«Люди, события, факты» - вы делаете те новости, которые происходят вокруг нас. А мы о них говорим. Это рубрика о самых актуальных событиях. Интересные сюжеты и горячие репортажи, нескучные интервью и яркие мнения.
События внутренней, внешней и международной политики, политические интриги и тайны, невидимые рычаги принятия публичных решений, закулисье переговоров, аналитика по произошедшим событиям и прогнозы на ближайшее будущее и перспективные тенденции, публичные лица мировой политики и их "серые кардиналы", заговоры против России и разоблачения отечественной "пятой колонны" – всё это и многое вы найдёте в материалах отдела политики Царьграда.
Идеологический отдел Царьграда – это фабрика русских смыслов. Мы не раскрываем подковёрные интриги, не "изобретаем велосипеды" и не "открываем Америку". Мы возвращаем утраченные смыслы очевидным вещам. Россия – великая православная держава с тысячелетней историей. Русская Церковь – основа нашей государственности и культуры. Москва – Третий Рим. Русский – тот, кто искренне любит Россию, её историю и культуру. Семья – союз мужчины и женщины. И их дети. Желательно, много детей. Народосбережение – ключевая задача государства. Задача, которую невозможно решить без внятной идеологии.
Расследования Царьграда – плод совместной работы группы аналитиков и экспертов. Мы вскрываем механизм работы олигархических корпораций, анатомию подготовки цветных революций, структуру преступных этнических группировок. Мы обнажаем неприглядные факты и показываем опасные тенденции, не даём покоя прокуратуре и следственным органам, губернаторам и "авторитетам". Мы защищаем Россию не просто словом, а свидетельствами и документами.
Экономический отдел телеканала «Царьград» является единственным среди всех крупных СМИ, который отвергает либерально-монетаристские принципы. Мы являемся противниками встраивания России в глобалисткую систему мироустройства, выступаем за экономический суверенитет и независимость нашего государства.
Новый 37-й: нужны ли репрессии против взяточников?
Фото: Alexstr / Shutterstock
Политика

Новый 37-й: нужны ли репрессии против взяточников?

Отчёт Генеральной прокуратуры гласит: за полгода в России совершено 24 с лишним тысячи коррупционных преступлений. Это антирекорд, и похоже, что он вскоре будет побит. Силовики сажают тысячи взяточников, но меньше преступников не становится.

В сборнике российской Генпрокуратуры "О состоянии преступности в России за январь – июль 2021 года" констатируется страшный факт: зафиксировано максимальное за восемь лет количество преступлений коррупционной направленности – 24,5 тысячи преступлений. Примерно половина от этого количества – 12,1 тысячи преступлений – "приходится на факты взяточничества". При этом взяток выявлено на 27% больше, чем в прошлом году.

Самое печальное в том, что огромная часть выявленных взяток – очень мелкие. Треть известных преступлений – получение кем-то на лапу до 10 тысяч рублей.

"Командир, договоримся!" – и другие приметы бедности

С точки зрения социологии, это катастрофа: известно, что если статистика показывает рост величины средней взятки, то общее количество взяток снижается. Именно поэтому, как ни странно это звучит с точки зрения непрофессионала, миллиарды наличных, найденные у какого-нибудь полковника Захарченко, были хорошим сигналом – коррупция в России очевидно шла на спад. А вот мелкая взятка страшна для общества именно тем, что она мелкая – а значит, массовая.

Знаменитый социолог Симон Кордонский, изучающий коррупцию в России уже несколько десятилетий, так объясняет её природу в своих публичных лекциях:

Возникает административный рынок, на котором торгуется распределяемый ресурс. Условием торга является доля, "отстёгиваемая" тому, кто распределяет. Эта доля и называется "нормой отката". Она меняется в зависимости от интенсивности репрессий. Чем интенсивнее репрессии за неправильное распределение – тем меньше норма отката. В сталинские времена репрессии были жёсткими, и норма отката, как говорят, не превышала 10%. Сейчас репрессии ситуативно-демонстративные, и норма отката доходит до 70% (поэтому экономика стагнирует).

Стагнация экономики – это и причина, и следствие роста коррупции. Никакого парадокса тут нет (парадокс в нашей статье будет ниже), пока всё просто: чем общество беднее, тем оно перед коррупцией беззащитнее. Вспомните лихие 90-е. Без взятки не обходилось ни одно общение водителя с остановившим его инспектором ГАИ, ни одно посещение простым (или даже не простым) человеком присутственного места. Без взятки казалось невозможным получить помощь от нужного врача. Без взятки не обходилось почти никакое важное действие, бизнесмен вы, наёмный работник, учёный или даже будь вы сами чиновник или полицейский. Исключения бывали, но лишь подтверждали невесёлое правило.

Когда это закончилось? В нулевые годы XXI века, по мере экономического роста. Пик успеха прошёл совсем недавно. Автор этих строк в 2014-2015 годах неоднократно слышал в Крыму, который только что вернулся в родную гавань: "Слушай, мы до сих пор не можем поверить, что в России взяток не берут. Даже в ГАИ". И так оно на самом деле и было… Но постепенно ситуация стала ухудшаться. Конечно, не до сверхнизкого украинского уровня, но тенденция неприятная. Мягко говоря, неприятная.

Государство сделало многое для наведения порядка, но порядок не удалось бы навести, если бы мы по-прежнему были так бедны, как в предыдущее десятилетие. Не дают взяток люди, у которых есть возможность проявить чувство собственного достоинства. Увы, эта возможность редко не идёт рука об руку с зажиточностью. Бедный человек беззащитен перед произволом, а чтобы не исполнять неудобных правил, склонен заплатить посильную мзду. Зажиточный человек охотнее подчиняется существующим в обществе понятным ему правилам, понимая, что, в конечном счёте, для него это выгоднее.

То же справедливо в отношении мелкого чиновника или полицейского – он начинает брать мелкие взятки, когда его официальные доходы не обеспечивают уровень жизни, на который он, так сказать, по должности мог бы рассчитывать.

Это не оправдание, но объяснение: если люди живут сегодня чуть беднее, чем вчера, они чуть меньше, чем вчера, готовы следовать правилам. Если снижение реальных доходов населения продолжается несколько лет подряд, мелкие чиновники начинают получать мелкие "дары признательного труженика". И массово садиться в тюрьму.

Им не страшно? Ничуть

Это очень просто: "выявленное коррупционное преступление" – не только факт, но и виновный, который осуждён или будет осуждён. В ряде случаев виновный не один. Грубо говоря, 24,5 тысячи преступлений – это 30 тысяч осуждённых. В случае взяток – с неизбежностью на реальные сроки, в случае с другими коррупционными преступлениями, возможно, условно.

30 тысяч осуждённых за полгода. Очевидно, что за следующие полгода будет зафиксировано не меньше (если не больше) коррупционных преступлений, и столь же очевидно, что в этих преступлениях обнаружится не меньшее количество фигурантов. Таким образом, только 2021 рекордный год даст примерно 60 тысяч осуждённых по коррупционным статьям.

В последнее время (на самом деле уже несколько лет подряд) некоторые чиновники и силовики, арестованные по коррупционным статьям, в своих публичных комментариях вспоминают 37-й год. Кажется, первым, кто высказался таким образом, был экс-глава Федеральной службы исполнения наказаний Александр Реймер, сказавший про 37-й ещё до суда. Впрочем, приоритет тут не важен: слишком многие говорили то же самое. Конечно, сегодня не идёт речь о "сталинских методах ведения следствия". Но если трезво взглянуть на масштабы, аналогия может показаться уместной.

Особенно уместной она кажется, если прислушаться к общественному мнению, которое склонно к обобщениям типа "все они там такие" и "всех бы их пересажать".

Всех не всех, но пересажать удалось уже очень многих: не менее семи губернаторов в разное время получили реальные сроки, примерно столько же находится под следствием. Вице-губернаторов, в разное время осуждённых по коррупционным статьям, считать уже бессмысленно – счёт давно идёт на десятки. Региональных министров – едва ли не на сотни. Чиновников мельче рангом (см. отчёт Генпрокуратуры) – на тысячи. Но чиновники по-прежнему попадаются на стремлении набить себе карман – и в каждом случае до последнего уверены, что находятся в безопасности. Им не страшно. Парадоксальным образом, такова атмосфера в обществе.

У сограждан нет ощущения, что коррупцию искореняют. Скорее, общественному мнению кажется, что все чиновники по-прежнему берут взятки, и конца этому не видно. Казалось бы, профессия чиновника уже стала просто опасной – но опасность не становится преградой для коррупции.

Если так пойдёт и дальше, печальный рекорд первой половины 2021 года будет побит не позднее, чем годом позже, – а минимальная сумма взятки станет ещё меньше, то есть взяток на самом деле станет больше. Что же нам со всем этим делать и можно ли сделать хоть что-то?

Что с того?

Самое главное, что следует понять: не работают ни простые, ни заимствованные где-то в готовом виде рецепты. Ни массовые посадки (хотя продолжать борьбу с коррупцией силами правоохранительных органов необходимо), ни пресловутая "прозрачность".

Последняя – в чистом виде западный лукавый рецепт. На Западе уже очень давно думают, что знают секрет борьбы с коррупцией. Секрет этот позволяет находиться на первых местах в разнообразных антикоррупционных рейтингах. О том, как там обстоят дела на самом деле, очень точно сказал основатель Царьграда Константин Малофеев в интервью на Петербургском экономическом форуме:

Мы видим, как в США, самой коррумпированной стране в мире, коррупция даже узаконена – это называется лоббизм. И там напрямую коррупционеры ходят с утра до вечера по коридорам власти. Ходят представители ВПК, кошмарят, что Россия завтра нападёт, поэтому дайте больше денег нам. И уже получают там больше 700 миллиардов долларов. Ходит НАСА, угрожая падением астероида, и финансирует голливудские фильмы об этом, чтоб НАСА дали больше денег. Это всё лоббизм. И это узаконенная коррупция.

Превращать государство в прислужника толстосумов, тех, кто может заплатить за выгодное ему одному, но не обществу решение, пусть даже и легально, – явно неприемлемый для русских путь. Но что же остаётся?

Как не раз отмечал основатель Царьграда, чиновники должны понять, что их дело не заработок, но служение. Отбор на государственную службу – вот важнейшая часть решения коррупционной проблемы. На местах, где принимаются решения, важные для государства и народа, должны находиться лучшие. Верующие. Готовые к самоотречению.

Разумеется, при этом их доходы должны быть таковы, чтобы исключить соблазн хотя бы мелких взяток – при том что соблазн большой наживы сумеет одолеть нравственное чувство.

Но и это лишь часть решения. Вторая важнейшая часть – сами граждане, помимо возмущения коррупционерами, должны в большинстве своём отказаться от готовности давать взятки. Да, проехав на красный свет перекрёсток, где нет видеокамеры, тоже не давать инспектору "красненькую". И за загранпаспорт без очереди – не давать ни в коем случае. Даже если он нужен позарез, а ждать приёма законным порядком придётся слишком долго. И за работника, столь необходимого в хозяйстве, но просрочившего патент, – не давать на лапу. И ни в каком другом случае тоже. Много взяточников – это ведь только тогда возможно, когда много взяткодателей, самих себя не считающих преступниками и оправдывающих себя. С этим и нужно справиться.

Тогда, глядишь, в недалёком будущем Генпрокуратура расскажет, что минимальные суммы взяток вновь пошли вверх, а количество преступлений – вниз. А без этого вряд ли. 

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Жертвоприношения подземного короля: Олигархи готовили к смерти шахтёров "Листвяжной" Ни денег, ни квартиры. Мошенники лишают жилья в одночасье Нужна сакральная жертва: пули из МФЦ срикошетили в Шукшину