На кого работает цифровой департамент Москвы
Министр правительства Москвы, руководитель Департамента информационных технологий города Москвы Эдуард Лысенко. Фото: Сергей Карпухин/фотохост-агентство ТАСС
Общество

На кого работает цифровой департамент Москвы

В нормальной системе управления регионом при эпидемиях на первый план выходят врачи, в московской – программисты.

Любите ли вы Департамент информационных технологий Москвы? А он вас любит. Любит ежедневно и всё более изощрёнными способами, постепенно напоминающими если не о 131-й, то о 132-й статье Уголовного кодекса.

9 декабря 2020 года стало известно, что в интернет утекла база с данными 300 тысяч человек, переболевших коронавирусом нового типа. Фамилии, даты рождения, имена, отчества и мобильные телефоны граждан, включая несовершеннолетних, фрагменты историй болезни, другие приватные сведения оказались достоянием сперва узкой хакерской, а потом и широкой мошеннической общественности. Объём данных таков, что с его помощью очень легко манипулировать гражданами по телефону – например, убедить пожилых, что переболевшим положена определённая компенсация, для получения которой необходимо продиктовать вежливому собеседнику все цифры с банковской карточки.

Защитой данных в московском правительстве занимается именно Департамент информационных технологий. Это очень богатая организация – если бы она была регионом России, то по годовому бюджету (78,6 миллиарда рублей) заняла бы 41-е место, между Вологодской и Томской областями. За один только ноябрь 2020 года ДИТ разместил на сайтах государственных закупок извещения о 41 аукционе на общую сумму около 3 миллиардов рублей – сравнимо с годовым бюджетом полумиллионного Липецка.

То есть речь идёт о крупнейшем потребителе наших с вами денег, заметном даже в масштабе страны.

Глава департамента Эдуард Лысенко говорит о том, что в мировых столицах на информатизацию тратится 1,5–2,0% бюджета, и Москва в этом смысле ничем не отличается, но в 2020 году вышли все 3%.

Потому что стояло много неожиданных задач, решить которые без столичных айтишников решительно невозможно. Тут и системы выдачи пропусков, фактически не работавшие для граждан, не имеющих мобильного телефона, и системы отслеживания "контактных" людей, незаконно вышедших из дома, и массовые штрафы автомобилистов, в том числе получивших пропуск надлежащим образом…

10 лет рекламы

В мае выяснилось, что ДИТ ухитрился добавить коммерцию и в эти мероприятия. Вы же не читаете все эти соглашения на обработку персональных данных, правда? Тем более если вам нужно срочно проверить, не аннулирован ли пропуск на поездку по городу, который строили ваши родители, а никак не отцы и матери нынешних чиновников-"варягов". Так вот, в соглашении был потрясающий пункт:

ДИТ получил право передавать третьим лицам наши ФИО, дату рождения, адрес, профессию и место работы, данные паспорта, номера телефонов, адреса электронной почты, и вы подписались, что согласны получать на их основании материалы "информационного и (или) рекламного характера".

Всё это – сроком на 10 лет! Одна радость – "Настоящее соглашение может быть отозвано путём составления мной в письменной форме, направленного в адрес оператора заказным письмом с уведомлением о вручении…". При этом в документе под словом "оператор" подразумеваются 4 организации с разными адресами, кому писать отказ – неясно. Рекомендуем сам Департамент информационных технологий – его юридический адрес 123112, Москва, 1-й Красногвардейский проезд, д. 21, стр. 1, а фактический – 105064, Москва, Яковоапостольский переулок, д. 12, стр. 1.

В мэрии попытались "опровергнуть" такое злоупотребление чрезвычайной ситуацией, но крайне неуклюже: глава департамента предпринимательства и инновационного развития Алексей Фурсин пришёл на помощь коллегам и заявил, что хамское соглашение является "типовым документом для всех пользователей IT-платформы Московского инновационного кластера". Но, ребята, мы кое-как можем понять логику ограничений во время эпидемии, но принуждать граждан на 10 лет подписываться на раздачу их данных кому попало – представьте себе такое "типовое соглашение" государственного учреждения на Западе: человек, давший добро на этот документ, немедленно был бы уволен с госслужбы с волчьим билетом. Господа же Фурсин и Лысенко прекрасно себя чувствуют.

Борьба с импортозамещением

Прямо сейчас ДИТ Москвы организует закупку серверов и систем хранения данных для медицинских учреждений на 1,3 миллиарда рублей. Департаменту нужно 128 серверов и 216 серверных стоек c СХД суммарным объёмом 749 терабайт. В заказе прямо назван производитель – компания Huawei. Быть может, Лысенко хочет таким образом помочь известному производителю, попавшему под американские санкции? Но российские производители указывают на дискриминационный характер тендера: по многим позициям существуют отечественные разработки, для которых крупные госзаказы стали бы возможностью выйти, наконец, на серьёзный уровень, масштабное производство. Да, по многим параметрам мы уступаем китайскому гиганту, но так ли нужно самое передовое железо для банальных баз данных, под которые, судя по всему, и делается закупка?

Гендиректор производителя российских систем хранения данных "Норси-транс" Сергей Овчинников прокомментировал закупку эмоционально:

Они просто плюют на все запреты… Да и вообще прописывать в тексте госконтракта конкретное оборудование и производителя незаконно.

При этом варианты законопроектов Минпромторга по сокращению закупок иностранной радиоэлектроники бродят по кабинетам правительства с начала февраля. Уж не собянинское ли лобби откладывает принятие этого документа, ужесточающего требования к госзакупкам иностранной техники с целью переориентации на российскую продукцию?

В ДИТ объяснили закупку именно "Хуавея" необходимостью обеспечить совместимость систем с уже имеющимся оборудованием. Но из этого можно сделать вывод, что чем больше закупок, тем меньше шансов у российского железа и ПО вообще быть хоть сколько-нибудь востребованным в своей стране. Отрасль не получает денег, не развивается, зависимость России от Китая растёт.

Полтора года назад, кстати, был такой же конфликт: ДИТ потратил 1,13 миллиарда рублей на закупки компьютеров и ПО. Тогда конкретный производитель не назывался, но заказчик без особых объяснений выставил такие параметры, которым российские процессоры "Эльбрус" и "Байкал" заведомо не соответствуют.

Работа на выборах

К сожалению, новейшее китайское оборудование никак не повышает компетентность сотрудников организации. Летом ДИТ полностью провалил электронное голосование по Конституции в Москве – въедливая оппозиция обнаружила в системе чудовищные дыры, позволявшие кому угодно проголосовать минимум два раза, а при некотором желании – десятки раз! Фактически люди Эдуарда Лысенко скомпрометировали результаты столичного электронного голосования – доверия к ним уже нет. И, соответственно, результаты парламентских выборов 2021 года будут опротестованы оппозицией именно со ссылками на уже имеющийся опыт. Не будет большим преувеличением сказать, что именно "дырами" ведомства Лысенко фактически запрограммированы вспышки недовольства в Москве осенью 2021 года.

Но самого Эдуарда Анатольевича всё это мало волнует. Он вообще позиционирует себя как далёкий от политики и очень скромный человек. Недвижимости у него – кот наплакал, доля в размере 27 квадратных метров, причём эта цифра не меняется в декларациях уже много лет. С 2014 года декларирует он и авто одной и той же марки, престижный полноприводной универсал Volvo XC70 (тоже скромное обаяние – чиновничество чаще предпочитает внедорожники). Суммы в декларациях тоже по меркам московской мэрии скромные, лишь в 2019 году (первом, полностью проведённом в нынешней должности) он заработал 10 миллионов рублей, ранее – в разы меньше.

45-летний Лысенко, несомненно, профессионал в своей отрасли – на государственную службу он пришёл лишь в возрасте 37 лет, до этого работал в IT-бизнесе, сменил множество компаний и оброс массой связей. В сентябре 2012 года стал директором регионального департамента информатизации и связи в родной Ярославской области, через два года дорос до статуса вице-губернатора, а ещё через полтора – уволился и переехал в Москву, на должность замруководителя столичного ДИТ, причём должность была создана специально под него, и, очевидно, с прицелом на руководство департаментом, каковое в свой срок и дождалось Эдуарда Лысенко. Отрасль, повторимся, Лысенко знает, но является ли бывший сотрудник малоизвестных компаний ответственным, компетентным и, что немаловажно, болеющим за Москву руководителем – большой вопрос. Все приведённые выше факты наводят на мысль о том, что свои таланты этот чиновник направляет никак не на службу москвичам.

Да, а что же случилось с той базой, о которой мы говорили в начале? Лысенко прикрылся "человеческим фактором" – дескать, "сотрудники, которые занимались обработкой служебных документов, допустили передачу этих файлов третьим лицам".

Человеческий фактор, безусловно, не отменишь, но если это рядовые сотрудники, то их доступ к полной базе – это дефект архитектуры, за который должны нести ответственность конкретные разработчики. А если сотрудники не рядовые, то хотелось бы знать их имена и должности, кто принял их на работу, кто их непосредственные руководители.

Также нам чрезвычайно интересно было бы увидеть открытое судебное разбирательство – административное ли, уголовное ли. Но, судя по всему, проблему норовят свалить на "стрелочников" или вообще замолчать.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Афера "Открытия": В краже триллионов никто не виноват? Под колпаком: Microsoft изучает наших детей 300 тысяч жертв: Утечка из московской мэрии вскрыла правду о цифровизации
Загрузка...