сегодня: 25/09
Святой дня
Праведный Симеон Верхотурский

Мясо по-советски

Мясо по-советски

Граждане СССР постились вопреки своей воле и атеистическому устройству государства

Как известно, Советский Союз был страной высокой нравственности, несокрушимой духовности и безграничной веры населения в единственно научные постулаты марксизма-ленинизма. Тем занятнее, что в бесчисленных дискуссиях о советском прошлом едва ли не самая бурно обсуждаемая тема - это проблемы потребления в целом и питания в частности. Казалось бы, в спорах о "золотом веке российской цивилизации" обращать внимание на столь низменные сюжеты не пристало - однако же имеем то, что имеем. Через это и цена высокопарным рассуждениям "про духовность" становится ясна. 

В данном материале хотелось бы обратить внимание на один из наиболее чувствительных аспектов этих споров - а именно на потребление советским населением мясопродуктов. Почему-то констатация проблем в этой области вызывает особенно сильный дискомфорт у ностальгирующих по "великому-могучему" - причем вне зависимости от возраста. Заявления типа "мяса навалом было", "я от пуза жрал", "это все только в перестройку началось" и т.п. - один из самых распространенных полемических приемов.

Справедливости ради стоит отметить, что в арсенал "борцов за светлое прошлое" входят не только подобного уровня сентенции - те, кто чувствует в себе особый пыл, пытаются свои рассуждения подкреплять цифрами. Чаще всего незатейливо прибегают к услугам советской статистики - при этом гневно отметая претензии в ее адрес (несмотря на то, что критике официальных данных посвящены многие страницы даже в работах, выходивших в советские годы). Те, кто поизощреннее, припадают к бодрящим западным источникам - данным Продовольственной организации ООН (FAO), неким "оценкам ЦРУ" и т.п.

Казалось бы, что нам ихние забугорные цифири - но для советского человека любая похвала или даже простое проявление внимания со стороны "проклятых капиталистов" есть знак высшего признания. Ради этого не грех умолчать (намеренно или по незнанию), что заграничные данные в массе своей основаны все на той же советской статистике и если и корректировались (за очевидной несостоятельностью последней), то весьма щадяще.

Наконец, самые хитрые высчитывают калорийную ценность советской еды, торжествующе сравнивая затем получившееся с западными показателями. Курьез в том, что против подобного подхода решительно восставал основатель Совдепа: "Нормой считать, сколько надо человеку, по науке, хлеба, мяса, молока, яиц и т.п., то есть норма - не число калорий, а количество и качество пищи" [1]. Но в полемике, видимо, все средства хороши.

Приходится констатировать, что серьезному, честному изучению сюжета массово предпочитается "цифровой" подход - "в сборнике статданных так написано, значит, так и было". С научной точки зрения это критики не выдерживает. Примечательно, однако, что даже таким путем можно извлечь интересную информацию. Конечно, точно выяснить, сколько мяса потреблялось, не получится. Зато можно попытаться высчитать предельный и приблизительный уровни исходя из возможностей государства. Это и проделаем, причем взяв, как принято считать, самый "сытый" период существования СССР - время правления Брежнева и его преемников. 

Причина трудностей с определением уровня потребления проста: советская статистика вовсе не фиксировала продажи населению - кои, собственно, и есть наиболее адекватный индикатор. Хотя уж, казалось бы, что проще: все магазины государственные (даже формально независимая кооперация - и та на деле государственная), колхозных рынков мало, и наладить там "учет и контроль" - проще простого. Но нет. Вместо этого до сей поры за потребление выдаются показатели производства мяса, которыми бьют по головам несогласных. Хотя очевидно, что производство мяса далеко не равно его потреблению. Производственные показатели просто отражают манипуляции с убиенными головами крупного рогатого скота, свиней и прочих источников мяса, не более. 

Причем советские власти давали информацию по, как это тогда формулировалось, "всем категориям хозяйств": то есть не только государственным и "коллективным", но даже и личным приусадебным. И, кстати, производства не только лишь мяса: в таблицах мы видим такие обтекаемые формулировки, как "мясо и мясопродукты", "мясо (в убойном весе)", "мясо (включая субпродукты 1-й категории)"… Получая, таким образом, предельный максимум того, что в стране по этой части выдано. Что же у нас получается? 

таблица 1

Расчеты на душу населения произведены по данным ежегодника "Народное хозяйство СССР". Интересно, что они по некоторым годам расходятся (причем в лучшую сторону) с используемыми данными советской статистики. Последняя, например, для 1970 года дает цифру потребления в 47,5 килограмма в год по статье с формулировкой «Мясо и мясопродукты в пересчете на мясо (включая сало и субпродукты в натуре)" [2]. С более поздними годами, правда, все совпадает.

Здесь же самое время обратиться к методологическому пояснению, опубликованному в сборнике "Народное хозяйство СССР в 1974 году". Его составители пишут: "В данные о производстве мяса включено мясо всех видов скота и птицы, жир-сырец, пищевые субпродукты" (с. 813). То же самое обнаруживаем и спустя почти полтора десятилетия: "Производство мяса включает мясо всех видов скота и птицы, жир-сырец, пищевые субпродукты. Данные приведены как по промышленному, так и по внутрихозяйственному забою скота и птицы" [3]. Вот так-то - считали все, до чего могли дотянуться. 

Идем далее. С мясокомбинатов приготовленное отправляется в торговую сеть. Это приготовленное имеет свое название - товарное мясо. И вот эти-то цифры никогда не фигурируют в современных дискуссиях и любительских расчетах - в то время как плясать, рассуждая о потреблении, надо именно от них! 

Проще говоря, "борцы за светлое прошлое" упорно пользуют не ту цифру: вместо показателей мяса, предназначенного для прилавков, публику потчуют ничего не значащими в плане потребления показателями его производства! Следовало бы возмутиться, но стоит также иметь в виду, что для товарищей тут есть свой, можно сказать, кровный резон. Поскольку показатели товарного мяса ощутимо ниже показателей произведенного - на несколько миллионов тонн! Но, нравится это или нет, а именно из показателей товарного производства и должно рассчитываться потребление мясопродукции советскими жителями. Вот и давайте рассчитаем по нехитрой методе "килограмм на душу населения": 

таблица 2

Вот он, предельный уровень наличия мяса на прилавках государственной и кооперативной торговли, с коих его и брало абсолютное большинство населения (доля колхозного рынка в общем объеме продажи продовольствия в рассматриваемый период колебалась на уровне 4-5 процентов). 

Однако на этом хитрости не заканчиваются. Ибо даже товарное мясо - снова "в убойном весе". Что это такое? Убойный вес у крупного рогатого скота - вес туши без кожи, головы, внутренностей и нижних частей ног. Убойный вес у овец - вес туши без внутренностей и нижних частей ног, а у свиней - и без щетины. В убойный вес, таким образом, входят, помимо мяса, кости, жир, хрящи - то, что обычно в пищу не идет. То есть, опять-таки, это не собственно мясо, продающееся потребителю, а поставляемая в торговлю туша без наиболее ненужных компонентов. И мяса в этой разделанной туше в килограммах будет, понятно, меньше, чем ее общего веса. 

Движемся далее. Можно попытаться узнать, каковы примерные пропорции съедобного (мяса) в общем весе туши. По данным советских экономистов, "средний выход мяса из живой массы перерабатываемого скота за 20 лет повысился с 51,6 процента в 1960 году до 54,4 процента в 1980 году" [4]. Округлим до 55 процентов, примем этот процент для всего периода 1965-1989 годов и посмотрим, какое количество мяса могла предоставить советским труженикам советская же мясомолочная промышленность. Получится, конечно, цифра идеальная - но все же: 

таблица 3

Вот такая динамика. Прямо как в той песне: "Все выше, выше и выше!" - только наоборот. Причем здесь следует описать маленькую хитрость, имевшую широчайшее распространение в практике госпредприятий: поскольку скот на комбинаты сдавался по живой массе, сдатчики его буквально закармливали. Как следствие, значительную долю веса составляло именно содержимое желудка животных - показатели колебались в пределах 24-36 процентов от общей массы [5]. Вспоминаются высказанные по сходному поводу слова министра рыбного хозяйства РСФСР товарища Н.Ваняева: "Вот говорим: выловили в океане столько-то! Можно кого угодно ошарашить этими тоннами. А сколько приготовили и положили на стол?" [6]. Справедливо. 

Как бы то ни было, повторюсь, именно поступившее в торговую сеть должно рассматриваться в качестве отправной точки при расчетах и исчислениях. Однако понятно: то, что доставлено в магазины, и то, что собственно продано жителю страны, - не одно и то же: на прилавках может очутиться гораздо меньшее количество желанного продукта. Больше того - под видом мяса на прилавках может очутиться буквально все, что угодно. 

Здесь наши исчисления, наконец, заканчиваются - ибо, конечно, статистики того, сколько мяса украли труженики гостеприимной советской торговли нет даже у работников доблестных органов советского правопорядка. Конечно, можно удивиться столь безапелляционной постановке проблемы - чего ж сразу украли-то? Однако сия щекотливая тема многажды поднималась на страницах прессы. Приведу только одну цитату - зато из главной газеты СССР, "Правды": "Известно, основная часть мяса поступает в торговую сеть в неупакованных полутушках и четвертинках. Разрубка их осуществляется в магазинах. Вот уж где есть возможность разгуляться мясникам в "черном перераспределении" продукции! А ведь и трудностей не было бы, если комбинаты поставляли ее разделанной и упакованной. Это касается и птицы. Больше половины ее идет в торговую сеть полупотрошенной... Полуфабрикатов, кулинарных изделий вырабатываются крохи. Упаковка птицы также почти не практикуется... итак, каналы утечки мяса разнообразны и порой непредсказуемы" [7]

Нельзя умолчать о том, что доблестные органы советского правопорядка не сидели сложа руки, отслеживали и даже, случалось, пресекали хищения мяса, - однако оценка шла в рублях, бесполезных для нашего небольшого исследования, к тому же все хищения ухватить было просто невозможно [8]

Вот и имеем мы, как результат, бесчисленные воспоминания бывших советских жителей о магазинных костях с редкими кусочками мяса на них. Имеем фотодокументы. Имеем даже узаконенные шутки в произведениях советского масскульта - да вот вспомнить хоть пса Шарика из мультфильма "Трое из Простоквашино": "Мясо надо в магазине брать, там костей больше!" А мораль всей басни такова, что до простого советского человека из тех 40-50 с небольшим товарных килограмм мяса (в коем собственно мяса, как мы помним, меньше) доходила прямым, законным путем лишь весьма скромная часть. 

Здесь, кстати, можно заметить, что украденное мясо ведь не испарилось, оно тоже было потреблено. И замечание это будет резонным - однако все же здесь вступает в силу другой сюжет, смежный, но прямо к теме исследования не относящийся - о неравенстве в СССР: образно выражаясь, кому-то - кости и жир, а кому-то - вырезка каждый день. Здесь подробно рассматривать этот сюжет нет необходимости, достаточно просто обозначить проблему. В то же время стоит отметить, что, несмотря на более чем четверть века, прошедшие со времени падения идеологических запретов, историки весьма мало продвинулись в изучении проблемы социального расслоения. Возможно, это дело будущего - однако изучение, к примеру, реального перераспределения благ (в том числе и доступа к продовольствию), без сомнения, прольет свет на важные механизмы функционирования советского общества и судьбу "советского проекта" в целом. Будем надеяться, что серьезные исследования этих вопросов не за горами. 

По вычислению уровня мясоедения в СССР существует мини-историография. Так, в 1988-1989 годах вышли наделавшие немало шума статьи экономиста А.С.Зайченко [9], в которых он подробно объяснил, как советские статистики "химичили" с данными, и вывел показатель душевого потребления мяса на уровне максимум 40-45 килограммов - оговорив, что оный, скорее всего, еще ниже. Авторитетный ныне историк Б.Н.Миронов примерно в те же годы привел цифру потребления "чистого мяса без сала и субпродуктов" на уровне 45 килограммов по состоянию на 1987 год [10]. Попадаются и личные свидетельства – например, генерал-лейтенант Н.С.Леонов, в 1970-1980-е годы начальник информационно-аналитического управления внешней разведки КГБ, вспоминал: "Юрий Владимирович задумался: "А почему поляки бунтуют?" Началом забастовочных движений, как известно, было подорожание мяса. Он спросил, какое же там потребление мяса? Порядка 50 килограммов на душу населения. Он задумчиво говорит: "Так у нас 38, и мы не бунтуем. Почему?" Отвечаю, что мера терпения русского народа значительно выше…" [11]

Так что, в принципе, более-менее близкие к реальным оценки уже существовали. Однако оставались - и во многом до сих пор остаются - невостребованными из-за того, что не вписываются в глубокомысленные рассуждения о том, как сейчас плохо с мясом и как народ "не доедает" (хотя, казалось бы, достаточно зайти в любой магазин) и как зато под "народной властью" было хорошо. 

Здесь есть еще вот какой забавный момент: еще при Хрущеве, кажется, всерьез взявшемся строить коммунизм, ученые начали разрабатывать так называемые рациональные нормы потребления продуктов питания - высчитывали, сколько чего должен съедать советский человек в течение года в светлом коммунистическом обществе. Это в контексте нашего исследования представляет интерес - потому что, например, в 1967 году были опубликованы нормы, согласно которым потребление "мяса и мясопродуктов" должно было составить 90-100 килограммов [12]. В 1971 году Институт питания Академии медицинских наук СССР разработал рекомендацию потребить уже 82 килограмма на душу в год. Наконец, когда в Госплане в 1977 году разрабатывали программу развития животноводства, разговор шел уже в стиле "ориентировать на потребление 70 килограммов мяса на душу населения в 1985 году" [13]. В 1982 году эта цифра попала в Продовольственную программу СССР. Но, как видно, даже по официальным данным поставленной планки так и не достигли: к началу перестройки кое-как выползли на показатели производства лишь в 60 килограммов. 

Вывод из вышеизложенного такой: 70 (или около того) килограммов мяса, якобы потребляемых ежегодно советским человеком и гражданином, есть цифра дутая. Максимум гипотетически доступного в торговой сети даже в самый "сытый" период истории СССР находился на уровне примерно 40 килограммов. Реальные же цифры потребления были еще ниже - разумно предположить уровень 30-35 килограммов в год на усредненную душу населения. 

 

Примечания: 

[1] Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т.40. С.342.

[2] Народное хозяйство СССР в 1987 году. М., 1988. С.425.

[3] Там же, с.692.

[4] Рукосуев П. Связь животноводства с мясной промышленностью // Вопросы экономики. 1986. №5. С.92.

[5] Там же, с.89.

[6] Литературная газета. 1981. 9 апреля.

[7] Григорьев Е., Шпаков Ю. Мясо с "клюквой". Анатомия потерь и приписок // Правда. 1988. 6 июля.

[8] Жирнов Е. Дело о расхитителях мяса // Коммерсантъ-Деньги. №10. 2012. 12 марта.

[9] Зайченко А.С. США-СССР - личное потребление (некоторые сопоставления) // США-ЭПИ. 1988. №12. С.12-22; он же. Еще раз о личном потреблении в СССР и США // США-ЭПИ. 1989. №6. С.114-127.

[10] Миронов Б.Н. История в цифрах. Л., 1991. С.142-143.

[11] Николай Леонов: "Мы верили ему, не опасаясь подвоха" / Интервью // Федеральная служба безопасности РФ. Авторские публикации. 11.06.2004.

[12] Литвинов В.А. Правда о вкусной и здоровой пище. Показатели потребления в России за 100 лет // Человек. 2006. №2.

[13] Краснопивцев А.А. Жажда справедливости. Политические мемуары. М., 2013. Т. 1. С.110, 146.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх