сегодня: 24/10
Святой дня
Собор Оптинских старцев

Михаил Емельянов: Нужна сильная оппозиция, но компрадорам места быть не должно

Михаил Емельянов: Нужна сильная оппозиция, но компрадорам места быть не должно

О трендах нового политического сезона телеканалу Царьград рассказал первый заместитель председателя Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Михаил Емельянов

Россия вступила в новый политический сезон, кульминацией которого станут выборы президента России в марте 2018 года. Уже сейчас разные силы пытаются раскачать политическую ситуацию в стране. Вместе с тем обществу и государству необходима как стабильность, так и конкурентная борьба среди системных политических сил - это с одной стороны. С другой - необходимо не допустить деструктивные силы, которые преследуют антироссийские цели

Юрий Пронько: Михаил Васильевич, здравствуйте.

Михаил Емельянов: Здравствуйте.

Ю.П.: А вот это возможно совместить – сохранить политическую стабильность и при этом придать политическую конкуренцию между разными силами и не допустить тех, кто откровенно занимает антироссийскую позицию?

М.Е.: Безусловно. Собственно, в тех странах мира, которые считают себя развитыми, так и делают. Посмотрите, не всем политические направления дают актуализироваться, есть так называемый либеральный консенсус, консервативное направление, либеральное направление и социалистическое. Все остальные направления, будь то националистическое, коммунистическое, какое-то там праворадикальное, правое не очень радикальное, альтернатива для Германии – они маргинализуются самым жестким образом. Там тоже есть административный ресурс, но он используется не против системных партий, а против тех, кого они считают маргиналами – мейнстрим все равно задается.

Но там есть и еще другой момент: определено поле политического консенсуса, которое не может быть полем политической борьбы – та же Конституция, принципы внешней политики, отношение к собственности.

С другой стороны, очень широкий круг вопросов отдан, что называется, на откуп политической игре: та партия, которая побеждает и решает, как проводить ту политику, которую она заявила избирателям. Поэтому я считаю что для стабилизации обстановки в России, с одной стороны, необходимо отойти от той политической ситуации, которая сложилась – доминирование одной партии… Мы знаем, что в футбол играет 22 человека, а побеждает 11 – у нас участвует 80 партий, побеждает одна – это не дело. У нас должны быть сильные оппозиционные партии, которые могли бы составить конкуренцию правящей партии, которые в партийной борьбе могли бы побеждать и приходить к власти. Но в то же время эти партии должны быть – первое – патриотическими, второе – должны отвечать национальным интересам, они должны думать о стране, а не о своих сиюминутных выгодах. Маргинальные политические силы, которые, скажем так, действуют в интересах зарубежных стран – должны жестко отсекаться, причем отсекаться на стадии входа в политическую систему.

Политическая система, это еще Дэвид Истон говорил, это черный ящик, есть свои входы и свои выходы. Какие входы в политическую систему? Это выборы, выдвижение кандидатов, вход в состав политических партий, это СМИ, которые определяют политическую повестку, это эксперты. Вот на этих входах в политическую систему доступ в неё деструктивных сил – компрадорских, криминальных и других – должен быть жестко закрыт, на это должен быть направлен административный ресурс.

Ю.П.: Простите за мой следующий вопрос, но по большому счету для российского обывателя, в хорошем понимании этого слова, партии, которые сейчас находятся в Государственной Думе, воспринимаются как единое тождественное целое – ну да, есть там разные названия – "Единая", "Справедливая", "ЛДПР", "Коммунисты", и так далее… Может быть, я ошибаюсь, поправьте меня...

М.Е.: Вы не ошибаетесь, Юрий Алексеевич, вы абсолютно правы. И здесь мы стали жертвами украинского консенсуса в какой-то степени. С одной стороны, вплоть до 2010-х годов этого столетия на протяжении 20 лет в России не было поля политического консенсуса, партии дрались буквально по любому вопросу. На кону стояла и Конституция, и экономическая система, и собственность – по любому вопросу была борьба. Поле внешней политики – всё было предметом политической борьбы. Но это тоже было плохо, потому что базовые принципы не могут быть поводами для политической борьбы, они определяются по-другому. Слава Богу, в процессе этого развития мы поняли, что должны быть некие общие базовые ценности. Среди них - патриотизм, защита национальных интересов. Крым - это был пик достижения и национального консенсуса. Практически все политические силы поддержали присоединение Крыма и последующую ситуацию с Донбассом и так далее.

Но здесь уже свою роль сыграли СМИ – они стали показывать только политический консенсус, что все партии едины, все партии стоят рука об руку на сцене...

Ю.П.: А вы мне хотите сказать, что это не так?

М.Е.: Это так, но ведь существует еще и большое поле политической борьбы...

Ю.П.: Например?

М.Е.: Например, бюджет. Вот "Справедливая Россия" регулярно делает альтернативный бюджет – регулярно, закладывая совершенно иные принципы, нежели правительство, причем там глубокие экономические разногласия – с точки зрения подходов к экономической политике, в чьих интересах она проводится. Или пенсионная система. Опять же различия глубоки, большинство парламентских партий выступают за систему так называемой солидарности поколений – распределительную, а правительство выступает за нынешнюю накопительно-страховую, которая, как мы видим, проваливается.

Ю.П.: Потерпела полное фиаско…

Фото: Телеканал "Царьград"

М.Е.: Капитальный ремонт, принципы подхода к капитальному ремонту, принципы определения ключевой ставки, к экономической политике – разногласий больше, чем общего. Общее по базовым вопросам здесь должно быть, но я не считаю, что по Крыму должны быть какие-то разногласия в здоровом обществе. Присоединение Крыма - это в сугубо национальных интересах России, – какая тут может быт политическая борьба? Но бюджет, извините, – это именно тот вопрос, где как оселок выявляются различия между партиями. Почему борьба вокруг бюджета, которая реально идет, не освещается? Поэтому принцип такой – мы должны четко определить поле политического консенсуса, и это хорошо, иначе страна не может существовать, если каждые выборы у нас основы будут ставиться под сомнение, но в то же время по другим вопросам должна быть реальная политическая борьба, и победитель должен определять свою политику, реализовывать.

Ведь есть большая проблема – явка на выборы падает, интерес людей к выборам падает. А в Москве, в некоторых округах явка бывает 5-10 процентов – ну это же вообще позор.

Ю.П.: Вы имеете в виду последние?

М.Е.: Последние муниципальные. Почему так происходит? Я же с людьми общаюсь много, люди считают, справедливо считают, что от итогов выборов ничего не изменится, экономическая политика не поменяется. Вот если бы по итогам думских выборов – одни партии выступают за плоскую шкалу налогообложения, другие за прогрессивную шкалу. Если бы богатые люди знали, что они не пойдут голосовать, но пойдут социалистические партии и будет 35% подоходного налога, наверное бы, они быстро на выборы побежали и проголосовали.

Те люди, которые обеспокоены повышением пенсионного возраста, знали бы, что если победить, скажем, либерального толка партии и пенсионный возраст повысят до 70 лет – наверное, тоже был бы интерес к выборам. Сейчас люди интуитивно чувствуют и на опыте понимают, что от результата выборов не зависит изменение экономической политики.

Ю.П.: И вы считаете, это опасная ситуация?

М.Е.: Конечно, опасная, поскольку происходит – есть такое слово несколько подзабытое, из марксистской терминологии, но оно правильное – отчуждение народа от власти.

Отчуждение народа от власти, то, что произошло в конце 1980-х годов, когда никто не вышел защищать Советский Союз и коммунистическую партию. Вот чтобы это не повторилось сейчас. Сейчас происходит эрозия легитимности политической системы – ведь мы воспитали поколение людей уже, больше 25 лет мы говорим о том, что нашей ценностью является политический плюрализм, что должна быть демократия, что партии должны менять друг друга у власти.

Ю.П.: Более того, это, наверное, прописано в Конституции?

М.Е.: Прописано в Конституции, в основном законе. Этого не происходит – и у нас целое поколение воспитано на этом! У людей возникает естественно вопрос – а всё ли справедливо в нашем обществе?

Ю.П.: Михаил Васильевич, как раз вопрос о поколении, которое взращивалось всю последнюю четверть века. Ни для кого не секрет, что в минувшие выходные в ряде городов России прошли митинги в поддержку так называемого оппозиционера Навального. Акции были немногочисленными и закончились мирно. Чему немало поспособствовали грамотные действия полиции. Сам Навальный и его команда, похоже, желали другого развития событий. Вот у этого самопровозглашенного политика явно в минувшие выходные получилось фиаско, и они пытались это как-то представить, что якобы полиция давила...

А на ваш взгляд, это политика, это выдавливание или это то, о чем вы говорите, когда появляется некая сила, которая не скрывает, что она финансируется оттуда, с Запада, и проводит антироссийскую риторику. Но альтернатива же необходима?

М.Е.: С Навальным все понятно – он не первый и не последний из тех, кого выращивает Запад. Был Софиянский в Болгарии, Мишико в Грузии, Порошенко на Украине, а до этого Ющенко – и так далее. Их пекут как пирожки по одному стандарту в одних печах, и то, что это совершенно антинациональная сила и таких людей не должно быть в российской политике, это абсолютно очевидно. Но в чем проблема: не все люди, которые идут за ними, это люди, настроенные настроены против национальных интересов России. Это люди, просто недовольные жизнью, и таких много. Это объективно – в любом обществе есть люди, довольные властью и недовольные властью. Но людям, недовольным властью, нужно дать разумную альтернативу, которую должна давать разумная оппозиционная партия – ну как в США – здесь же не надо Америку открывать.

Республиканцы плохо работают, недовольны республиканцами – пришли демократы. Демократы себя не оправдали – пришли республиканцы. То есть альтернативу недовольным всегда дает элита, и в элите должна быть альтернативная политическая сила вменяемая, респектабельная, способная управлять страной, включающая в себя конструктивных людей, которая может дать этим людям альтернативу. Вот если этого нет, если системные партии...

Ю.П.: То появляются вот эти персонажи.

М.Е.: Конечно. Что происходит с системной оппозицией? С одной стороны, показывают общие позиции с партией власти и не показывают отличия. С другой стороны, системная оппозиция сейчас в меньшей степени, но все-таки подвергается определенному давлению.

Например, муниципальные выборы. Если хоть какой-нибудь значимый человек в каком-нибудь районе, будь то директор школы, директор больницы, известный предприниматель в этом районе, пытается выдвинуться от любой системной оппозиционной партии, на него такое давление оказывается. Это что касается и финансирования – спонсоров найти безумно сложно.

То есть системные партии, которые должны поддерживаться, подвергаются определенному давлению, а их место естественным образом занимают несистемные партии. Когда власть пытается давить системные оппозиционные партии, она открывает поляну для таких персонажей, которые опасны для страны. Для страны, если будет вменяемая оппозиция, не страшно, какая из сил придет к власти.

Есть поле консенсуса, которое не затрагивается, различие в подоходном налоге, будет он 13% плоский или будет он какой-то там прогрессивный от 15% до 25% – то катастрофы не будет. А если придут такие как Навальный, то страну может ждать разгул сепаратизма – повторение начала 90-х годов.

Зачем нам это надо? Поэтому я считаю, что власть должна быть дальновидна, она должна поддерживать те системные политические силы в стране и помогать им развиваться.

Ю.П.: И самое главное, что можно вынести из первой части нашего разговора, вы отличаетесь друг от друга – нет в российском парламенте этого единства.

М.Е.: Нет этого единства, и это надо показывать. Сейчас начинается бюджетный процесс, мы предлагаем...

Ю.П.: Но это же неинтересно, Михаил Васильевич! Это я вам покажу, я в своей программе проанализирую ваше предложение, предложение "Единой России", коллеги с сайта Царьград ТВ это обсудят и предметно представят – но все остальные же не будут, это же не интересно. Как это сейчас говорят, хайп не наблюдается.

М.Е.: Бюджет – самый интересный документ, который может быть, и хайп из него можно сделать, если будут компетентные журналисты. Вы сделайте на высоком элитном уровне, а ваши коллеги, которые занимаются более массовой аудиторией, должны то, что вы разжуете, уметь подать более широкой публике.

Извините, от бюджета зависит пенсионная система. Допустим, в бюджете опять не закладывается индексация работающих пенсионеров – это что, людям не интересно? При этом источники для этого можно найти, если перейти к прогрессивной шкале налогообложения. А почему мы не переходим к прогрессивной шкале налогообложения – мы затрагиваем интересы не очень большого, но богатого круга людей, мы боимся на них наступать. В чьих интересах тогда действует правительство? В интересах этой узкой группы людей, составляющей три процента, чьи интересы мы боимся затронуть, или широкой массы людей? 

Ю.П.: Я с вами согласен. Когда на прошлой неделе стало известно заключение комиссии Шувалова по – я это называю "операция офшоризации" российской экономики – когда они сказали: "Нет, мы не можем начать принудительную офшоризацию крупнейших госкомпаний и госбанков, госкорпораций, потому что это приведет к системному кризису", - у меня глаза были по полтиннику! Это же первый вице-премьер федерального правительства России подписывает!

М.Е.: В том-то и проблема, вы знаете доклад, который, кстати, наши недруги опубликовали, но в виду дестабилизации таких поводов давать не надо...

Ю.П.: Вы имеете в виду, сколько денег выведено в офшоры? Так это мы знаем. И наши зрители знают.

М.Е.: И наши зрители знают. Ну как с этим не бороться? В чьих интересах они действуют – правительство? Тоже возникает вопрос...

Ю.П.: Михаил Васильевич, предлагаю с вами обсудить еще одни вопрос. Экономическое счастье России зависит от расходов на оборону, а точнее, от уменьшения финансирования, которое гарантирует суверенитет и национальную безопасность страны. Такое провокационное заявление сделал нынешней глава российского Минфина. Антон Силуанов резко раскритиковал финансовую поддержку армии и Оборонно-промышленного комплекса страны, выступая перед студентами Финансового университета при Правительстве России. В своей лекции о роли государственного бюджета в экономическом росте России министр фактически назвал расходы на оборону страны бессмысленными. Дословно: "Как мы говорим – произведем танк, а на нем дальше не будешь пахать и приносить добавочный продукт, никакого дополнительного ВВП он не приносит". Михаил Васильевич, вот это что?

М.Е.: Вообще страшно такое слушать, министр финансов...

Ю.П.: Я имею в виду правительство – вам вносит проект бюджета, где предполагается все-таки нарастить объем финансирования на национальную оборону, на безопасность, на силовое направление в этой непростой, мягко говоря, по внешнему периметру ситуации – через два дня выступает министр финансов перед студентами и говорит "всё это бессмысленно".

М.Е.: Ну как министр финансов, человек, который должен обладать политическим кругозором, может быть либо таким наивным, либо таким преступным? Мы же понимаем, какая трудная геополитическая ситуация вокруг нас сложилась, мы видим, какому колоссальному давлению подвергается страна, мы видим, что в мире идет борьба за ресурсы, и Россия очень лакомый кусок.

Мы вынуждены защищаться и обороняться - Сирия и Украина - это же не от хорошей жизни, это же не от того, что мы агрессивны, мы понимаем – мы в обороне. И министр финансов, человек который определяет финансовую политику – у него что, не хватает политического кругозора или он так наивен, или он напрямую лоббирует чужие интересы – это же напрямую смыкается с тем, что от нас требует Запад и чего ждет от нас Запад. Ребята, снизьте расходы на оборону, станьте слабее, а мы с вами потом разберемся.

Ю.П.: Забудьте про свой суверенитет…

М.Е.: Забудьте про свой суверенитет, а дальше мы вам продиктуем, сколько будет стоить нефть, сколько будет стоить газ, какое будет территориальное устройство России и так далее. Поразительное свойство наших так называемых либералов, так называемых компрадоров – полное игнорирование, полное равнодушие к национальным интересам страны. Непонимание ценностей суверенитета, ценностей Родины – этакие граждане мира. Это, конечно, возмутительно, такие люди не могут быть во власти. То есть, пожалуйста, ты можешь быть социалистом, ты можешь быть консерватором, ты можешь быть либералом, в конце концов. Но есть базовые принципы политики, в число которых входит суверенитет, территориальная целостность, национальные интересы, понятие Родины, которые должен исповедовать любой человек, любой политик независимо от того, какие у него либеральные, консервативные или социалистические взгляды. Это то, что должно быть имманентно присуще каждому человеку. Люди, которые этого не понимают, в политике быть не должны – это в лучшем случае люди незрелые, а в худшем - проводники иностранных интересов.

Ю.П.: Антон Силуанов не просто в политике – он занимает ключевой пост.

М.Е.: Он ключевой – ведь в отсутствие стратегического планирования и органов стратегического планирования именно Минфин осуществляет планирование жизни. Через финансы: этому дам деньги, этому не дам, это будет у нас развиваться, это не будет – вот где у нас госплан, у нас госплан в Минфине, где проводится такая очень жесткая псевдолиберальная политика...

Ю.П.: Есть еще один госплан – филиал, на Неглинной находится, называется Центральный банк России.

М.Е.: Центробанк - это особая песня, это такое стратегическое удушение страны через высокую ключевую ставку, укрепление рубля и так далее. Но главное: при инфляции чуть больше 3% иметь ключевую ставку 8,5% – ну извините, как это понимать? Объяснить это экономически невозможно. Объяснить это можно только одним – те люди, которые проворачивают операции с зарубежной валютой, просто получают с этого богатые барыши.

Моя концепция такова: должны быть сильные оппозиционные партии, но компрадорам места не должно быть. Это должны быть патриотические партии, что у власти, что в оппозиции.

Там не может быть вопросов по поводу национальной обороны в той ситуации, в которой она есть. Если бы у нас была разрядка, если бы мы достигли своих геополитических целей, и на нас бы было прекращено давление, при этом, конечно, кто же будет тратить безумные деньги на вооружение. Но когда давление усиливается, а наш министр финансов – он же наш, да? – говорит: "Да не, ребята, на оборону тратить не надо".

Ю.П.: Студентам – то есть будущим финансистам.

М.Е.: То есть элите, это те люди, которые придут во власть через некоторое время, целое поколение воспитано на таких ценностях – зачем нам Украина, зачем нам Крым, зачем нам Сирия, то есть полное непонимание национальных интересов.

Ю.П.: Вот как вы думаете, политический сезон 2017-2018, он пройдет в спокойной обстановке? 

М.Е.: Я думаю, что все-таки да. Авторитет президента колоссален, и вот такими мелкими укусами ситуацию не раскачать. Но другое дело, что если стратегически мы не создадим стабильную политическую систему – в идеале из двух равновеликих партий, патриотических, включающих в себя конструктивных людей, способных сменять друг друга у власти, без ущерба для страны и для пользы людей – без  такой политической реформы стабильность в нашей стране мы не обеспечим. И малейшая ошибка может привести к тому, что дестабилизирующие силы вырвутся на свободу и придут к власти. Вот я бы хотел, чтобы все-таки партийная реформа свершилась.

Ю.П.: Спасибо вам огромное. Важный, предметный разговор. Я убежден, что невозможно дестабилизировать политическую ситуацию в стране этими деятелями, которые финансируются на Западе, с другой стороны, невозможно не замечать и второй проблематики – когда все больше вопросов возникает в отношении высокопоставленных чиновников, назовем их так - финансово-экономического блока правительства и Центрального банка страны. От этих людей также зависит принятие очень серьезных, я бы сказал, фундаментальных решений, вот с Силуановым - яркое тому подтверждение.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх