Общественники против "Идеального мужа": Где проходит граница допустимости самовыражения

  • Общественники против Идеального мужа: Где проходит граница допустимости самовыражения

Православные активисты намерены разбудить самоцензуру в авторах таких спектаклей, как идущий в МХТ "Идеальный муж". И заставить этих авторов платить за оскорбление сограждан, на деньги которых те над ними же и насмехаются

Под крышей прославленного детища Станиславского и Немировича-Данченко - Московского художественного театра им. Чехова - в последние годы происходит что-то странное. Под потолком устанавливают распятие, на котором в характерной позе висит женщина с голой грудью и в упряжи для БДСМ-игрищ, по сцене скачут дядечки в женской одежде и кокетливых париках, с подмостков в сторону зрителя звучит непринужденный матерок. Скандал превалирует над смыслом, эпатаж - над моралью.

Говорят, подобный подход, привлечение в МХТ таких одиозных постановщиков, как Серебренников и Богомолов, в свое время позволил поднять упавшую было посещаемость театра аж на 55%, теперь билеты туда не достать. Осталось только начать убивать на сцене животных на глазах у почтеннейшей публики, глядишь, и входные билеты в этот паноптикум будут разбирать на год вперед. Что поделать, любит массовый зритель, чтобы было больше перца и сала, барахтаться в грязи гораздо увлекательнее, чем врачевать застарелые язвы.

Форменный балаган

Комедия вышеупомянутого Константина Богомолова "Идеальный муж" идет в МХТ уже пятый год. И все упомянутые "причуды" в ней наличествуют, да и не только. Есть там и православный священник - педофил, и стриптиз, ладно хоть женский, и почетные похороны двух самоубившихся педерастов, накрытых, словно они были героями, до последних секунд дравшимися с террористами в песках Сирии, российским триколором. И вычурный шансонье в камзоле а ля Стас Михайлов, словно вызов обществу, мол, смотрите, какая у вас культурка насаждается, какие персонажи с кремлевской сцены блатняк в массы выдают.

Спектакль "Идеальный муж". Фото: www.globallookpress.com

Про последнее можно сказать отдельно - подобные аляпистые, но понятные невзыскательному вкусу простых людей персонажи существуют в каждой стране, в каждой культуре. Например, в светоче демократии США, то - исполнители кантри, милые сердцу всякого реднека, на Балканах - бронзоволицые исполнители турбо-фолка, зачастую цыганских кровей. Что поделать, простому человеку некогда врубаться в "политональные наложения Бриттена", он пашет от зари до зари и платит налоги, на которые и существуют в нашем государстве всевозможные театрики, большие и малые.

Казалось бы, хотя бы в благодарность за это мастера высокого штиля могли бы не показывать людям со сцены козу, а деликтно намекнуть, что ни Стасом Михайловым, собственно, единым... Но мастера любят исключительно себя в искусстве, собственные девиации и комплексы, сублимируя оные в аудиторию. Им так легче, но зритель-то тут при чем?

Впрочем, зрителя уже приучили к тому, что поэт в России больше, чем поэт. Посему, когда ему плюют в лицо, он счастливо утирается, говорит спасибо и втайне думает, что все аллюзии маэстро - это не про меня, а про соседа. Еще бы, ведь на сцене ломают комедию такие любимцы публики, как Алексей Кравченко в роли министра-педераста, Дарья Мороз, сверкающая обнаженным бюстом, Александр Семчев в женском платье, а еще Сергей Чонишвили, Максим Матвеев. Такие плохого уж не покажут.

Утерлись не все

Да и про самого постановщика Богомолова что скажешь плохого? В прошлом замордованный кровавым режимом белоленточный активист, ныне, судя по публичным выступлениям - "профессиональный борец с РПЦ". Да и отец его, кинокритик Юрий Богомолов, человек исключительно порядочный, один из подписантов письма деятелей всевозможных искусств РФ в поддержку украинского Майдана, мол, призывайте, братья, Бандеру, жгите и рвите этих ватников, вся прогрессивная российская общественность с вами! И те, кстати, услышали, похоже...

Спектакль "Идеальный муж". Фото: www.globallookpress.com

В этот раз московскому зрителю предлагается полюбоваться попом-педофилом, полуголой женщиной на кресте, матерящимся шансонье и министром-гомосексуалистом аккурат в Страстную Пятницу. Как говорится, после победы Майдана война с ненавистными церковниками в полном разгаре.

Однако, вот удивительно, не все в России считают, что поэт в нашей стране - это что-то большее, чем человек, зарабатывающий на жизнь складыванием рифм. И далеко не все уверены, что плевать в лицо русскому зрителю, который тебя и содержит, это правильно. А также убеждены, что использовать театр как некий огромный ватерклозет, раз за разом облегчаясь в его пространство от собственных страстишек и несовершенств, неправильно. Гораздо правильнее же вспомнить о сверхзадачах традиционного русского театра, для чего в свое время и задумывался МХТ - делать людей лучше и чище.

Потому-то группа православных общественников решила напомнить культурным деятелям об их предназначении и роли в обществе, подав в суд на автора спектакля "Идеальный муж" Константина Богомолова. Авторы иска к происходящему подошли серьезно и основательно: растление человеческих душ - это вам не шутка. И вооружились экспертизой, составленной профессиональным юристом и искуствоведом Татьяной Троицкой.

Главный герой – "звезда шансона и киллер нетрадиционной ориентации" Лорд "на седьмой день "завел" мальчика" (взял его из приюта) и потом "7 дней болел", - пишет эксперт, анализируя мхатовский шедевр. - Безусловно, число семь избрано не случайно и факт обретения Лордом сына пародирует семь дней Творения Мира Богом, в течение которых Бог создал из праха земного человека и сделал его душой живою... По замыслу режиссера, Лорд подобно Богу, создает своего человека, сына, и так же дает ему неограниченные возможности строить жизнь, как тому понравится, только наделяет его при этом сугубо материальными благами.

А также проповедует ему свое отношение к жизни, в том числе, по вопросу отношений между мужчиной и женщиной, про которые мальчик замечает, что они входят в противоречие с заповедями, которым его обучал во время пребывания в приюте православный священник. В более глубоком смысле, обретение Лордом сына происходит также, как в Священной истории, непорочно, без плотского общения с женщиной. Только в данном случае это объясняется не аскезой, а нетрадиционной ориентацией".

Обыкновенный сатанизм?

А вот еще один любопытный момент, подмеченный экспертом, на который не всякий зритель обратит внимание. Точнее, человек почувствует, что что-то неладно, но сути может не понять. Та и не осознав, где запачкался, откуда тянет смрадом:

"Лорд совершает странный обряд со своим сыном, обмениваясь с ним своей кровью со словами "Кровь Твоя – Моя Кровь". Это событие обретает, безусловно, ритуальную окрашенность и, учитывая отмеченную уже нами выше параллель между образом Лорда и образом Бога, которого он пародирует как его абсолютную антитезу, данная мистерия с кровью становится кощунственной пародией на таинство евхаристии и воспринимается как некая "черная месса".

Опять же, само по себе действо не столь явно сюжетно мотивировано, чтобы его введение в общую канву спектакля было объяснено и обусловлено чем-то иным, нежели желанием кощунственно спародировать Таинство Таинств, Сердце Церкви, через которое человек становится един с Богом. В данном случае Лорду понадобилось установить некую мистическую, явной неземной природы, связь со своим новообретенным сыном, которая вовсе не необходима человеку в его реальной земной повседневной жизни. Когда верующий человек становится зрителем подобной сцены, он содрагается внутренне, так как его невольно делают созерцателем, сопричастным некоего диавольского ритуала".

Спектакль "Идеальный муж". Фото: www.globallookpress.com

Дальше - больше:

"И Мефистофеля, и православного священника играет один и тот же артист, в одном и том же облачении. Причем и когда он предстает в образе православного батюшки, и в образе беса, он держит в руках одну и ту же книгу в черном переплете, которую зритель всю первую часть спектакля, пока он видит священника, устойчиво ассоциирует с Библией. И вдруг этой же самой книгой убивают муху на лбу у Дориана Грея....Более того, в обоих ипостасях, и у беса, и у священника при себе имеется большой наперсный крест, который в сцене заключения договора между Мефистофелем и Дорианом (Фаустом) превращается в штопор для открытия бутылки вина и последующего совместного, опять же ритуального, распития его в честь заключения сделки двумя ее сторонами.

Это ритуал также, как и описанные ранее манипуляции с кровью, является кощунственной пародией на Таинство Евхаристии, так как вино является устойчивым символом крови Христовой. И его отпитие выступает как приобщение Тайн Христовых. В данной же сцене оно служит прямо противоположным целям и используется прямо противоположным героем. Использование же креста в качестве штопора является безусловным откровенным символом глумления над Распятием, над гибелью Спасителя на Кресте, становится зрительной метафорой причинения ему боли и страдания. Крестом пускают кровь - открытая бутылка становится аллюзией на крестные страдания, на то, как Христос истекал кровью из ран, будучи прибитым гвоздями к дереву".

Как видим, профессиональный "борец с РПЦ" в своих творческих поисках заходит настолько далеко, что превращается в отъявленного чернокнижника и оккультиста. Таких на исторической Руси били кнутами на площадях. В демократической же РФ, чьи лидеры любят осенять себя крестным знамением перед телекамерами, рассуждая о многонациональном российком народе, православные общественники просят мастера кисти просто подкорректировать собственное творчество. Дабы его личный ад его личным адом бы и оставался.

Не запретить, а научить уважению

Денис Тимофеев о том, что хотят православные активисты от режиссера Богомолова

"Я против цензуры, я не хочу запрета спектакля, но я хочу призвать к разуму и внутреннему цензору в данном случае господина Богомолова, - рассказал "Царьграду" податель иска православный общественник Денис Тимофеев. - Можно же подредактировать спорные сцены, выразить мысль другим способом. Более того, если господин Богомолов использует библейский сюжет, то достаточно его просто грамотно преподнести, тогда и скандалов не будет. И в театре, и в кино действительно будут появляться не скандальные, а по-настоящему гениальные вещи. У меня иск на миллион рублей. Часть денег я хочу отправить на восстановление храма, а часть - именно на развитие общественного движения противодействия экстремизму. Мы против запретов и за разумный диалог и разумный подход в творчестве".

Тем не менее, Пресненский районный суд в удовлетворении иска общественникам отказал. Что понятно: с одной стороны, адвокат Богомолова представила дело так, что права на спектакль принадлежат не ему, а МХТ, стало быть, какой спрос с постановщика? С другой стороны, все творческие порывы борца с кровавым режимом воплощаются на средства того же кроваворежимного Минкульта. Казалось бы, звучит абсурдно, но в нашей гротескной жизни возможно буквально все. Посему и не всякий представитель судебной системы пойдет против системы государственной. Но общественники сдаваться не намерены, и готовят апелляцию в Московский городской суд.

Нужно каким-то образом наводить порядок, дабы не допускать, с одной стороны, нарочитого оскорбления чувств людей, а с другой стороны, дабы не допускать каких-то встречных выходок, - убежден представитель истца адвокат Александр Корелов. - Если так называемые деятели искусства считают возможным для себя провоцировать зрителя, то, безусловно, зритель имеет право отвечать на эту провокацию. Так вот, эти иски – это как раз и есть попытка привести ответную реакцию зрителей в цивилизованное правовое русло. К сожалению, мы вынуждены констатировать, что суды первой инстанции, безусловно, не будут выносить решения в пользу зрителей".

Александр Корелов о том, почему судебная система РФ не преследует кощунственные постановки

По словам адвоката, причин для этого несколько: "Во-первых, у нас не сформирована в достаточной степени правовая база. Во-вторых, все-таки вопрос очень серьезный, вопрос касается Министерства культуры, и весьма значимых учреждений культуры, таких, как Московский художественный академический театр, который пока еще имеет авторитет среди зрителей. А я говорю пока, потому что постановки типа "Идеального мужа", безусловно, репутацию театра низводят на нулевой уровень. Поэтому, в принципе, это просто-напросто попытка наработать судебную практику, наработать банк судебных решений, как положительных, так и отрицательных для того, чтобы выработать общепринятые подходы, чтобы бороться с такими псевдопроизведениями искусства".

Действительно, в последнее время мы довольно мало слышим имен и произведений в отечественом театре, кино и музыке, о которых хочется говорить, обсуждать, которыми можно восторгаться, над которыми хочется думать. Зато матерщина, телесный низ и богохульщина пошли кучно, причем под соусом свободолюбия и борьбы за все хорошее против всего плохого. Посему все-таки следует напомнить этим товарищам, забравшимся на башню из слоновой кости, что они не больше чиновников и священников, военных и врачей, рабочих и дворников, офисных хипстеров и продавцов в гипермаркетах. Все, в итоге, будут там. Никто свою славу в гроб с собой не заберет. И там будет отвечать за все свои стратстишки и грешки. Посему не следует заражать окружающее пространство собственными нечистотами. Нужно начать чиститься, самому, прямо сейчас.

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту

Загрузка...
Ссылки по теме:

Пятьдесят оттенков Мединского

Триста трансгендеров

Как в кино: Скорняк-татарин спас СССР и женился на американской красавице

Оставить комментарий

Русский спорт без "Челси" и UFC Книга "Восьмой дан Владимира Путина": Наука, политика, искусство
Новости партнёров