сегодня: 24/09
Святой дня
Преподобные Сергий и Герман Валаамские

Коллар: Ле Пен могут избрать президентом

Коллар: Ле Пен могут избрать президентом

Эксклюзивное интервью Царьграда с депутатом Национального собрания, советником Марин Ле Пен Жильбером Колларом

Многие эксперты и политики прочат победу лидера "Национального фронта" Марин Ле Пен на президентских выборах во Франции. Согласно последним соцопросам, 24% граждан уже готовы отдать свой голос за консервативного кандидата, отстаивающего суверенитет государства. Подробнее о соцопросах Царьград писал ранее.

По предварительным данным, главным соперником станет ставленник глобалистов Эмманюэль Макрон, однако за последний месяц рейтинг повысил еще один кандидат - Жан-Люк Меланшон.

О шансах Ле Пен Царьград побеседовал с депутатом Национального собрания, советником Марин Ле Пен Жильбером Колларом. Это близкий соратник главы "Национального фронта" - когда-то, будучи адвокатом, он помогал Марин разбираться с юридическими вопросами, после чего официально вступил в партию. Коллар регулярно выступает на телепередачах, представляя интересы партии. Как и Ле Пен Коллар последовательно выступал за ужесточение миграционного режима, выход страны из Евросоюза и обретение суверенитета страны - экономического, правового и культурного.

Жильбер КолларФото: Дарья Платонова, телеканал "Царьград"

В интервью он выразил уверенность, что Марин Ле Пен может одержать победу - ее программа особенно убедительна на фоне жесточайшего миграционного и экономического кризиса во Франции, спровоцированного правительством социалистов и самим Макроном.

Мы в ситуации полного беспорядка

Дарья Платонова: Сегодня мы являемся свидетелями серьезного кризиса всей французской политической системы. В чем его причины, и почему леволиберальное правительство довело Францию до катастрофической ситуации?

Жильбер Коллар: Сегодняшний кризис - экзистенциальный или метафизический. У французов больше нет дома. У них нет четкой идентификации. Все это произошло из-за желания социалистов и республиканцев использовать "коммунитаризм", чтобы обеспечить себе голоса избирателей.

Во Франции мы наблюдаем противостояние уже на протяжении 15-20 лет. Это хорошее доказательство того, что правительство социалистов пожертвовало всем ради коммунитаристского электората и, как следствие, спровоцировали напряжение.

У нас никогда не было столько безработных как сегодня, у нас в стране никогда не было столько бедных, у нас никогда не было столько уничтоженных рабочих мест, у нас никогда не было столько несчастных бездомных на улицах, которым просто негде переночевать (жилье, которое можно было бы им предоставить, отдали мигрантам).

Сложилась ситуация абсолютного беспорядка. Франция - это страна, где сегодня протестуют против полиции, против порядка. Не так давно были протесты против полицейского насилия, где молодежь пела "Имел я эту Францию" ("Je nique la France, je bese la France").

Немыслимая ситуация, в которой не осталось никакого институционального уважения. Больше не уважают судей, больше не уважают полицию, больше не уважают политиков.

Мы в ситуации полного беспорядка, который обострился "благодаря" Николя Саркози, а так же Франсуа Олланду - человеку, который оказался не способен управлять страной, потому что у него вообще не оказалось политической воли. Страна сегодня оказалась в предреволюционной ситуации.

Корни беспорядка - в 1968 году

Дарья Платонова: Где исток этого кризиса? В мае 1968 года? Является ли это результатом того парадигмального "майского" сдвига?

Жильбер Коллар: Да. 1968-й возымел невероятный эффект на менталитет. В психоанализе это называется отцеубийством. Убийство отца - это символ уничтожения власти. Сейчас психологические опоры государственных институтов разрушены. Когда, например, говорят "запрещено запрещать!" - может произойти все, что угодно.

Сегодня, например, всем можно заключать браки - союзы мужчин с мужчинами, женщин с женщинами стали равноценными союзам мужчин и женщин. Это полностью переворачивает естественный порядок вещей. А недавно во Франции даже организовали летний лагерь, запрещенный для белых. И это не шутка!

Есть члены социалистической партии, которые назвали мэра Монпелье (Филиппа Сореля - прим.ред.) "старым дурным белым" (vieux mal blanc - прим.ред.). СМИ ведут хитрые игры в пользу этой системы, которая всех сбивает с толку. Во Франции больше не учат историю Франции. Среди языков на выбор теперь - турецкий, марокканский, алжирский, португальский.

Они (социалисты - прим.ред.) ищут способ "коммунитаризировать" всю страну целиком. Это государство беспорядка, корни которого лежат в 1968-м, когда были разрушены психологические основания общественной организации. И это разрушение только усилилось со временем.

Единственная страна в мире, где у нелегалов больше прав

Сегодня Франция - это разделенная страна, которой управляют люди, говорящие: "Как же хорошо жить вместе!" А все потому, что мы как раз больше не живем "вместе". Уже почти 20 лет люди продолжают задавать этот вопрос: "А как можно жить вместе?"

Все люди, которые въезжают в страну и нарушают ее законы, без документов, имеют какие-то права. У нас единственная страна в мире, которая сделала нелегальность источником права. Это невероятно, но это правда. Достаточно не иметь документов, чтобы получить бесплатную медицинскую помощь, чтобы получить субсидии, чтобы к тебе относились с нежностью. И это в то время, когда через каждые два дня как минимум один фермер кончает жизнь самоубийством. А есть фермеры, которые живут на 300 евро в месяц. Это объективная ситуация. Все, что я Вам рассказываю, Вы можете проверить.

Электоральная коррупция убила разницу между правыми и левыми

Дарья Платонова: Если раньше во французской политике было явное противостояние "правых" и "левых", то сегодня становится очевидным, что оно превратилось во что-то другое… Некоторые называют его разделением на "популистов" и "антипопулистов". Каков политический раскол современной Франции?

Жильбер Коллар: Правые во Франции, которые противостоят левым, разыгрывают комедию, потому что избрали их когда-то левые, попытавшись выстроить блокаду против "Национального фронта". Началась своего рода электоральная коррупция, которая и убила разницу между правыми и левыми.

Действительно разделение на правых и левых исчезло, потому что нет ни правых, ни левых. Есть мошеннические договоренности, чтобы обернуть выборы против нас ("Национального фронта" - прим.ред.). Система прогнила.

Делить на "популистов" и "антипопулистов" - дисквалифицировать собственный народ

Говорят, с одной стороны, есть популисты, с другой - те, кто ими не является. Но, прежде всего, такая терминология не совсем корректна, это оскорбление народа. Потому что это значит - видеть в народе популизм. Потому что народ не популист. Народ голосует. Якобы если народ голосует за "Национальный фронт" - то он популист, а если за крайне левого Меланшона - он не популист, за Амона - тоже не популист, да и за Фийона - не популист… Это один и тот же народ! Это значит, дисквалифицировать собственный народ, народ Франции. Который голосует за того, за кого хочет.

Макрон - это авантюрист

Дарья Платонова: Если смотреть на опросы, то по ним во второй тур выйдет глобалист Макрон и патриотка Ле Пен. Вообще, что такое "феномен Макрона", кто он, этот неожиданно появившийся на политической сцене персонаж с темным прошлым?

Жильбер Коллар: Макрон - это авантюрист, у которого нет идеи. Это машина-метла. Он хочет собрать всех и вся. Зачем? Это большой вопрос…

Но вопрос, который стоило бы задать в этих выборах: избиратели правых - те, кто за Фийона, кто голосовал за Саркози - на фоне Макрона, который был министром экономики при Олланде, который годами занимался разрушением экономики, который боролся с правыми - позволит ли этот народ вновь одурачить себя? Будет ли он голосовать за людей, чья конечная цель - уничтожить их?

Это хорошо прослеживается на судебной кампании, которая проводилась властью, г-м Макроном, против Фийона. Итак, позволит ли народ вновь себя обмануть? Вот вопрос, который следовало бы задать. Неужели люди не поняли, что долгое время система их обманывала?

Я полагаю, что поняли. И если я прав, Марин Ле Пен могут избрать президентом. Потому что этот электорат не будет голосовать за Макрона.

Электорат правых будет учитывать, что его обманывали левые

Дарья Платонова: В 2015 году на региональных выборах республиканцы объединились с левыми во втором туре для предотвращения победы "Национального фронта". На этих выборах будет ли схожее?

Жильбер Коллар: Нет. Это сработало в Ницце в 2015 году, это сработало в Северных регионах. Сработает ли это сегодня? Учитывая все, что произошло, все атаки левых против правых… Я думаю, что электорат правых будет учитывать, что его обманывали левые. Что они пытались сделать так, чтобы нас ("НФ" - прим.ред.) боялись, что они пытались нас демонизировать, чтобы забрать этот электорат.

Мы находимся в пространстве реальной пропаганды. Это видно в СМИ, газетах, в новостях полно репортажей против "Национального фронта". Есть даже фильм, который финансировали из государственных фондов. И после этого говорят о демократии!

Дарья Платонова: В то же время мы видим, что такие люди как Макрон и Фийон, люди системы, имеют проблемы с законом, реальные проблемы большого масштаба: хищение государственных средств, фаворитизм. В случае Марин Ле Пен, ее осудили за твит… Всего лишь за твит!

Жильбер Коллар: Меня тоже!

Ж.КолларФото: Дарья Платонова, телеканал "Царьград"

Это конец системы - мы пришли к точке, когда стены рушатся

Дарья Платонова: Если Фийона его прошлые ошибки действительно выбили из колеи предвыборной гонки, то тут вот какой вопрос: а почему Макрон вышел "сухим из воды". Почему система (судебная в том числе) столь селективна?

Жильбер Коллар: У Макрона действительно много темных дел: это и организация бизнес-форума в Лас-Вегасе (поручение организации бизнес-форума компании Havas без проведения конкурса - прим.ред.), и сокрытие реального дохода (для того, чтобы не платить налоги - прим.ред.). Помимо этого и использование в своей предвыборной кампании действующих депутатских помощников (в штабе Макрона работает Флориан Юмез, который на данный момент одновременно исполняет обязанности помощника депутата. Одновременная работа на двух должностях запрещена французским законом - прим.ред.). А правосудие даже не чешется!

Это конец системы - мы пришли к точке, когда стены рушатся. А система делает все, чтобы консолидироваться, чтобы удержаться. Представители этой системы боятся: если стена рухнет, вся их система, все их договоренности, все их уловки станут руинами - их разоблачат. И они действительно очень этого боятся, что если мы ("Национальный фронт" - прим.ред.) придем к власти, они потеряют машину по производству должностей, денег, наград, почестей.

Сегодня мы одни выступаем против коррумпированной системы. Невероятно, до какой степени эта лига настроена против нас.

Во французских медиа считается хорошим тоном обвинять Путина

Дарья Платонова: Во французских СМИ ведется мощная антироссийская пропаганда. Какова ее причина?

Жильбер Коллар: Прежде всего ее ведут неумные люди, которые встают в позу, и готовы ставить под сомнение реальность. Во французских медиа считается хорошим тоном обвинять Путина.

Единственный аргумент противников России следующий: Путин не уважает права человека. Хотя одновременно эти же СМИ хвалят Саудовскую Аравию… Это позволяет им занять удобную позу: "мы за права человека", и "мы не будем иметь связей с режимом человека, которые это нарушает". Вспомните Фиделя Кастро, которого осуждали за то же самое.

Во Франции целый медиа-театр. Быть против Путина используется на теледебатах как аналог "я - хороший, я против Путина". Почему? "ААА, он против прав человека!" Также и с отношением к Башару Асаду. "Я против Асада, чтобы получить Нобелевскую премию СМИ", - вот что в голове у французских журналистов… Никаких аргументов!

Программа Марин Ле Пен: самое важное

Дарья Платонова: Когда мы смотрим на программу Марин Ле Пен, то проявляется интересная черта: одновременное сосуществование левых ценностей в экономике и правых в политике…

Жильбер Коллар: Это доктрина, которая опирается на реальность. Думаю, Марин Ле Пен находится на уровне людей. Возможно, эту способность она приобрела в ходе болезненной оппозиции на протяжении долгого времени - способность воспринимать то, что в повседневной жизни причиняет людям боль. Сейчас можно воспользоваться - назовем это "программой левых", хотя на самом деле - объективной программой. По зарплатам, по условиям для работников. И в то же время в приоритете национальные интересы.

Дарья Платонова: Какие самые важные пункты в предвыборной программе Марин Ле Пен?

Жильбер Коллар: Их четыре. В первую очередь, мы хотим достичь финансового суверенитета: мы хотим использовать наши деньги так, как хотим, и в наших интересах. Не пользоваться валютой, которая подчинена финансовым интересам Европейского союза, который не более чем "банковский союз". Давно идет разговор о том, чтобы выйти из Евросоюза. Надо обрести финансовый суверенитет.

Мы также хотим обрести правовой суверенитет. Сейчас французский парламент не может принять закон, не согласовав его с Евросоюзом. Депутаты проводят время, привнося во французское законодательство нормы ЕС. Мы не можем принять законы, которые хотим.

Также мы хотим обрести судебный суверенитет. Например, вопрос хиджаба. Ношение хиджаба запрещено в некоторых местах. Соглашение об ассоциации имеет более высокий юридический уровень - и прежде чем принять закон, нужно пройти суд Европейского союза.

В итоге сегодня Франция - страна, у которой нет власти над своей валютой, над своими законами, своим правосудием, над своими границами…

Мы также хотим вернуть территориальный суверенитет. На это нам говорят: "Вы - меньшинство, вас мало, это изоляционизм"… Но Китай - что, он самоизолирован? Россия - самоизолирована? Любая страна с границами - самоизолирована? Нет, мы просто хотим иметь возможность закрыть двери собственного дома вечером. Ибо опасаемся, что чужие зайдут. Посмотрите, что происходит в Кале. Посмотрите на мигрантов, которые приезжают отовсюду.

А также нет экономического суверенитета. Потому что мы вынуждены принимать на работу тех работников, чей труд стоит дешевле. Конкуренция невероятная…

Итак, мы в стране, которая более не свободна. Нет ни экономического, ни территориального, ни правового, ни финансового суверенитета.

Нужно выходить из ЕС

Дарья Платонова: В Европе, если можно так сказать сегодня - расцвет новых, "популистских" в хорошем смысле слова сил... Как Вы считаете, возможно ли формирование новой Европы (альтернативной ЕС)?

Жильбер Коллар: Начнем с того, что Европа немецкая. Именно канцлер встречается с Трампом. Г-н Макрон как маленький мальчик в коротких штанишках бежит к мадам Меркель. Создается впечатление, что именно Меркель правит европейским пространством. Это необходимо прекратить. Если выйти из Евросоюза, то будет Европа наций. У каждой нации будет свое место. И экономику не будут диктовать интересы банков.

Машина Евросоюза убивает наших людей ради своих интересов. Нужно выходить из ЕС! Если нет - мы станем провинцией Германии.

Дарья Платонова: Если Марин Ле Пен не победит, готов ли народ к революции?

Жильбер Коллар: Думаю, если Марин не победит… Нет, я так не думаю. Потому что что-то происходит. Ситуация стремительно меняется. Как минимум у нас будет много депутатов (на парламентских выборах в июне 2015 года - прим.ред.)…

Материал Дарьи Платоновой

Перевод Софьи Метелкиной

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх