Малый бизнес стал жертвой политики Набиуллиной

  • Малый бизнес стал жертвой политики Набиуллиной

Дешевые кредиты недоступны людям "со стороны", и это окончательный приговор политике ЦБ

В ежеквартальном бюллетене Центробанка РФ «Условия банковского кредитования» за третий квартал 2017 года отмечается постепенный рост кредитования нефинансового сектора. Регулятор уверенно связывает это обстоятельство со снижением ставок по кредитам. Кроме того, по его данным, вклад в изменение условий кредитования внесло увеличение конкуренции, сроков, потенциального размера кредитов и всего объема направлений кредитования. 

Однако с кредитами все совсем не так радужно, как хотят представить люди из ЦБ. Как известно, в третьем квартале произошло снижение темпов роста экономики - с их фактической остановкой к октябрю месяцу. И это напрямую связано с особенности политики кредитования. Как показывает анализ структуры кредитов, дешевыми предложениями и курсом на снижение ставок на практике могут быть обрадованы только ипотечные заемщики и лишь отчасти крупные компании, к которым требования к осени тоже ужесточились. 

В итоге курс ведомства госпожи Набиуллиной на очень осторожное снижение ключевой ставки пробуксовывает именно в той области, где он призван давать эффект. Он не разгоняет экономическую активность в стране, а напротив, замедляет ее бесконечными проволочками и бюрократическими процедурами, банковскими отказами и завышенными требованиями, а на практике – обманутыми надеждами тысяч людей. 

Пока же сухие цифры просты. Кредитная политика банков если и смягчается, то очень выборочно. В третьем квартале около 2% банков ужесточили свои требования к заемщикам, причем ко всем, как к крупным, так к мелким и средним предпринимательствам (МСП).

И только требования по ипотеке понемногу снижались.

Между собой банки конкурировали почти исключительно кредитными ставками, и, по их общему настроению, тут ничего меняться не будет.

В итоге если следовать ожиданиям на четвертый квартал текущего года, смягчения условий и новых цен на кредиты мы не увидим. Какие-то процедурные упрощения прогнозируются, но пока нет даже очевидного намека на них. 

Согласно опросам, также опубликованным ЦБ, банки готовы раскрасить ближайшую перспективу в напряженные тона. По их материалам, индексы спроса на новые кредиты должны будут достигнуть максимума с 2014 года, а вот процент положительного ответа на этот спрос останется на том же уровне. То есть банкиры заранее сообщают нам, что практически для некоторых категорий потенциальных заемщиков заявка на кредит останется совершенно безнадежной. Как ни крутись, а кредита не будет.

Это прекрасная позиция ростовщика, и она заставляет просто развести руками. Человек, дающий нам деньги в рост, понимает, что от него многое зависит, и получает от этого удовольствие. Помурыжит-помурыжит, а денег все равно не даст. Так выглядит ситуация, если изложить ее по-русски, своими словами. 

Совершенно очевидно также, кто те соискатели займов, которые пострадают в первую очередь. Это мелкие и средние предприниматели - простые люди, те, с кем мы ходим по одним улицам и живем в одних и тех же домах, не имеющие устойчивых связей в банковском руководстве. Для них банк – всегда враждебная, по меньшей мере стрессовая среда. И в этом отношении ничего не меняется. 

рублиФото: Егор Алеев/ТАСС 

Тенденция давно уже сформировалась, но в 2017 году она только укрепилась. Банки удовлетворяют спрос на кредиты для крупных компаний и дают ипотечные займы. Все остальное – с большими трудностями, неохотой и, по существу, по остаточному принципу. Возможно, это связано с тем, что уровень проблемных долгов малого и среднего предпринимательства по-прежнему достаточно высок. Он даже выше, чем в начале 2014 года.

Но высок этот уровень именно из-за того, что, с одной стороны, практически не работает процедура банкротства, с другой – невозможно перекредитоваться. В итоге банки перестраховываются, а люди теряют бизнес.

В крупных городах это проблема, а в мелких, тем более в моногородах и т.п. – может обернуться катастрофой. 

Получается замкнутый круг. Экономическая активность не растет из-за того, что банки не дают денег, банки не дают денег из-за того, что им плохо возвращают деньги, а плохо возвращают деньги потому, что не растет экономическая активность на местах. Выходит – вся надежда только на крупные компании с весомым государственным участием. 

И что тогда нам дает свободный рынок? Где его социальная сила?  

…При сохранении текущей экономической политики в среднесрочной перспективе никаких возможностей переломить ситуацию не просматривается. С одной стороны, рост ипотеки не способен кардинально оживить строительную отрасль, хотя бы потому, что известная часть жилья уже построена и простаивает. С другой – рост кредитов для крупных компаний ничего не дает средним и малым предпринимательствам, для которых кредитование остается дорогой и чрезвычайно обременительной процедурой. 

В итоге складывается ситуация, в которой и юридические, и физические лица кардинальным образом неравны перед лицом банковской системы. Сложился узкий круг и тех и других, которые имеют широкий доступ к кредитам, и всё. Для остальной страны ничего не меняется. 

«Пока сложно сказать, как далеко может зайти процесс выделения "лучших людей и компаний" в экономике…», - пишет аналитик «Коммерсанта» Дмитрий Бутрин. По крайней мере, накопление проблем неизбежно. 

От себя же заметим, что этот процесс и так зашел уже слишком далеко, и он только обостряет накопившиеся социальные противоречия в стране. «Чистый рынок» и ставка на индивидуальное предпринимательство при той политике правительства, которая проводится сегодня в России, просто не работает. Не может человек, не принадлежащий «к избранным», что-либо предпринять. Ему не дадут, да и не хотят дать шанса…

Как известно, чем ниже ключевая ставка, чем доступнее дешевые кредиты, тем быстрее разгоняется экономика и растет ВВП. Такое ощущение, что в ЦБ и правительстве просто забыли эту азбучную истину. Интересно, такая забывчивость связана с тем, что там сидят перестраховщики или по идеологическим причинам чиновникам не улыбается перспектива форсированного экономического роста в России? 

Пока же последний бюллетень ЦБ только подтверждает слова Сергея Глазьева, сказанные около года тому назад:

«В ЦБ не понимают смысла проводимой во всем мире денежно-промышленной политики, которая ориентирована на стимулирование инвестиций в обновление и модернизацию производственной сферы на основе опережающего роста нового технологического уклада и сопровождается… отрицательными процентными ставками и дефицитными бюджетами, финансируемыми за счет целевой денежной эмиссии»… 

Не понимают и не хотят понять, потому что это им не выгодно. Они отрабатывают другой заказ.

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту

Загрузка...

Оставить комментарий

Меркель в агонии, Германия на полгода уходит в себя В ЛНР пресечен заговор в окружении Плотницкого
Новости партнёров