сегодня: 21/09
Святой дня
Рождество Пресвятой Богородицы

Николай Сербский о Святой Руси

Николай Сербский о Святой Руси

В "Жатвах Господних" Николай Сербский очень точно и лаконично описывает рождение и первые шаги Святой Руси, показывая, что она - не результат случайного стечения событий и обстоятельств мировой истории, а "проект", задуманный Богом. Об этом, исследуя труды святителя, пишет доктор экономических наук, ученый, писатель-публицист Валентин Катасонов

Святитель Николай Сербский любил Россию и хорошо ее знал. В 1910 году иеромонах Николай приехал в Россию, где проходил обучение в Санкт-Петербургской Духовной Академии. Он посещал православные святыни Русской земли, и во время этого путешествия обретает ту любовь к России и русскому народу, которая сопровождала всю его дальнейшую жизнь. В своих проповедях и работах он постоянно вспоминал преподобного Сергия Радонежского, преподобного Серафима Саровского, равноапостольного князя Владимира и других русских святых. У него было тесное очное и заочное (по переписке) общение со многими русскими, которые после революции 1917 года оказались на чужбине. Крупными и выразительными мазками святитель Николай Сербский умел передать самое главное из жизни и истории России. В качестве примера можно привести работу святителя "Жатвы Господни", о которой я уже писал.

В "Жатвах Господних" Николай Сербский очень точно и лаконично описывает рождение и первые шаги Святой Руси, показывая, что она - не результат случайного стечения событий и обстоятельств мировой истории, а "проект", задуманный Богом:

"И так случилось, что когда положение христианства в конце первого тысячелетия пошатнулось, с одной стороны, из-за нестроений между самими христианскими народами, а с другой - из-за беспощадного меча Магомета, вдруг появилось неслыханное "сокровище Христово". Этим сокровищем стала Скифия - новая нива Господня с новыми жатвами. Для Православия Скифия была важнее, чем Америка для западного христианства".

Скифия (греч. Σκυθία) - в представлении античной географии область расселения группы народов, объединённых под названием скифов. Это собирательное название группы ираноязычных кочевых и полукочевых племён 1-го тысячелетия до н. э. - первых веков нашей эры в античных источниках. О Скифии писали такие географы и историки древности как Геродот, Плиний, Страбон, Клавдий Птолемей и другие. Точных границ обитания скифов установить невозможно, но в работах древних авторов упоминаются такие географические объекты как Азовское и Черное моря, реки Волга, Дон, Днепр и т.д. В самом общем виде естественными границами Скифии определяют Северный Ледовитый океан, Уральские горы, Каспийское море, Кавказские горы.

Как бы там ни было, но русские всегда чувствовали себя потомками скифов. Об этом выразительно сказал русский поэт Александр Блок (1880-1921) в своем стихотворении "Скифы" (1918 год): 

Мильоны - вас. Нас - тьмы, и тьмы, и тьмы.

Попробуйте, сразитесь с нами!

Да, скифы - мы! Да, азиаты - мы,

С раскосыми и жадными очами! 

И вот чудо: дикая, необузданная Скифия превращается в Святую Русь! Преображение подобное тому, которое произошло в горе Фавор во времена земного служения Иисуса Христа (Мф. 17:1-6, Мк. 9:1-8, Лк. 9:28-36). Об этом чуде преображения писали многие русские. Например, находившийся в эмиграции архимандрит Константин Зайцев (1886-1975), оставивший нам прекрасную книгу, которая так и называется: "Чудо русской истории".

Но из тех, кто родился и жил вне России, наверное, лучше святителя Николая Сербского сути этого чуда не понимал. История святой Руси, как отмечает святитель, писалась с "чистого листа". У скифов не было такого "тяжелого наследия", какое имели древние греки или римляне с их изощренной философией, укорененным язычеством, утонченной культурой. В свое время Господь выбрал диких и необузданных евреев в качестве народа, которому поручил Свою миссию на Земле. Теперь он сделал еще один похожий выбор, возложив Свою миссию на диких скифов. Христианство на Руси не насаждалось (как нас в этом пытаются убедить некоторые недруги России), оно было полудикими скифами-славянами воспринято с радостью и легко:    

"Се, как легко на Руси принялось христианство! Легко, как нигде. Без мученичества, так чисто! Как серебро, семь раз в огне переплавленное, в семи ситах Вселенских соборов просеянное. Счастье, что на таком огромном пространстве не было прежде насаждено иной культуры: ни римской или греческой, ни персидской или индийской: ничего закосневшего, все подвижно, все гибко. Существовала только культура народного рукоделия, семьи и племенного строя. Новая вера не разрушила ничего того, о чем бы скорбел народ. Побила она глиняных и деревянных идолов, вот и все. Там не было роскошных храмов, подобных храмам Минервы или Дианы, Осириса или Юпитера, не было пагод или пирамид, не было мраморных или золотых статуй, не было ничего того, чем архитекторы, скульпторы и золотых дел мастера опозорили себя, прославляя своими руками ложных богов из народных мифов (ср Иер. 10:14). Все там было из глины и земли, все бесхитростно и временно. А жители были простыми земледельцами и плотниками, без истории, без мировой известности, без письменности, словно потерянное стадо без пастыря и без пастбища духовного".

Вскользь отмечу, что в Европе христианство возникло на почве уже "откристаллизовавшегося" язычества. И это через некоторое время проявилось в том, что там очень рано стали появляться разные ереси. Отягощенность европейцев таким наследием как философия Платона, Аристотеля и других греческих мудрецов сослужила недобрую службу христианству Западной Европы. Целый ряд историков Церкви и богословов называют это "культурно-философское наследие" важной причиной того, что истинное христианство стало мутировать в такую форму, которая позднее получила название католицизм. В 1054 году имела место Великая Схизма, в результате которой западная "сухая ветвь" отпала от Церкви.

На примере князя Владимира, как отмечает святитель Николай Сербский, Господь показал, как христианство может преображать человека. Причем не простого человека, а человека, облеченного властью и имеющего весьма греховное прошлое:

"Да еще избрал Господь человека нравственно падшего, грешного, ненасытного в земных наслаждениях, словно животное, языческого князя Владимира, чтобы его руками воздвигнуть крест на сей новой великой ниве Своей. О, как непостижима мудрость Божия! Вот, такого человека, а не чистого и святого апостола Андрея,  избрал Промысл Божий Своим орудием, чтобы русский народ увидел новое чудо обращения воды в вино, грешника в праведника. Чтобы увидел народ своего правителя, который еще вчера в полной мере разделял с народом своим языческим все пороки и суеверия, а ныне с помощью новой веры преобразился в святителя быстрей, чем гусеница в бабочку".

Увы, этого преображения князя не могли (и не могут понять) многие современные "интеллектуалы", которые любят приводить примеры греховной жизни святого в первый период его жизни. Помню, как московская интеллигенция протестовала против возведения памятника святому равноапостольному князю в Москве, аргументируя свои протесты ссылками на разные исторические документы. Им не понять того чуда, которое произошло на Голгофе, когда один из разбойников, распятых рядом с Христом, покаялся и оказался первым обитателем Царства Божия. Слава Богу, сегодня памятник князю Владимиру Святославовичу уже стоит в Москве (на Боровицкой площади, открыт 4 ноября 2016 года).

Святитель Николай Сербский подчеркивает, что князь Владимир  удостоился звания не только "святого", но также "равноапостольного". И его заслуги ничуть не меньше, чем любого из двенадцати апостолов, "ибо он обратил к Христу больше последователей, чем любой из апостолов за всю свою жизнь".

Святитель продолжает: "С тех пор, с начала второго тысячелетия, наступила новая жатва Господня. Поколения за поколением приходили, вняв призыву на брачный пир Царя, и откликались на него с радостью, непрестанно на протяжении двух столетий".

История русского народа очень похожа на историю народа еврейского. Сколько раз евреи уклонялись от выполнения возложенной на них Богом миссии, сколько раз они уходили от единобожия в язычество, сколько раз их вожди впадали в смертные грехи. И каждый раз Бог наказывал евреев и их вождей. Через два с небольшим века после крещения Руси Бог попустил татаро-монгольское иго для вразумления русского народа.

"Но когда жатва Господня стала уменьшаться из-за грехов и тщеславия русских князей, из-за властолюбия и братоубийства, попустил Господь ураган над Русью, чтобы отрезвить ее, чтобы стряхнуть пыль с пшеницы Своей и отобрать чистые зерна. Ураганом тем стали татары, которые продержали Русь под игом долгих 200 лет и истязали русский народ".

Урок, преподанный русскому народу, дал хорошие плоды: во-первых, вразумил его, укрепил его веру, что стало основой мощного централизованного московского царства; во-вторых, дал хорошую жатву в виде мучеников, положивших свой живот в борьбе с игом и пополнивших Господни Житницы:

"И возопили русские ко Господу, как некогда Израиль во времена Гедеоновы, и сжалился Господь и даровал Руси свободу и мир после Куликовской битвы, победу в которой одержал благоверный князь Дмитрий Донской с благословения преподобного Сергия Радонежского. Период ига татарского принес хорошую жатву Господу - праведников, исповедников, страдальцев и множество мучеников. Да и воинов, ибо в Куликовской битве, по свидетельству летописцев, полегло 50 тысяч православных ратников".

История устроена Богом очень мудро: освобождение Руси от татаро-монгольского ига произошло именно тогда, когда предыдущая "нива Господня" в виде Византии закончила свое существование, пав под ударами османских завоевателей:    

"А когда Русь освободилась от татар, в турецкое рабство попали Балканские славяне, болгары и сербы, а с ними и греки, румыны и албанцы. Длилось это рабство пятьсот лет, и чтобы горе христиан стало горше, попустил Господь, чтобы на Святой Софии, побудившей русских ко крещению, свергли крест и водрузили полумесяц".

Итак, Россия перехватила эстафету у Византии после того, как в 1453 году под ударами османов пал Константинополь. А что было в России? Она после победы в 1380 году на поле Куликовом под предводительством князя Дмитрия Донского постепенно стала освобождаться от ига Орды. Но и тут были искушения и испытания. Процесс собирания русских земель вокруг Москвы затормозился из-за междоусобных войн князей в первой половине XV века. Она чудесным образом завершилась в середине XV века. Великий князь Иоанн (Иван) Васильевич III (1462-1505) приступил к окончательной централизации русского государства. Сложились и духовные, и политические условия для того, чтобы Москва могла заявить о себе как о Третьем Риме. Старец Филофей в начале XVI века провозгласил знаменитую формулу: "Два убо Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти". Была открыта новая страница в истории не только России, но также Православия и христианской цивилизации.

Святитель Николай Сербский писал и о более поздних веках русской истории. Можно, например, вспомнить его статью "Петр весьма Великий" (вошла в сборник статей "Восстание рабов"), в которой дается обзор русской истории за двести лет (революций начала ХХ века). Наибольшее внимание святитель уделил русской истории ХХ века, которую он назвал "трагической". Мысли о причинах революции 1917 года и большевистского ига, поразившего Россию, Николай Сербский излагает в своих письмах своим многочисленным русским корреспондентам, оказавшимся в эмиграции. Таких писем много в сборниках "Миссионерские письма святителя Николая Сербского".

Приведу лишь одно из писем, которое называется "Русскому ветерану, оплакивающему свою распятую родину":

"Утешься, братик дорогой. Христос Воскресе! Не спрашивай, за что Господь испытывает Россию, ибо написано: Господь, кого любит, того наказывает. И бьет. Именно так написано, что милостивый Бог бьет того, кого любит. Бьет в царстве земном, чтобы прославить в Царстве Небесном. Бьет, чтобы не прилепился к тленности земной, к мирским кумирам, к обманчивым идолам человеческой ловкости и богатства, к преходящим теням и нездоровым соблазнам.

Без великих гонений Православие не пронесло бы истину Христову через все пропасти и века и не преодолело бы столь долгий путь, исполненный препятствий, не сохранило бы чистоту истины и святость. Без страданий оно не сохранило бы своей чистоты и ста лет. За девятнадцать веков существования Православия не прошло ни одного столетия без его гонений, без бичевания, без рабства, огня, страха и ужаса. Другим религиям это непонятно. Еретики этого не принимают. Ни один народ, избравший идеалом счастья земное царство, не понимает и не принимает того, что сейчас происходит в православной России. Это понятно лишь прозорливым, созерцающим вечное и бессмертное Царство Христово как реальность. Но и прозорливость - дочь страданий». 

Советую всем почитать миссионерские письма святителя. Хотя у каждого из них в ХХ веке был свой конкретный адресат, думаю, что в конечном счете они адресованы миллионам русских XXI века. Письма дают и утешение, и вразумление.

Читайте также:

"Жатвы Господни" - краткая история христианства

Взлёт и падение Второго Рима

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх