На реабилитацию уйдут месяцы: Ковид не сдаётся и бьёт по старикам и хроникам
Фото: Sebastian Kahnert/Globallookpress
Вакцина правды Эксклюзив Коронавирус

На реабилитацию уйдут месяцы: Ковид не сдаётся и бьёт по старикам и хроникам

Пожилые люди в последнее время снова стали чаще болеть COVID-19, растёт число госпитализаций. Такие данные озвучил мэр столицы Сергей Собянин. В то же время медики не исключают риска повторного заражения. Почему снова люди старшего возраста оказались в группе риска? И что такое "ковидный хвост"? Об этом в программе "Вакцина правды", выходящей на телеканале Царьград, ведущая Олеся Лосева беседовала с врачом общей практики, обладателем статуса "Московский врач" Денисом Прокофьевым.

Олеся Лосева: – Как оказалось, пожилые мужчины, которые тяжело перенесли COVID-19, в четверти случаях снова попадают в больницу. К такому выводу пришли зарубежные учёные. Как получилось, что они снова оказались в зоне риска, почему растёт число заболевших среди них, стоило только немного ослабить введённые из-за пандемии ограничения?

Денис Прокофьев: – Эта ситуация была характерна на протяжении всего ковидного течения. Смертность среди людей старшей возрастной группы была достаточно высокой. Конечно, сейчас у нас отработан механизм борьбы с болезнью. Но всё дело в том, что у людей пожилого возраста немало хронических заболеваний. И это является отягощающим фактором. Это может быть и гипертоническая болезнь, и сахарный диабет, и так далее. И если человек с такими заболеваниями заражается ещё и  ковидом, то течение болезни проходит намного тяжелее.

Вы, наверное, слышали, что существует бессимптомное течение COVID-19?

– Многие не могут понять, как можно быть больным ковидом бессимптомно...

– Возможно, термин "бессимптомный" и не совсем уместен. Скорее, надо говорить о лёгком течении болезни. Человек заболевает, но благодаря хорошему иммунному статусу организм справляется с болезнью без особых проявлений. Но дело в том, что в этот период человек всё равно был заразным. А рост числа больных среди старшей возрастной группы нередко связан с заражением внутри семьи – от близких родственников, которые ничего не знали о том, что больны, ведь дома, в семье, никто не соблюдает масочный режим

– А как внутри семьи можно соблюдать масочный режим?

– Когда была действительно серьёзная ситуация с пандемией в Москве, я и мои коллеги, работавшие с ковидными больными, старались свести общение со своими бабушками до минимума. Каждый из нас являлся потенциально возможным носителем инфекции. И об этом не стоит забывать.

Безусловно, когда люди проживают в одной квартире, сделать это сложно или почти невозможно. Но они старались максимально дистанцироваться даже от родственников, зная о возможных последствиях.

Можно говорить о том, что все заражения людей старшей возрастной группы, которые потом оказались в стационарах, связаны с тем, что они получили вирус от человека, который переносил ковид в лёгкой форме и не знал, что болеет.

– Но почему сейчас число пожилых людей, которые заболевают COVID-19, по словам Сергея Собянина, возрастает? Ведь они сидели на карантине дома. Может быть, именно сидение дома и ослабление иммунитета спровоцировали рост заболеваемости?  

– Полностью человека изолировать невозможно, у него есть определённые потребности. К примеру, необходимо посещать поликлинику. А тут ещё и выход из самоизоляции. У людей притупилось чувство опасности заражения коронавирусной инфекцией. Прибавьте сюда людей, которые перенесли болезнь в лёгкой форме, а их немало и в транспорте, и в магазинах. А люди старшего возраста больше всего рискуют заразиться.

– Что интересно, у пожилых людей вероятность госпитализации и смерти в первые 10 дней после выписки даже выше, чем после нековидной пневмонии или сердечной недостаточности. Получается, что даже после выписки вы можете не быть здоровым человеком?

– Дело в том, что когда человека в тяжёлом состоянии госпитализируют, поражение лёгких может составлять 25-50-75%. Пациента выводят из критического состояния, получают отрицательные результаты ПЦР-мазков и выписывают из стационара. Но за такой короткий период восстановить на 100% лёгочную проводимость невозможно. К сожалению, человека с неполной разрешённой вирусной пневмонией отправляют на амбулаторное долечивание, то есть под наблюдение участкового терапевта.   

– То есть, когда человек снова может дышать, но у него ещё осталась слабость, он уже может идти домой. А что подразумевает это наблюдение? Как это происходит?

– Одним из опаснейших осложнений ковидной инфекции является цитокиновый шторм. Главная задача стационара – погасить этот цитокиновый шторм, снять тяжелейшие формы интоксикации, убрать дыхательную недостаточность. Человек выписывается с определёнными рекомендациями из стационара. В этот момент его состояние стабильное и его жизни ничего не угрожает. Самое главное – он уже не является заразным и не представляет опасности для других.

Человек при выписке из стационара получает эпикриз, затем он либо сам приходит в поликлинику, либо вызывает врача на дом. После этого ему ещё раз проводят лабораторную диагностику, при необходимости – повторную компьютерную томографию, чтобы оценить состояние лёгких. Затем врач уже принимает решение о тактике дальнейшего лечения.

Нередко после перенесённой вирусной пневмонии у пациентов остаётся фиброз лёгочной ткани. Лечение тут длительное, необходима и реабилитация, подключение физиотерапевтического лечения. Если ничего не делать, фиброз может остаться на всю жизнь. При правильной реабилитации лёгочная ткань восстанавливается за полгода.

– По наблюдениям медиков, COVID-19 может давать последствия, которые проявляются на протяжении 3-6 месяцев после выписки из стационара. Это постковидный шлейф? В чём он выражается и как его можно избежать?

– У нас появился новый термин – "лонгковид", это и есть постковидные осложнения. Одно из самых частый осложнений, которые остаются после перенесённого заболевания, – это одышка. Также нередко отмечается невосстановление обонятельной функции, слабость, субфебрилитет, при котором температура длительное время держится выше 37 градусов. Все эти проблемы связаны с постковидным синдромом.

Но есть и осложнения, возникающие на фоне лечения самого COVID-19, при котором используются различные препараты, иногда и гормональные. Все они применяются для того, чтобы блокировать цитокиновый шторм. После чего человек нуждается в реабилитации, и чем раньше – тем лучше. К примеру, при длительном невосстановлении обонятельных функций используются так называемые обонятельные тренинги – пациент активно вдыхает ароматические масла, которые сильно раздражают рецепторы. И обонятельные функции обязательно вернутся.

Восстановление обоняния – это не самая сложная задача из тех, которые приходится решать после COVID-19. Гораздо труднее справиться с проблемами, возникшими с дыхательной, кровеносной или лимфатической системами организма. Не просто и иммунитет восстанавливать. Всё это длительная работа, которая может растянуться на полгода.

 
Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Афера "Открытия": В краже триллионов никто не виноват? Британские учёные обнаружили опасное последствие "ковидного стыда" Россию загоняют в кабалу. "Ковидную" матпомощь заставят вернуть с процентами: "Это такой бизнес?"