Космонавт Елена Серова о звёздном хобби и своей работе на МКС

  • Космонавт Елена Серова о звёздном хобби и своей работе на МКС

В День космонавтики Герой России, лётчик-космонавт Елена Серова поздравила всех с праздником и рассказала о своих впечатлениях от экспедиции на МКС. На борту орбитального дома она провела 167 суток

Лётчик-космонавт, Герой России Елена Серова — ныне депутат Государственной думы. В День космонавтики в интервью "Царьграду" она поделилась своими впечатлениями от экспедиции на МКС, где за 167 суток — с 25 сентября 2014-го по 12 марта 2015 года — успела провести более 60 научных экспериментов. 

"Царьград"Скажите, Россия, на ваш взгляд, всё ещё остаётся великой космической державой?

Поздравление Героя России Елены Серовой с Днем космонавтики

Елена Серова: Мы по-прежнему лидеры в космосе и никто нас не догонит, это абсолютно точно. Я хотела бы поклониться тем специалистам и инженерам, которые в лихие 90-е, когда загибались наши отрасли, не сдались. Я знаю совершенно точно, что многие даже в условиях невыплаты заработной платы не бросили свою работу, не уехали за границу. Они понимали, что именно на их плечах держится вся наша космонавтика. Я знаю, что многие из них сутки дежурили, а потом шли разгружать вагоны или работали в котельных. Я с этими людьми знакома лично. Низкий поклон. Потому что благодаря им мы остаёмся великой державой.

В конце 90-х наша станция "Мир" отработала свой ресурс, и необходимо было запускать проект МКС. Без нас американцы его не смогли бы запустить. Как вы думаете, почему? Деньги у них были. Но у нас были специалисты, которые смогли реализовать, воплотить всё это в жизнь. И во многом эта станция летает благодаря нашим специалистам, нашим рабочим. На них лежит основная функция. Ведь это всё необходимо сконструировать, разработать, создать. Вот уже семь лет мы остаёмся единственной страной, которая осуществляет пилотируемые запуски к космической международной станции. И пилотируемая космонавтика — это очень серьёзно. Одно дело, когда вы отправляете грузовые корабли в космос, а другое — создать полноценный функционирующий пилотируемый корабль, где должны быть соответствующие системы, обеспечивающие жизнь космонавтов. Я могу сказать, что корабль "Союз" — это не тот "Союз", который был ещё в самом начале его создания. Это уже совершенно другая начинка. Хотя вроде бы кажется, что выглядит всё так же. Но очень многое изменено. Я могу сказать только одно: всё держится на наших людях. И им нижайший поклон. Благодаря им мы будем всегда оставаться лидирующей космической державой. 

Ц.Тяжело быть женщиной-космонавтом? 

Юлия Мишкинене: Почему космос русский

Е.С.: Я вообще не приемлю тематику женской особенности. Не бывает женщин-космонавтов, мужчин-космонавтов. Существует специалист высокого качества. Мы, женщины, конечно, можем брать массовостью, но нам нужна не массовость, а качество. Ни в коем разе не хочу обидеть наших западных партнёров. Я знаю, у них есть прекрасные специалисты, очень много женщин. Но могу сказать: не каждый мужчина у нас проходит в отряд космонавтов. Последнее время остро поднимают вопрос: как же так, женщин опять не взяли. Но поймите, не должно быть прихода в отрасль не специалистов. Необходимо пройти серьёзный путь. Как приходят в отряд космонавтов? Либо с предприятия космического направления, как я — из ракетно-космической корпорации "Энергия". Я там проработала определённый период времени. При мне происходило затопление станции "Мир", которая уже полностью отработала свой ресурс. При мне выводили новые модули станции МКС. То есть я была специалистом широкого профиля, я знала все системы корабля "Союз-Прогресс". Я была специалистом по этим системам. Может быть ещё одно направление — прийти, уже будучи лётчиком-профессионалом. У нас есть даже боевые лётчики, которые стали космонавтами. 

Ц.: Какими данными необходимо обладать, чтобы попасть в отряд космонавтов?

Е.С.: Мало быть просто специалистом-профессионалом, необходимо обладать физическими качествами. Самое критичное — это рост. Сидя в ложементе, мы находимся в позе эмбриона, и должен ещё оставаться небольшой запас пространства в районе головы, потому что в космосе люди могут вырасти. Это всё серьёзно. Плюс определённые медицинские параметры. Ведь космонавты должны обладать соответствующей вестибулярной системой, и она не должна быть очень хорошей, наоборот. Есть такое заблуждение у людей. Я свой вестибулярный аппарат раскачала на качелях и каруселях. Да-да, я маленькая была, мы жили в военном городке, и одно-единственное развлечение у детей были вот эти лодочки и карусели. А ведь это фактически происходила маленькая тренировка. Мне это очень пригодилось. Ведь канатоходцу с чувствительным вестибулярным аппаратом будет очень тяжело находиться в космосе. Там всё работает по-другому. Мы же летаем, и нет понятия верх и низ, совершенно другая система координат. Ты перемещаешься по-другому. Человеку с чувствительным вестибулярным аппаратом очень тяжело там находиться. Фактически эффект укачивания на море. Нужно переносить перегрузки на центрифуге до 8 единиц. Для чего это нужно? Такие перегрузки возможны при штатно-нештатном спуске. Когда спускаемый аппарат может свалиться в баллистический спуск. Аппарат закручивается 12 градусов в секунду вокруг определённой оси, и ты летишь, как пуля, для того чтобы прийти в заданный район посадки.

Елена Серова в cвоём кабинете в Государственной думе. Фото: Телеканал "Царьград"

Ц.Что вы чувствовали при перегрузках?

Е.С.: Ощущения очень интересные. Может быть, вы видели, как проходят эти тренировки. Космонавты как будто улыбаются. На самом деле они не улыбаются, под этими перегрузками тебя просто прибивает настолько, вжимает в ложемент кресла, что ты чувствуешь, как будто тебе наложили тонну веса. Многие не выдерживают. Многие теряют сознание. И я знаю точно совершенно, что и бывалые лётчики не проходили эту центрифугу. Поэтому представьте себе, каким комплексом качеств надо обладать. Помимо всего прочего, нужна и физическая подготовка, физические данные. Это необходимо для выполнения определённых задач. Например, для выхода в открытый космос. Надо быть очень-очень сильным, необходимо обладать сильными руками. Потому что всё там происходит фактически на руках. Ты выполняешь эту работу, а работа происходит очень длительный период времени, до восьми часов — столько длится выход в открытый космос. И это серьёзнейшая нагрузка. Она зачастую не всем мужчинам под силу. Опять же, в дополнение, я начала с того, что у нас нет женских/мужских программ. Мы работаем все по единой программе. То есть это нормальная здоровая конкуренция. 

Ц.Что необычного на орбите вам довелось делать? Цветы там можно выращивать?

Е.С.: Это был мой личный эксперимент. Я выращивала яблоньку. Нам приходят свежие продукты — яблоки, помидоры, лук, чеснок, апельсины, мандарины, грейпфруты — вроде ничего не упустила. Я просто съела зелёное яблоко, и остался огрызок с семечками. Я подумала, почему бы не попробовать. Я взяла обычную марлевую салфеточку из гигиенического набора в пакетике. Поместила туда эти зёрнышки, добавила воды — и на прищепку на иллюминатор. Солнышко же светит 16 раз за сутки. Там с теплом всё в порядке. В итоге сначала появился корешок, потом проклюнулся листик. И дальше уже скорлупка скинута была, одна семечка не выжила, вторая выжила. Но когда уже скорлупка была скинута, нужна была какая-то питательная среда. Питательной среды у меня не было. Можно было втихую взять агар-агар, но у нас это очень сильно не приветствуется, я не могла это сделать. Листик, конечно, не выжил, вернуть на Землю его не получилось. Мне кажется, что для биологов это был бы очень ценный экземпляр. Я к чему всё это говорю — к тому, что и в космосе очень активно продолжает развиваться жизнь.

Ц.: Наверное, самое большое хобби у космонавтов на орбите — это фотографировать различные виды. Какие виды вас впечатлили?

Президент Владимир Путин назвал сроки освоения Луны

Е.С.: Многие космонавты являются очень хорошими фотографами. Даже не многие, а все. Сначала начинаешь фотографировать облака. Облака с высоты орбиты совершенно другие, нежели мы здесь с вами видим снизу. И даже то, что мы видим с самолёта, — это не то. А вот именно из космоса они постоянно разные. Неописуемо красивые! Ты можешь их долго-долго фотографировать, и кадр никогда не повторится. То же самое могу сказать про нашу Землю. Пролетая каждый раз над одной и той же точкой Земли, ты постоянно видишь, что вроде бы местность та же самая, одинаковая, а пейзажи сменяются. Это настолько красиво! Сергей Константинович Крикалев, наш космонавт, провёл фотовыставку 3D, называется "Живопись Творца". Это потрясающе. Что ещё на меня произвело впечатление. Есть место в Африке, называется "Око Сахары". Оно нереально красивое. До сих пор учёные не могут объяснить, что это. Либо это был какой-то древний вулкан, либо прилетел астероид и на Землю упал. Но масштабы впечатляют. Оно действительно в виде зрачка. А вот пирамид невооружённым глазом из космоса не видно. Их можно запечатлеть, только зная, где они находятся. Видим Африку, видим реку Нил, вокруг неё такой зелёный треугольник растительности, дальше он снижается по ходу Нила. Зная прицельно точку, где они находятся, ты фотографируешь, потом делаешь хорошее масштабное приближение — и вот они, пожалуйста, пирамиды.
Когда мы проходим над ночной частью Земли, мы видим, как города светятся паутинками либо звёздочками — огоньками необыкновенными. Очень хорошо видно берега вокруг морей, океанов. Где в основном эти города? Вокруг морей. Потрясающее зрелище. А иной раз видишь, как дорога соединяет два города. Например, Москву и Петербург.

Елена Серова. Фото: www.globallookpress.com

Ц.: Когда вы попали на борт первый раз, наверное, первое, что вы сделали, — это бросились к иллюминатору?

Е.С.: Нет. Первое, что мы сделали, — занялись кораблём. По прилёту очень много работы. Надо корабль законсервировать, как это называется правильно. То есть отключить определённые системы, проверить состояние других систем. Необходимо проложить воздуховоды. Атмосферу надо принудительно гонять вентиляторами. Достать срочные грузы с экспериментами, разместить в определённом месте на станции. Нужно себе быт организовать. То есть элементарно достать спальники, заправить в них простыню-вкладыш. Необходимо банально даже перекусить. Нам в этом отношении очень повезло. Мы прилетели ближе к выходным, фактически в выходные попали, и у нас была возможность отдохнуть. Потому что старт был ночной. И представьте себе, нагрузка колоссальная, мы не спали ночь. Прилетели. И началась перестройка организма. В космосе совершенно по-другому протекают процессы у нас в организме. Начнём с того, что все органы у нас внутри летают. Это здесь они притягиваются, а там-то всё летает. Сердце начинает работать по малому кругу кровообращения, организм избавляется от воды. То есть всё сердечно-сосудистое полностью перестраивается. Но тебе некогда перестраиваться, надо привыкать и как-то перемещаться. Надо выполнять работу. Поэтому первое, что мы сделали, — всю эту работу выполнили, поели и улетели спать.

Ц.: А как там можно спать? Пристёгиваться?

Е.С.: Спальные мешки мы крепим к стенке каюты, с вкладышами. Ты зависаешь и засыпаешь. Сначала это немножко непривычно, особенно когда ты летишь в первый раз, и появляются все эти ощущения. Но мы были настолько уставшие, что просто выключились. А вот утром, когда я проснулась первая, я заварила себе чай с молоком. Я себе делала очень хитро. У нас такого нет напитка, но... Я не буду рассказывать, как я это делала. И вот уже с этим чаем подлетела к иллюминатору. Конечно, это было фантастическое зрелище. 

Ц.: Поздравите своих коллег с Днём космонавтики? 

Е.С.: Я хотела бы поздравить всех, кто задействован в нашей космической отрасли, кто работает на космических предприятиях: специалистов, рабочих, учёных. Конечно же, инструкторов, которые занимаются подготовкой наших космонавтов. Медиков, которые обеспечивают наше здоровье, благодаря им мы покоряем космические вершины. Конечно, ребят, космонавтов. И, безусловно, Олега Артемьева и Антона Шкаплерова, которые сейчас несут свою вахту на борту Международной космической станции. С праздником!

Прощайте, разум и Россия: Украина покидает СНГ Русские: Монархисты или республиканцы?