сегодня: 23/10
Святой дня
Преподобный Амвросий Оптинский

Коллекторы: Взыскание долгов XXI века

Коллекторы: Взыскание долгов XXI века

К началу года задолженность населения России перед банками составила 10,637 триллиона рублей

Царьград поговорил с экономистом, экспертом по взысканию долгов Иваном Рыковым о новом законе о коллекторах и морально-этической стороне взыскания долгов.

Царьград: 28 июля в Ульяновске коллектор, совершивший поджог дома должника, был приговорен к 8 годам колонии. Владелец дома и его двухлетний сын получили ожоги. Человек, совершивший поджог, очевидно, не по зову собственного сердца это сделал. То есть кто-то это ему поручил. Микрофинансовая организация, перед которой у семьи был долг, поручила ему это сделать. Это второе. А третье, раз он это сделал - значит, в этих кругах считается, что чтобы "вышибить деньги" - любые средства хороши. Насколько это характерно? Насколько этот подход вообще в стране распространен?    

Иван Рыков: Здесь не подход в стране, это подход отдельных микрофинансовых организаций. Считается, конечно, сейчас, учитывая эти сюжеты, что микрофинансовая организация - это большое зло. Это те люди, которые, несмотря ни на что, пытаются всеми силами, всеми правдами и неправдами, не гнушаясь преступлениями, получить свои деньги. С одной стороны, это так. И мы видим в СМИ такие картины, от которых действительно холодеет сердце. С другой стороны, во всем мире микрофинансовые организации - это нормальное явление, нормальный бизнес. Они дают деньги тем, кто не смог их получить в банке. И тогда, собственно, когда они нужны.

Почему коллекторы действуют настолько жестко? Это особенно касается некоторых микрофинансовых организаций, руководство которых считает, что работают только страх и беспрецедентные меры по поддержанию имиджа, что кредит нельзя не отдать. И только эти меры способны как-то должников заставлять рассчитываться. Отчасти, конечно, это перегиб. С другой стороны, можно понять и микрофинансовую организацию. 

Царьград: В случае Ульяновска и чудовищного поджога дома - нельзя.

И.Р.: В данном случае нельзя. Я не говорю об этих преступлениях, это отдельная история. Преступление всегда достойно наказания. Но когда микрофинансовая организация себя жестко ведет, она тем самым хочет показать, что долги нужно возвращать. 

Царьград: Насколько эта техника характерна для страны? 

И.Р.: Это политика некоторых микрофинансовых организаций на фоне того, что правоохранительные органы не могут также показательно и жестко им ответить. 

Царьград: Представим, что дед взял в кредит 4 тысячи рублей на лекарства. Или выплатил 20 тысяч, остался должен 40. К началу 2016 года задолженность населения России перед банками составила 10 триллионов 637 миллиардов рублей. По данным Объединенного кредитного бюро, за прошлый год просроченная задолженность граждан России выросла почти в полтора раза. И львиная доля этой суммы - так называемые плохие долги с просрочкой более 90 дней, то есть те, по которым уже работают коллекторы. В "плохих" должниках сейчас числится примерно 4 миллиона российских семей. Статистика впечатляет, конечно. А процент микрофинансовых организаций каким-то образом регламентируется? 

И.Р.: Процент микрофинансовых организаций - абсолютно разный. 

Царьград: Есть какая-то планка? Или, в принципе, если я вам предложу взять деньги под миллион процентов, то у меня такие основания формально, юридически есть? 

И.Р.: Да, они есть. Очень часто бывают ставки от 30-40-50 процентов годовых до 700-800 процентов годовых, это 1-2 процента в день. В том числе такие.   

Царьград: А как можно избавиться от коллекторов? Можно ли воспользоваться процедурой банкротства, которая с некоторых пор стала доступна россиянам?

И.Р.: Процедурой банкротства здесь воспользоваться, по всей видимости, будет сложнее, потому что требуется минимальный долг 500 тысяч рублей, который далеко не всегда получают в микрофинансовых организациях. Можно и с меньшим долгом. Но там определенные сложности возникают. Избавиться получается, если долга фактически нет. Лучше, конечно же, обратиться к адвокатам, которые в этой ситуации могут на себя принять звонки от коллекторов, пообщаться с ними правильно. Можно написать заявление в правоохранительные органы.  

Царьград: А где "грань возможного" для коллекторов? 

И.Р.: "Грань возможного" для коллекторов до недавнего времени - это Уголовный кодекс. Теперь появились правила с вновь принятым законом о взыскании, где эти грани прописаны более четко и конкретно. 

Царьград: То есть уже есть совершенно регламентированные нормы работы коллекторов? 

И.Р.: Да, принят федеральный закон. Очень интересный закон. Например, сейчас для коллектора регламентированно не только сколько раз в день, в неделю и месяц он может звонить, писать, но даже то, что он должен говорить по телефону. Например, коллектор, когда звонит вам по телефону, теперь должен представиться в обязательном порядке.   

Царьград: Будет страшновато, если на той стороне трубки звучит "Дмитрий Ермилов на проводе" и "вы задолжали".

И.Р.: Получается, что, в соответствии с вновь принятым законом, за коллекторами устанавливается жесткий контроль. 

Царьград: А если коллектор будет звонить по старой схеме, несмотря на закон, с угрозами? Что делать?  

И.Р.: Человеку остается писать в полицию, писать в прокуратуру. В Центральном банке сейчас тоже работает служба защиты потребителей. Вернее, Служба защиты прав потребителей финансовых услуг. Сейчас существует множество таких организаций, куда стоит обращаться человеку.  

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх