Как осуждать Трампа и не выглядеть глупо?

  • Как осуждать Трампа и не выглядеть глупо?

Сексист, шовинист, расист, автократ. В чем еще обвиняют Дональда Трампа у него на родине

За последние несколько лет в адрес организаций и конкретных людей приходило много громких обвинений, деливших людей на два лагеря – тех, кто эти обвинения поддерживает, и тех, кто считает такие обвинения бредом. Так произошло и с сотрудником Европейского космического агентства Мэттом Тейлором, доведенным феминистками до слез из-за футболки с полуголыми женщинами, и с премией «Оскар», на которую не номинировали достаточное количество чернокожих актеров, и с Харви Вайнштейном, ставшим началом волны обвинений в харассменте.

Но есть одна политическая фигура, ставшая тренировочной грушей для упражнений по обвинению во всевозможных грехах. Речь идет о президенте США Дональде Трампе. Его цитаты в Twitter и высказывания на телевидении не только стали объектом лингвистических и политтехнологических исследований, но и привели к возмущенным текстовым взрывам в соцсетях, уличным протестам и многочисленным осуждениям со стороны людей, не имеющих никакого отношения к политике. В чем же все-таки можно обвинять Трампа, и какие обвинения показывают с негативной стороны самих обвинителей? 

Фото: www.globallookpress.com

Расизм

У студентов гуманитарных вузов изучение науки (в первую очередь, политологии, социологии) начинается с рассмотрения явления, которое в русскоязычной литературе назвали «искажением концептов». Этот термин был введен итальянским политологом Джованни Сартори в 1970 году. Под данным явлением ученый подразумевал растяжение понятий, размывание границ терминов, из-за чего начинается путаница в определениях, в трактовках, появляются разные слова, обозначающие одно и то же явление, или, наоборот, разные явления описываются одним словом.

Казалось бы, вся эта нудная методология необходима только ученым, чтобы грамотно писать статьи и критиковать медийных экспертов в интеллигентных беседах с коллегами. Однако в современном, тотально политизированном мире, в условиях, когда хэштэг в Instagram может стать началом нового общественного движения, многие люди все-таки решают разобраться в терминах. Причем проблему составляют не только раздражающие англицизмы-неологизмы (например, «эйджизм», «абьюз», «шэйминг»), но и слова, уже укоренившиеся в языке, такие как «сексизм» или «расизм».

Если первая группа слов выводит людей из себя самим фактом своего существования, то вторая группа раздражает тем, что используется повсюду, в самых разных ситуациях и по отношению к разным фактам, приводя к тому самому искажению концептов. Такое искажение наблюдается, когда речь заходит об обвинениях Трампа в расизме. Напомню, что расизм в самых общих понятиях представляет собой дискриминацию по расовому признаку. Даже такое максимально абстрактное определение, то есть готовое вместить в себя сразу большое количество явлений, размывается американским обществом еще больше.

Волна атак на Трампа за расистские наклонности началась еще во время предвыборной гонки, когда он заявил о намерении построить стену на границе с Мексикой. И тут сразу важно отметить - обоснованием такой идеи служило не пренебрежительное отношение к мексиканцам, просто из-за того, что они мексиканцы (тогда это и называлось бы дискриминацией по расовому признаку), а реальная проблема, существующая в США.

По числу нелегальных переходов американо-мексиканская граница является мировым лидером. По официальным данным, число перемещений нелегалов варьируется от 0,5 до 1,5 миллионов. Однако стремление к контролю над собственными границами американские СМИ и популярные артисты все же расценили как расизм.

Вот, например, главный редактор медиа-портала BuzzFeed публикует на своей странице в Twitter письмо сотрудникам новостного интернет-издания, где пишет, что это «абсолютно справедливо» - называть Трампа «лживым расистом».

Актриса Вупи Голдберг написала, что не считает всех голосующих за Трампа расистами, но при этом думает, что все расисты проголосовали бы за него.

При этом некоторые пользователи соцсетей никак не аргументируют свою позицию, а считают должным просто заявить о том, что они тоже считают Трампа расистом. Наглядный пример – твит кинопродюсера Майкла Сколника:

Или вот еще: писатель и сценарист Франк Лессер пишет, что доказательством расизма Трампа являются наши глаза и уши.

Кроме предложения построить стену, американскую общественность возмутила так называемая политика «нулевой терпимости» Минюста, которая привела к разлучению детей нелегальных мигрантов с их родителями.

Трамп позже подписал указ, запрещающий разлучать семьи нелегалов, но многие пользователи соцсетей успели все же высказаться против президента, да и после указа подобные заявления не прекратились. В потоке постов в Фэйсбуке либеральных журналистов и в инстаграмовских сториз топ-моделей особенно выделялась следующая фотография, которую в том числе выложил актер Рон Перлман. На фотографии якобы изображен мальчик из семьи мигрантов-нелегалов, заключенный в клетку. Актер, конечно, обвинил в этом Трампа и правительство.

Однако потом выяснилось, что фотография была сделана во время одного из протестов против политики Трампа. Люди в клетках были частью перформанса. На фотографии ниже видно, как этот самый мальчик бегает возле протестантов с плакатами на шее:

В защиту Трампа высказался редактор отдела политики Daily Mail Дэвид Мартоско. Он напомнил, что когда-то Барак Обама тоже высылал семьи нелегальных мигрантов, однако тогда это не привлекло внимания СМИ:

Да и Обаму, собственно, было бы необоснованно обвинять за это в расизме. Ужесточение миграционной политики сейчас идет во многих развитых странах. Италия закрыла свои порты для судов, спасающих беженцев, из-за чего в июне 2017 два судна не смогли пришвартоваться к берегам государства. Тоже расизм? Германия собиралась выслать мигрантов в Австрию, однако правительство Курца отказало в этом немецкому канцлеру. Может быть, это шовинизм? Одной из главных причин выхода Великобритании из ЕС было стремление к контролю над своими границами и миграционными потоками. Нацизм? Нет, потому что во всех вышеперечисленных примерах речь идет об ответе на возникшую проблему — о миграционной политике. Причем если в странах ЕС речь идет именно о беженцах, то есть о людях, спасающихся от бедствий в собственной стране, то в США мы имеем дело именно с нелегальными мигрантами.

Во время марша против разделения семей мигрантов в Нью-Йорке. Фото: www.globallookpress.com

Англоязычная статья в Википедии приводит множество статей, доказывающих, что преступников среди нелегальных мигрантов не больше, чем среди американцев. Там же указано, что, по данным Министерства внутренней безопасности, в тюрьме штата Аризона нелегалы составляют 40% от общего числа осужденных за похищение детей. Но вопрос ведь не в том, кого больше — преступников среди нелегальных мигрантов или среди граждан США, — а в том, что среди нелегалов есть значительное количество преступников, и это является веским основанием для улучшения контроля на границе.  

При этом стоит отметить, что Трамп действительно позволяет себе резкие высказывания, носящие расистский характер, за что его обвиняли в ООН. Но множество лингвистических исследований уже доказали, что риторике Трампа свойственна гиперболизация, и в данном случае речь уже идет о политтехнологиях, а не о личных убеждениях, и уж тем более не о характере политического курса.

Сексизм

Американский политолог В. Гэлли в своей работе «Сущностно конкурирующие концепции» описал особенности политических споров. Он заявил, что такие понятия, как «демократия» или «справедливость» могут иметь множество определений, которые при этом друг с другом «соревнуются». Это соревнование выражается в борьбе сторонников того или иного определения за господство именно своей точки зрения. Например, так может происходить борьба между либеральной политической партией и социалистической, так как каждая из них имеет свое видение справедливости.

Для наглядности Гэлли приводит пример. Представьте себе чемпионат, по правилам которого побеждает команда, обладающая лучшим стилем игры. При этом у каждой команды есть свои болельщики, и именно они, а не судья, решают, кто победил. Вдобавок нет конкретной временной точки, когда команда становится чемпионом. Такой чемпионат, по мнению Гэлли, будет характеризоваться бесконечными спорами о том, кто же является чемпионом.

В таком чемпионате участвуют и современные феминистки. Ведь на самом деле в мире уже существует множество феминистских движений, имеющих разные представления о гендерном равенстве. Поэтому, когда Трампа обвиняют в сексизме, не очень понятно, какой концепцией гендерного равенства руководствуются обвинители.

Совсем недавно общественность возмутил твит Трампа, где он назвал свою бывшую советницу Омаросу Маниголт-Ньюман собакой. Тут Трампа обвинили и в расизме и в сексизме, однако в своем твите американский президент никак напрямую не связал оскорбления в сторону Маниголт-Ньюман с ее полом или расовой принадлежностью. Кроме того, Трамп уже называл собакой других людей (белых мужчин, если это уж так важно) - музыканта Мака Миллера и бывшего советника Обамы Дэвида Аксельрода.

Многих также возмущают высказывания Трампа о привлекательности женщин. Вот, например, издательство Marie Claire в одной из статей приводит цитату Трампа:

Я думаю, что единственное отличие между мной и другими кандидатами состоит в том, что я более честный, а мои женщины более красивые.

Затем следует пометка автора статьи:

Женщины – это не собственность, Дональд. Они не принадлежат тебе.

К чему конкретно относится это замечание, непонятно. Если автора возмутило слово «мои», то тут нужно отметить, что в английском языке притяжательные местоимения по отношению к одушевленным существительным используются очень часто, а по отношению к членам семьи или просто людям, с которыми субъект речи находится в каких-либо человеческих отношениях, притяжательные местоимения используются почти всегда.

Некоторые обвиняют Трампа за сам факт того, что он позволяет себе оценивать красоту и сексуальность женщин. Эти возмущения показывают противоречия внутри феминистских движений, то есть ту самую оспариваемость некоторых понятий, о которой говорил В. Гэлли. Например, сейчас в Америке широко развито движение нью-эйдж феминизма, которое, в отличие от некоторых радикальных борцов за гендерное равенство, позволяет женщинам проявлять сексуальность в любой выбранной ими форме, что не запрещает оценивать эту сексуальность. Однако радикальные феминистки скажут вам, что проявления женственности в привычной нам форме приводят к объективации женщин и стимулируют дальнейшее развитие сексизма. Тогда радикальные феминистки могут обвинять Трампа в сексизме, но Трамп может с ними не соглашаться, имея другие представления о гендерном равенстве.

В чем действительно можно обвинять Трампа, так это в мерзких обсуждениях своих сексуальных связей, как это было в его разговоре с Билли Бушем. Но здесь дело не в сексизме, а в том, насколько человек позволяет себе раскрывать свою личную жизнь. Кроме того, Трамп потом извинился за свои слова.

Фото: www.globallookpress.com

Авторитарность

Америка, получившая неофициальное звание «оплота демократии», не может не считать авторитарность минусом любого государственного лидера. Исходя из такого тезиса, критики Трампа часто винят его в авторитарных наклонностях. Но аргументация их строится не на политических решениях президента, а на его высказываниях о Ким Чен Ыне, Эрдогане и Путине. То, что Трамп со свойственной ему противоречивостью говорит не только одобрительные, но и критические высказывания в адрес названных глав государств, никого не волнует. Однако это и является показателем того, что мы не можем до конца судить о реальных наклонностях Трампа, а можем только говорить об особенностях его риторики и способах завладеть вниманием общественности. На деле же эта авторитарность никак не проявляется.

Совсем недавно были утверждены санкции против некоторых сотрудников правительства Эрдогана. Встречи с Путиным и Ким Чен Ыном не закончились официальным заключением какого-либо союза, а по возращении в Вашингтон Трамп раскритиковал и одного, и другого лидера. Тем более, Трамп не запрещал оппозиционные СМИ или оппозиционные политические движения. Поэтому в данном случае мы вновь спотыкаемся о неоднозначные высказывания Трампа, но кто-то решает провести поверхностный анализ его наклонностей, а кто-то решает обратить свой взгляд на его политику и сделать выводы, основанные на политическом курсе, который продвигает Трамп. Ведь, в конце концов, мы говорим именно о конкретном политическом факторе.

«Все республиканцы такие же, как Трамп»

Обвинения в сторону Трампа часто распространяются на остальных членов республиканской партии. Чонси де Вега, политический обозреватель новостного сайта «Salon», написал в одной из своих статей:

… республиканцы идеологически не способны отделиться от Трампа, поскольку он является воплощением квинтэссенции всех ценностей, которые они представляют на протяжении 40 лет.

Еще одна показательная цитата противников Трампа, которые часто прибегают к искажениям и необоснованным экстраполяциям. Стоит, во-первых, сказать, что в рядах республиканцев есть критики политического курса Трампа, среди которых неоконсерваторы и либертарианцы, например. Во-вторых, не очень понятно, что такое «квинтэссенции всех ценностей, которые республиканцы представляют на протяжении 40 лет». За последние 40 лет республиканская партия успела очень сильно измениться. Статья на сайте The New York Times даже содержит сравнительную таблицу программы республиканцев в 1980 и в 2012 году. В таблице ясно показаны отдельные пункты программы, связанные с отношением к абортам, выборам, иммиграции, по которым члены господствующей сейчас партии кардинально изменили свою позицию.

В сухом остатке

Высказывания Дональда Трампа показывают, что он часто противоречит сам себе и выдвигает тезисы, которые ставят в тупик любого обывателя. Аналитические статьи лингвистов показывают с точки зрения политических технологий, зачем Трамп пользуется подобной риторикой и как это помогает ему привлекать электорат. Отталкиваться от твитов Трампа с целью повесить на него очередной ярлык не представляется разумным, потому что тогда мы должны будем признать, что подбираем высказывания, чтобы подтвердить свою точку зрения, отказываясь от тех заявлений американского президента, которые с нашими выводами не согласуются. Остается анализировать реальные действия Трампа, в первую очередь политические, как это делают эксперты и ученые, когда описывают исторических политических лидеров. Франко называли диктатором не потому, что он положительно высказывался о Салазаре (другом авторитарном лидере), а потому, что он подписал реальный договор с португальским премьер-министром, заключив с ним партнерские отношения. И это совсем не похоже на результаты переговоров Трампа с Ким Чен Ыном. Не говоря о различиях во внутренней политике между Трампом и реальным автократом Франко.

Получается, что, если уж кто-то хочет обвинять Трампа в сексизме, расизме, русофильстве или авторитарности и при этом заявлять реально аргументированную точку зрения, то следует четко разграничивать политические решения президента США и его неофициальные высказывания, имея при этом в виду особенности риторики Трампа, ее эксцентричность, не выливающуюся в реальные президентские указы.

Загрузка...

Ссылки по теме:

Путин снова виноват: на Трампа окрысились в США

Почему Трамп испугался своего же приглашения Путина в Вашингтон

Почему Европа взбунтовалась против США

Оставить комментарий

Кому война, а кому мать родна: Украинские политики, зарабатывающие в России Зачем Лукашенко либералы в правительстве
Новости партнёров