определенный опыт, накопленный годами, и понимание действий в тех или иных ситуациях. Но, наверное, наши действия по освобождению граждан за рубежом придется на это время прекратить, потому что только у меня есть связи с различными зарубежными структурами. А во всем остальном я искренне надеюсь, что мы все-таки продолжим работу.

- А те люди, которые в России освобождены, - это люди из кавказских регионов или из каких-то других тоже?

-  Это по всей стране, в большинстве это, конечно, крупные города. Москва, Петербург…

-  Казалось бы, удивительно? Крупные города, где вся инфраструктура есть правоохранительная, - и такие вещи…

- А удивляться не стоит, потому что количество рабов сейчас, по-моему, в 10 раз больше, чем тогда, когда это было законно.

- Есть какая-то составляющая этническая, специфика в этой проблеме?

- Тут есть определенная этническая составляющая: в большей степени в "нищем бизнесе" молдавские цыгане держат всех остальных в Москве, которые, собственно, и калечат их и заставляют попрошайничать. Напомню,  хрестоматийный случай очень сильный у нас был, когда женщину из Луганска, которая жила в доме для пенсионеров, вывезли в Москву. Она в молодости потеряла зрение, ей сообщили, что она может восстановить зрение по программе в России. Вместо этого, когда привезли ее в Россию, ей просто зашили глаза, и она стояла год у Курского вокзала. Чем больше гноились глаза, тем больше давали денег люди. Как-то так. Это молдавские цыгане.

-  Я часто вижу настоящие "точки" в одном и том же месте конкретных улиц. Сегодня там сидит цыганка якобы с ребенком, завтра стоит бабушка, которая продает якобы цветочки, следом там стоит попрошайка, который ко всем подходит и просит денег. Я, честно говоря, не знаю, как реагировать в таких ситуациях - обычно они еще очень агрессивно отвечают, когда им не даешь денег. То есть к тебе подходит человек: подайте мне… И ты не знаешь, то ли этому человеку требуется помощь, то ли нет… Что вообще делать в такой ситуации, кому жаловаться?

- Данный бизнес делится на две категории - это мошенники и рабы. Ни тем, ни другим денег давать не стоит. Что касается людей, которые там стоят, если вдруг вы условно видите, что человек находится в плачевной ситуации, и, действительно, вы хотите как-то ему помочь, вы можете нам сообщить. Наш волонтер приедет и опросит данного человека. Мы также разработали схему, несколько лет ее отрабатывали, какие вопросы задавать "на месте".

В среднем локация на четырех человек стоит около 100 тысяч рублей.

- Это как бы арендуется, как машиноместо какое-то, да?

- Нет, эта точка стоит в плане того, что местным участковым платят за нее определенную сумму в 100 тысяч рублей. Самые дорогие точки у нас - около Таганской, храм Святой Матроны - там порядка 150 тысяч рублей стоит точка на четырех человек, там есть смотрящий за этой точкой, который собирает эти деньги. А в среднем один такой попрошайка приносит от 10 до 15 тысяч в день.

- Это касается именно рабов, которые там не по своей воле стоят?

- И мошенников, и рабов - одинаково. У нас накопилось достаточно много историй попрошаек, которых привезли и заставляли. В основном это люди с Украины, но встречаются и из российской глубинки. И, как наша практика показала, те, кто дает деньги, как правило, гораздо беднее, чем те, кто собирает эти деньги.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх
Закрыть
В прямом эфире: "Пронько. Экономика": обрушение промпроизводства: дальше – рецессия