Кредитный бум может спровоцировать новый банковский кризис в России
Фото: chingyunsong/shutterstock.com
Экономика

Кредитный бум может спровоцировать новый банковский кризис в России

Розничный бум кредитования может обернуться проблемами для банков, которые в последний год усиленно загоняли население в «долговую яму». Между тем из-за отсутствия предпосылок для роста платежеспособности заемщиков такой подход с высокой вероятностью приведет к кризису в перспективе двух лет, предупреждают аналитики агентства "Эксперт РА".

Согласно расчетам экспертов, за минувший год объем задолженности физлиц перед банками вырос на 19%, динамика сегмента достигла пика с 2014 года. При этом реальные располагаемые денежные доходы населения стагнировали, увеличившись не более чем на 2%, и то по официальной версии Росстата, и предпосылок для дальнейшего роста платежеспособности нет.

Одновременно негативное влияние дополнительно окажет повышение НДС и цен на топливо, а также снижение курса рубля, что приведет к росту дефолтности в розничном сегменте в 2019 - 2020 гг., отмечают в агентстве.

Эту тему в программе «Пронько.Экономика» мы обсудили с заместителем директора по маркетингу Национального бюро кредитных историй (НБКИ) Владимиром Шикиным.

Юрий Пронько: Нас пугают аналитики агентства «Эксперт РА» или они все-таки дали объективную картину, что ситуация будет усугубляться, и этот кредитный бум приведет к тому, что в 2019 - 2020 годах может разразиться новый банковский кризис в России?

Владимир Шикин: Оценка агентства «Эксперта РА», безусловно, заслуживает внимания. Как и любой прогноз, это вопрос дискуссионный. Все зависит от того, какие мы учитываем параметры на данный момент. Например, в пользу того, что этот прогноз не столь страшен, я бы отметил отличие от 2014 года в розничном кредитовании.

До 2014 года у нас был бум в необеспеченном розничном кредитовании. Кредитные карты раздавались на каждый утюг. Сейчас структура роста розничного кредитования немного другая. У нас развивается в большей степени ипотечное кредитование, автокредитование, то есть залоговое, по которым риски принципиально другие.

Если на конец 2014 года в структуре задолженности россиян на залоговое кредитование приходилось не более 40%, то теперь это уже более 50%. Соответственно, принципиально другие риски.

ШикинВладимир Шикин. Фото: Телеканал "Царьград"

Второй момент. Снижение ставок по кредитам. Это снижение очень хорошо заметно в ипотеке. То же самое происходит и в розничном необеспеченном кредитовании. Что такое снижение ставки? Это снижение автоматическое текущей долговой нагрузки. Той самой пресловутой закредитованности - отношение платежей по кредитам к ежемесячному доходу.

Ю.П. Это была бы идеальная ситуация, когда снижаются процентные ставки по кредитным ресурсам, неважно, потребительским либо длинным. Мультипликативный эффект здесь есть, но при условии, что происходит рост доходов и экономики.

В.Ш. Даже на фоне стагнации реальных доходов, то есть их роста на 2%, текущая долговая нагрузка по заемщикам с действующими обязательствами, она, по нашим данным, снижается. Прежде всего, она снижается в сегменте заемщиков с высокими и выше средних доходами. То есть тех пользователей длинных ипотечных кредитов, кому это доступно.

Рублёвое дно: ЦБ издевается над национальной валютой и экономикой

А в сегменте заемщиков, которые получают обычно короткие деньги, большие кредиты, там ситуация не такая хорошая. Там есть опасения. И действительно, коллеги из «Эксперта РА» правильно говорят о том, что набранные сейчас высокими темпами кредиты, вполне возможно, через некоторое время будут амортизироваться, просрочка будет вызревать, и мы можем столкнуться с ухудшением ситуации.

Хотя в принципе сейчас мы видим, как банки выдают кредиты, микрофинансовые организации. Достаточно много отклонений в заявках, отказов.

Ю.П. То есть охлаждение рынка происходит?

В.Ш. Наоборот, нагревание рынка, приходит больше заемщиков, и позитивный эффект от снижения ставок заключается в том, что пошли заемщики хорошего качества. Они были не готовы брать ипотеку под 15%, потому что у них острой необходимости нет, а под 10% они приходят. И у банков, у кредиторов появляется возможность выбирать. Мы видим, что среднее кредитное качество, то есть некий прогнозный показатель того, как будет вести себя этот заемщик в будущем, улучшается.

Ю.П. Тем не менее на Неглинной обеспокоены этим кредитным бумом.

В.Ш. Правильная обеспокоенность. Потому что, еще раз подчеркну, у нас есть заемщики и хорошего качества, которые берут длинные большие кредиты. Есть большой сегмент заемщиков, у которых текущая долговая нагрузка на уровне 30 и выше процентов. Это зона риска. В нее попадает порядка 16% заемщиков с действующими обязательствами. Это те, кто сейчас сталкивается со сложностями при обслуживании своих долговых обязательств.

Деньги в долгФото: www.globallookpress.com

Ю.П. Насколько актуальной является проблема, когда соотечественники гасят ранее открытые кредитные линии вновь приобретаемыми кредитными ресурсами?

В.Ш. Это гиперпроблема, на которую, в том числе, обращает внимание ЦБ, и мы, как инфраструктурный институт, говорим банкам о том, что здесь по заемщикам с действующими обязательствами надо проводить отдельно риск-политику, учитывающую, прежде всего, текущую долговую нагрузку. Человек может получать новый кредит для погашения старого, когда новый кредит по лучшим условиям. Допустим, три года назад он взял по одной ставке, сейчас берет по более низкой для того, чтобы снизить свою долговую нагрузку. Но если он испытывает сложности и со старым кредитом, ему надо не кредит давать на погашение старого, а проводить процедуры банкротства.

В дороги «закатают» 7 трлн рублей: разворуют или построят?

Ю.П. Ныне существующее законодательство позволяет человеку выйти из такой патовой ситуации?

В.Ш. Теоретически да. У нас в стране действует на законодательном уровне институт банкротства физических лиц. К его услугам прибегло уже несколько десятков тысяч человек. Но эта процедура пока достаточно сложная. Я бы сказал, что в большей степени действуют процессы прямого взаимодействия кредиторов с проблемными заемщиками.

Тут можно сказать еще о том, что у нас развивается институт коллекторства, то есть профессиональных взыскателей, они попали под юрисдикцию, под наблюдение Федеральной службы судебных приставов. Это хоть какое-то, но государственное наблюдение, это стандарты.

Ю.П. То есть это уже не бандиты, как было в недавнем прошлом?

В.Ш. Совершенно верно. Это уже какие-то легитимные действия, более-менее нормальные. И в этом плане движение есть. Нам хотелось бы, чтобы оно было более быстрым и более тщательно проводились кредиторами  риск-процедуры. Но что есть, то есть.

Коллекторы 

Фото: igorstevanovic/shutterstock.com

Ю.П. Люди сейчас, которые попали в затруднительное положение, пытаются решить свою проблему, договорившись с банком реструктурировать долги, или, я слышал неоднократно странное для меня мнение, что можно и не платить по кредитам? Я даже изучал социологические заключения, которые демонстрируют, что наши с вами соотечественники, часть, абсолютно искренне считают, что можно и не платить.

В.Ш. Я знаком с этим исследованием социологическим, его проводило агентство НАФИ, и какая-то часть, к нашему счастью небольшая, действительно считает, что в случае каких-то затруднений по кредиту можно не платить. Здесь задача, наверное, всего общества - и регуляторов, и самих кредиторов, и средств массовой информации, и нам как инфраструктуре - доводить до сведения, что кредит — это финансовое обязательство, и он будет взыскан в любом случае.

Ю.П. Процедура банкротства позволяет человеку избавиться от долга?

В.Ш. Нет. Она позволяет урегулировать взаимоотношения с кредитором.

Ю.П. Но не простить. Никто благотворительностью не занимается. Существует в обществе еще такое мнение, что банкиры навязывают кредиты, это они несут ответственность за то, что мы не можем погасить.

В.Ш. Да. Но основная доля обращений граждан, которая идет в НБКИ, - почему мне не дали кредит. Они смотрят на свою кредитную историю, видят, что два года назад были просроченные платежи или незакрытая кредитная карта действует, о которой человек забыл. Он не пользуется ей. И в принципе, там задолженности никакой нет. Но она у него открытая, лимит на нее открыт. И, по мнению будущего кредитора, этот человек в любой момент может этим лимитом воспользоваться, соответственно, текущая долговая нагрузка будет принципиально другая.

Перед походом за ипотекой, за автокредитом, за большим кредитом посмотрите кредитную историю и уже с чистой совестью, понимая, как вы выглядите в глазах банка, идите за кредитом.

Ю.П. Объясните мне, почему российские старики стали такими любимыми клиентами отечественных банков?

Ипотека

Фото: www.globallookpress.com

В.Ш. Дело не в том, что российские старики стали любимчиками. Доля заемщиков пенсионного возраста в структуре заемщиков на уровне статистической погрешности выросла ненамного. Я бы немного с другой стороны посмотрел, проблема в том, что на фоне того, что банкам есть из кого выбирать, они выбирают хорошего кредитного качества заемщиков.

Они совершенно забывают аудиторию молодых заемщиков. Там доля падает, и она очень маленькая. А это люди, которые начинают жить, которым кредиты нужны. Но им отказывают в кредите, они, соответственно, не могут съехать от родителей, снять жилье, получить работу или что-то себе приобрести, тот же автомобиль. И они идут за крайне высокими ставками в МФО.

Ю.П. Сколько на сегодняшний день российские граждане должны банкам?

В.Ш. 13 триллионов рублей.

Ю.П. Серьезная сумма.

В.Ш. Это длинная дискуссия, закредитованы россияне или недокредитованы. По мнению Гарегина Тосуняна, руководителя Ассоциации российских банков, наоборот, есть недокредитованность. И это действительно так.

Если мы разделим остаток долга российских заемщиков к их годовому доходу, мы получим цифру примерно в 50-60%. В то время как в странах с развитым кредитованием эта цифра превышает 100%. Прежде всего, за счет длинных кредитов.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Греф «выбросил на улицу» 11 тысяч сотрудников Сбербанка, потеряв в Турции $1 млрд Удар по нашим технологиям: Чем ещё опасен рост НДС Афера "Открытия": В краже триллионов никто не виноват?
Загрузка...
Загрузка...