сегодня: 21/09
Святой дня
Рождество Пресвятой Богородицы

К "по"БЕДЕ человечества?

К поБЕДЕ человечества?

К своей 120-й годовщине мирное олимпийское движение рискует стать инструментом гибридной войны

Ровно 120 лет назад, 6 апреля 1896 года, на Мраморном стадионе в Афинах было провозглашено открытие первых Олимпийских игр современности. С тех пор от этой даты отсчитывается история современного олимпийского движения.

Открытие первых Олимпийских игр

Связанные с юбилеем положительные эмоции сильно отравлены небеспочвенными мнениями многих специалистов о том, что упомянутое движение в своем изначальном романтическом ореоле гармонизатора человеческого развития - уже в прошлом. И еще несколькими резонансными скандалами с сопутствующми оргвыводами и дифференциацией олимпийских держав на "чистых" и париев. Этого достанет для того, чтобы международный олимпизм уже и формально приказал долго жить. 

Главная беда заключается в том, что на геополитическом уровне мощные силы планомерно трудятся над воплощением в жизнь именно этого сценария. На кону стоит гораздо большее - само существование нынешнего миропорядка, базирующегося на доминировании интересов и ценностей обобщенного Запада. Раз сохранение статус-кво без войны, скорее всего, уже невозможно - получите ее пока в гибридной, гибкой разновидности.

И как раз в околоолимпийской сфере подобные устремления смыкаются с тем, что исповедует современный профессиональный спорт, для которого (в отличие от того, что записано в Олимпийской хартии) тоже хороши все средства для достижения победы. 

СПОРТ КОНЧИЛСЯ ВМЕСТЕ С РЕЗЕРВАМИ ОРГАНИЗМА

Всеми часто напоминаемый олимпийский девиз звучит как "Быстрее, выше, сильнее". Светлый, красивый девиз! Зовущий к покорению все новых вершин. Беда в том, что, по большому счету, вершин этих уже не осталось.

Будем честными: быстрее, чем за 9-10 секунд, человек стометровку пробежать не в состоянии. Сотые и тысячные доли секунды отгрызать от предыдущего рекорда можно сколько угодно, но реально звездного результата ни одна спортивная звезда тут уже не ухватит никогда. Не пробежать стометровку за 6 секунд человеческому существу с нормальной физиологией. А обилие признаний спринтерами в употреблении допингов говорит о том, что и сотые доли секунды даются не столько усилиями мышечных волокон, сколько усилиями мозгов фармакологов.

И прыгун в высоту на 4 метра не сиганет, даже если бы там висела... ну, пусть тоже звезда - из бриллианта размером с человеческую голову. И нынешние-то высоты под 2,5 метра - результат больше перемен в технике прыжка в конце 1960 годов, нежели реальной прыгучести спортсмена. Примерно как у прыгунов с шестом: поменялся материал, из которого делается сей спортивный снаряд - мгновенно рванули вверх результаты. Но только и тут они стоят практически на месте лет 30.

Итак, быстрее и выше не получается. Может быть, получается сильнее?

С позиций той же честности давайте признаем, что и штангисты топчутся вокруг одних и тех же килограммов, и реального рывка от них ожидать не приходится.

И так везде. Топчемся мы, человеческие существа, в конце дистанции наших возможностей во всех видах спорта.

Да, но как быть народам, нациям, государствам? Ведь им-то хочется гордиться успехами своих! "Мы победили!" - это вечная пропагандистская находка.

Поэтому большой спорт никогда не соответствовал заявленной цели олимпизма - "повсеместно поставить спорт на службу гармоничному развитию человека - с тем, чтобы способствовать созданию мирного общества, заботящегося о соблюдении человеческого достоинства". Нацеленный на победу прежде всего, он куда более соответствует не миру (в котором основа - сотрудничество), а войне. Да, на этой войне не стреляют, но это не меняет ее сути. Это лишь сублимирует ее суть.

Таким образом, спорт как сублиматор войны не стал ее заменою, а стал ее симуляцией.

Но в области пропаганды таковых не бывает: она сама по себе - гигантская симуляция. И потому спорт как важный элемент мировой пропагандистской симуляции сегодня стал уже симуляцией самого себя.

А теперь - внимание, вопрос: что будет со спортом в условиях реальной войны?

СПОРТ БОЛЬШЕ НЕ ЗАМЕНА ВОЙНЫ, ОН САМ УЖЕ ВОЙНА 

То, что война идет, - признают все внимательно наблюдающие за происходящими процессами люди. Нельзя даже сказать, что на ней не стреляют. Стреляют на Донбассе. Стреляют в Сирии. Стреляют в Карабахе.

Не стреляют пока друг в друга великие державы, отчего еще бытует иллюзия, будто на планете продолжается мир. Нет. Геополитическая война - нет, геополитическое состязание - между ними идет мощно и последовательно. Это противоборство назвали гибридным, но суть от этого не меняется: можно и "гибридными" методами наносить противнику не только болезненные удары, но и поражение.

И это означает, что цена этой войны достаточно велика, чтобы на ней были все средства хороши. Ну, разве что кроме "Ярсов" - до этого доводить страшно всем.

Олимпизм был задуман как некий наследник греческих Олимпийских игр: когда они идут, останавливаются все военные действия. Олимпизм, как он описывается в Хартии 2013 года, "представляет собой философию жизни, возвышающую и объединяющую в сбалансированное целое достоинства тела, воли и разума; олимпизм, соединяющий спорт с культурой и образованием, стремится к созданию образа жизни, основывающегося на радости от усилия, воспитательной ценности хорошего примера, социальной ответственности и на уважении к всеобщим основным этическим принципам".

Что от этого идеала осталось сегодня?

Сегодня спорт "возвышают" сплошными антикоррупционными скандалами, угрозами "не пустить", "отменить", "зачистить", "разоблачить", обвинениями в употреблении допинга (причем не отдельных спортсменов, а целых федераций и стран).

Спорт перестает быть симуляцией войны. Он становится инструментом войны.

Конечно, спорт - это еще не та война, где все средства хороши. Но когда он совмещается с войной большой, с войной геополитической - тут уже часто не до благородного следования благородным олимпийским принципам. И даже если сам спортсмен будет хотеть соблюдать красивые принципы "фэйр плэй", то над его личными желаниями сегодня довлеют куда более важные интересы. И пожелание "Не стремиться к победе любой ценой" заменяется требованием любой цены ради победы. Призыв "На спортивной площадке сохранять честь и благородство" - оговоркой "Если это не грозит поражением". А принцип "Главное - не победа, а участие ради преодоления собственных слабостей" давно сдан в утиль мирного времени. Прежнего мирного времени.

ПОВЕДЕНИЕ СПОРТИВНОЕ И НЕСПОРТИВНОЕ

Нет, спортсмены не перестали быть благородными людьми в условиях гибридной войны. Да, их соперничество стало злее, подчас подлее. Но во-первых, здесь и так никогда не омывали ноги сопернику слезами и не вытирали своими волосами. А во-вторых, наличествует определенный негласный кодекс взаимоуважительных отношений, которые всегда складываются между профессионалами. Даже на реальной, "стреляющей" войне.

Главная проблема не в спортсменах. Основная беда, разрушающая олимпийское движение, состоит в том, что на тропу войны вышли те, кто должен был бы, напротив, следить за чистотой "честной игры".

И примером тому стал изобретенный в какой-то из лабораторий гибридной войны скандал с мельдонием.

РАКЕТНОЕ ТОПЛИВО КАК РУССКИЙ ДОПИНГ

Нет, теоретически все верно в формулировках Международного олимпийского комитета о допинге и его запрете. Да, спортсмен не имеет права использовать препараты, запрещенные МОК и международными спортивными федерациями, ибо это, прежде всего, нечестно. Это незаслуженное преимущество перед соперниками, это победа с помощью мошенничества.

Но как можно продолжать рассуждать об этом, когда мошенническую победу "своим" присуждает Всемирная антидопинговая организация (WADA)? А поскольку половину бюджета WADA финансирует Международный олимпийский комитет, то, следственно, ответственность за мошенничество несет сам МОК...

Любопытно в WADA еще внутреннее устройство. Как свидетельствует Петр Лидов, эксперт по спортивной медицине, член Общественного совета при Министерстве спорта, в руководстве этой организации 17 человек американцев, 11 канадцев, под дюжину европейцев. А россиян - двое! И никакого влияния на решения организации они не оказывают.

В чем же мошенничество? А вот в чем.

На самом деле мельдоний - это не допинг. Никто не доказал, что его применение повышает спортивные показатели. В основе своей он - вообще ракетное топливо! Да-да, это средство - прямой потомок вещества под названием "несимметричный диметилгидразин", в просторечии именуемый гептилом: "Протоны" на нем летают, грузы на МКС возят.

Прекрасное ракетное топливо, но с двумя важными недостатками - ядовитое и нестойкое. То есть требующее утилизации и переработки. Каковая проблема и была успешно решена в 1976 году в СССР - из гептила родился мельдоний.

Дальше последовал еще ряд доработок, благодаря которым новый материал последовательно переходил стадии компонента при производстве полиамидных пластмасс, средства для стимулирования роста домашней птицы, лекарства для нормализации энергетического обмена в клетках при недостаточном снабжении их кислородом.

Кстати, эти полезные свойства мельдония были обнаружены (или привнесены, что одно и то же) после того, как он был запатентован в 1986 году в США.

НОРМАЛЬНОЕ ЛЕКАРСТВО

Нормальное, словом, лексредство, которое ежегодно потребляют миллионы людей, а на территории Российской Федерации мельдоний с 2012 года даже включен в Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов под кодом C01EB в качестве "других препаратов для лечения заболеваний сердца".

Можно согласиться: изначально странно применение этого средства спортсменами, которых нельзя заподозрить в том, что они устанавливают рекорды с заболеваниями сердца. Типа: принял валокординчика - и марафон выиграл. Но во-первых, мельдоний все же именно не допинг, а средство для реабилитации после нагрузок. А во-вторых, чуть ли не половина астматиков в западных командах по биатлону отчего-то великолепно проходит мимо внимания антидопинговых чиновников.

Вот в чиновниках, собственно, и дело. Всемирное антидопинговое агентство, которое добавило мельдоний к списку запрещенных препаратов в сентябре 2015 года, действовало, возможно, по праву, но крайне лукаво (мягко говоря).

Потому что, во-первых, препарат не прошел необходимых исследований и неизвестно, за сколько он выводится из организма. Таким образом, если он выводится за полгода, а ловить и наказывать за его применение спортсменов начали уже через 3 месяца, - это трудно назвать объективным подходом к делу.

Во-вторых, препарат далеко не всеми авторитетными институтами признан допингом. WADA выставило себя здесь не судьею, но экспертом. Который, однако, затем превратился судью - в собственном, как говорится, деле. Такой подход трудно назвать правовым.

Наконец, мельдоний, производимый в основном для российского и восточноевропейского рынков, запрещен, а его американские аналоги - нет.

ДЕЛО НЕ В СПОРТЕ. СПОРТ - ОРУДИЕ!

И все это происходит на фоне, когда против России развернута оголтелая кампания по обвинению всего российского спорта в сплошном допингопотреблении. И эта кампания постоянно и последовательно выводится на умозаключение, что Россию желательно не пускать на Олимпийские игры. Ибо таким, как русские, - не место в честном спорте!

"Сердечникам" не место в одном спорте с "астматиками"? Смех и грех, однако.

Без допинга в самом широком смысле этого термина - без фармацевтики, временно повышающей возможности человеческого организма, большой спорт уже не живет.

Это хорошо видно на примере тех же стометровщиков, которые поднимают свои "пределы человеческих возможностей" - Тайсон Гэй, лучший американский спринтер за последнее десятилетие и бывший чемпион мира, Асафа Пауэлл, бывший мировой рекордсмен из Ямайки, Шерон Симпсон из Ямайки же и так далее.

России не место в олимпийском движении? А что от него останется без одной из несущих опор мирового спорта вообще? 

И что мы видим в итоге?

А в итоге мы видим вот что. В мире бушует скрытая, но всеми ощущаемая война. Спорт как громадное всемирное шоу, вошедшее в каждый дом, становится частью этой войны. Как на любой войне, благородству здесь места нет, что бы ни грезили себе романтики, пусть даже уровня Пьера Кубертена.

Основными проводниками этой геополитической кампании становятся международные околоспортивные структуры, пребывающие под анклосаксонским менеджментом, которые и сводят некогда благородный и возвышенный глобальный проект к циничному обслуживанию интересов отдельных государств и их политических элит. Остается уповать на то, что внутри самого олимпийского движения еще есть силы, способные побороться за его сохранение, а лучше бы и радикальное оздоровление - во имя того самого гармоничного развития человечества с приоритетом духовного над материальным.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх