Кино-2018. Большие надежды и ещё большие разочарования
Фото: Lukas Gojda / Shutterstock.com
Культура

Кино-2018. Большие надежды и ещё большие разочарования

Обозреватель Царьграда Егор Холмогоров вспоминает как наиболее успешные, так и неудачные фильмы отечественного и мирового кинематографа, вышедшие в прокат в 2018 году

Для нашего кино год начался просто блистательно. Вышедший в последние дни 2017 года спортивно-исторический эпос «Движение вверх» набрал такую заоблачную кассу (2 миллиарда 833 миллиона рублей), что ни один конкурент так и не смог к нему приблизиться за весь год.

В январе-марте один за другим выходили отечественные фильмы, качество которых можно было оценить от «очень неплохо» до «великолепно». Их объединяли не только хорошее качество и тёплый приём у зрителя, но и определённые эстетические черты – отказ от социального расизма, обычно столь присущего нашим творцам, интонация живого человеческого тепла, уверенность в том, что если вместе взяться и помогать друг другу, то всё получится, та или иная форма поддержки национальных ценностей – от взаимопомощи, любви и семьи, до русскости и православия. Причём удавалось осуществить всё это и во вроде бы легкомысленной комедии «Я худею», и в гламурно-спортивном «Тренере», и в рассчитанном вроде бы на либеральную интеллигенцию «Довлатове».

Чемпионом этого процесса и российским фильмом года однозначно признаем «Лёд». И не только потому, что спортивная музыкальная мелодрама о любви и преодолении стала самым кассовым отечественным фильмом, вышедшим в прокат в 2018 году (1 миллиард 445 миллионов) и одним из самых успешных за новейшую историю российского производства, но и потому, что в ней отразился весь новый стиль. Сентиментальный, смешной, патриотичный, местами трагичный и героический, с великолепными клиповыми музыкальными номерами, включая гениального «Солдата». Если этот фильм и не был совершенством, то эмоционально он задевал подавляющее большинство зрителей – бери и работай в этом направлении.

ЛёдКадр из фильма "Лёд". Фото: vk.com

Но где-то в мае что-то сломалось. Буревестником стали невозможно вымученные и фальшивые «Танки» (что интересно – с той же Аглаей Тарасовой в главной роли, что и «Лёд»), в которых героический пафос технологического прорыва заменен был плоским сталинистским водевилем. Почему-то фильмам о Великой Отечественной войне вообще в этом году не везло. Вымученным эстетским артхаусом оказался «Собибор», в раскрутку которого государство вложило столько усилий. Ничье сердце не сокрушил неисторичный и нудный «Несокрушимый». Единственным удачным военным фильмом этого года был «Рубеж», но его создатели настолько эпично провалили рекламную кампанию, что в итоге зритель этой ленты попросту не заметил и оценить не смог.

Дело пошло так плохо, что не понравившееся мне летом «Лето» Серебренникова по итогам второй половины года кажется не таким уж плохим (по негамбургскому счету) – в нём, по крайней мере, есть художественное изящество, неплохая музыка, живые характеры. При этом другой фильм, на который сделала ставку либеральная общественность, – «История одного назначения» Авдотьи Смирновой так и осталась куском аисторической пропагандистской русофобии, сделанной кое-как.

Единственным лучом света в этой холодной воде оказалось разруганное в пух и прах критиками «Облепиховое лето», вышедший в ноябре малобюджетный фильм о двух замечательных русских писателях, погибших в начале 1970-х, драматурге Александре Вампилове и поэте Николае Рубцове. Фильм получился очень простой, местами даже топорный, но удивительно теплый. Это своего рода анти-«Довлатов» – зарисовка жизни двух русских провинциалов, один из которых пишет стихи про свою горницу, а другому советуют написать на своей «Утиной охоте» «перевод с бурятского» и «двигаться по национальной линии», а он настаивает: «Я русский писатель». «Почему у них есть всё, но диссиденты при этом они, а не мы?» – задает в какой-то момент Рубцов. Этот вопрос, как выжить русскому не-диссиденту и не-прихлебателю в атмосфере нашего культурного процесса, так до сих пор и не решён.

В западном кино 2018 год оказался тоже не слишком обнадеживающим. Старое умирало, новое появлялось либо в виде чудовищных кадавров, либо как робкие ростки. Большинство российских опросов признают лучшим западным фильмом 2018 года «Три билборда на границе Эббинга, Миссури», однако для Америки это фильм 2017 года, в текущий год он переехал только в Европе.

А год 2018-й запомнился прежде всего смрадом кинотрупов, убитых всевозможными гей-феминистски-чернорасистски-митушными истериками. Главным жанром голливудской кинопродукции стал политкоррект-реализм, который если чем и отличается от советского соцреализма, то лишь в худшую сторону. Скончался без Кевина Спейси «Карточный домик». Разочаровали до предела «Фантастические твари», которые вместо развития оригинальной новой истории начали превращаться в «антифашистский» и расово диверсифицированный приквел к Гарри Поттеру. Появился какой-то невыносимо глупый жанр феминистских ремейков старых добрых фильмов, как чуть более чем унылые «8 подруг Оушен».

На этом фоне самым приличным и неполиткорректным фильмом оказалась… «Чёрная пантера» (кассовый лидер в США), где главным героем оказался традиционный монарх, защищающий свою высокоразвитую страну от потоков беженцев и борющийся с идеями чёрного расизма. Аналогичную роль в конце года сыграл ещё более откровенный «Аквамен» - возвращение  короля начиналось в нём со спасения русской подводной лодки, а фильм в целом получился патриархальный, традиционалистский, прохристианский и даже чуток гомофобный.

Актеры из фильма "Аквамен". Фото: www.globallookpress.com

Из политкорректного же мейнстрима выше прочих поднялись «Мстители. Война бесконечности» (кассовый лидер года в мире), закончившиеся поражением супергероев и всеобщим истреблением, что, кажется, и подкупило многих зрителей (увы, в будущем году придёт феминистская «Капитан Марвел» и всё исправит), и «Богемская расподия». Фильм о Фредди Меркьюри оказался классическим произведением гламурного политкоррект-реализма с невозможно фальшивыми сценами вроде той, когда жена Фредди – Мэри и его «бойфренд» Джим едва не взявшись за руки смотрят на его выступление (на самом деле Мэри терпеть не могла Джима и страдала от содомии своего мужа). Однако поскольку у «Квин» десятки миллионов поклонников во всем мире, то очередные записи любимых песен и история их появления вытянули фильм на одно из лидирующих мест в году.

"Мстители". Фото: www.globallookpress.com

Можно было просто умереть от стыда на «Щелкунчике» – и дело не только в темнокожем раскалывателе орехов, но и в разнузданной русофобской пропаганде, где источником угрозы выступает замок в роли храма Василия Блаженного, от которого маршируют мрачные жандармы эпохи Николая I, а «силы добра» представлены жуткими американскими клоунами и тётенькой с ковбойским хлыстом. Что либеральная демагогия может дойти до абсурда, признали даже западные критики, когда обнаружили, что, к примеру, «Робин Гуд. Начало» представляет собой, по сути, разнузданную игиловскую пропаганду терроризма. Однако травли ему досталось куда меньше, чем прекрасному ремейку классической «Жажды Смерти» с Брюсом Уиллисом, которой от американских леваков досталось по полной и за мнимый расизм, и за вполне явную пропаганду гражданской самообороны.

Зато большой популярностью пользуется драма-мюзикл «Звезда родилась» (ремейк фильма 1930-х) о пьющем кантри-музыканте, дающем старт карьере молодой яркой певицы-звезды. В ходе карьеры под влиянием продюсера девушка попсеет, мужчина ощущает, что мешает её карьере и… в итоге вешается, причём это жертвоприношение человека ради сатанинского молоха Карьеры подаётся создателями фильма едва ли не как благородный нравственный выбор. Характерно, что у нас эта история с сомнительной моралью осталась практически незамеченной – и поделом.

Не порадовало и фестивальное кино этого года. Возвращение Ларса фон Триера с «Домом, который построил Джек» получилось, откровенно говоря, банальным – ужасы и эстетства, много клюквенного сока вместо крови. И только на аттракционе с отрезанием лапок утенку многие возмутились – птичек, в отличие от человека, жалко. То, что главным европейским артхаусом года оказалась «Холодная война» Павла Павликовского, довольно унылая драма о жизни польских артистов в послевоенной Польше, с эффектными блондинками и страстными танцами, - говорит само за себя. Ничего лучше просто не оказалось.

Ларс фон Триер и Мэтт Диллон. Фото: www.globallookpress.com

В этих условиях зарубежный фильм года приходится назначать из своих субъективных ценностных предпочтений, не совпадающих ни с кассой, ни с мейнстримом. И я назову два фильма, один американский, другой европейский, которые именно в силу абсолютной неполиткорректности и того, что герои играют сами себя, стоят значительно выше «игрового кино» этого года.

В Европе это фильм «Ни судья, ни подсудимая» – докудрама о жизни брюссельской следовательницы Анн Грювэз (играет сама себя), работающей в самом центре бельгийской и европейской столицы, давно и прочно оккупированной мигрантами, в основном с Ближнего Востока, которые оправдывают «своей культурой» всё что угодно – избиение жен, грабежи, изнасилования, убийства детей из религиозного фанатизма. Ироничная и скептичная изящная следовательница противопоставляет им свой взгляд и твёрдую волю заставить этих людей вести себя по-человечески.

В Америке удивительно близок по интонации оказался фильм живого классика Клинта Иствуда «Поезд на Париж». История трёх американских военных, друзей детства, оказавшихся 21 августа 2015 г. в захваченном террористами-исламистами поезде на Париж и сумевшими остановить и разоружить террористов. Отличный фильм. Трогательный. Простой. Честный. Реалистический. Героический. Про один из немногих поступков американских солдат, которыми Америка может в последние десятилетия гордиться - с голыми руками разоружить игиловца с калашом и обоймами на 300 патронов.

Герои играют сами себя, и неплохо так играют, тоже подкупает. При этом фильм по-настоящему взбесил политкорректную американскую публику. Главный из героев - христианин и всё время молится. Он очень гордится своим оружием.

Мало того, в фильме звучит уважительное отношение к русским. Между американцами и немецким экскурсоводом происходит такой диалог:

- Это место, где Гитлер убил себя, когда русские были рядом.

- А я думал, Гитлер убил себя, когда рядом были американцы.

- Э-э-э, приятель, ты ошибся примерно на 700 километров, ваши учебники ошибаются. Они были на юге, а Гитлер был здесь со своей женой, это русские его настигли. Вы, американцы, не можете присвоить себе все победы над злом.

Не могут, но пытаются и снимают о своих вымышленных победах бесчисленные дорогущие фильмы. Правда, это самопрославление Америки всё больше выхолащивается унылой политкорректностью и зрителя по большей части не цепляет.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

"Движение вверх" не прекращается вопреки желанию "патриотов заграницы" Почему у Серебренникова не получилось «Лето» Кино с Холмогоровым: Апокалипсис мелкого добра
Загрузка...